Николай Статкевич: «Лукашенко взял USD 150 млрд. у России»


Лукашенко уже получил от России 150 миллиардов долларов на создание Союзного государства и предлагал Путину навести порядок в Армении, об этом в в интервью Дмитрию Мицкевичу говорит Николай Статкевич лидер партии «Народная грамада».

Политик рассказывает чего добивается Лукашенко в конфликте с Пашиняном в ОДКБ, объясняет, почему по его американская база в Польше – это угроза для независимости Беларуси. В «Просвете» ранее мы показали интервью с отставными польским и американским генералами, которые отвечают на заявления Статкевича. Однако в нашей программе подполковник в отставке и бывший кандидат в президенты Николай Статкевич на эту тему еще не высказывался. Свою позицию политик объясняет в расширенной версии интервью.

Почему Беларусь сейчас, в принципе, как и в последнее время, занимается противодействием Армении в Организации договора о коллективной безопасности? Эти пассажи Лукашенко по поводу возможного назначения белорусских представителей на пост председателя организации почему так происходит?

Здесь не столько противодействие Армении, сколько просто получение хоть какого-то символического, но рычага влияния. Ведь в случае каких-то действий, которые Беларуси могут не понравиться со стороны России, которые она захочет освятить через ОДКБ, здесь появляется надежда на противодействие. Надежда эта, возможно, эфемерная, потому что каждый человек из той среды, которого Лукашенко пропихнул на эту должность, будет больше заботиться о собственных интересах. У него нет людей с идеалистическим компонентом, или настоящих патриотов, все в той или иной степени холуи. А холуя всегда очень легко перекупить. Поэтому в определенный момент, когда Россия будет прогнозировать противодействие Лукашенко, надо будет принять какое-то решение через ОДКБ, реализовать его против Беларуси, то белорусского представителя там просто купят.

По вашему мнению, какую роль играет ОДКБ в белорусской парадигме и в принципе?

Есть коллективные силы оперативного развертывания, которые можно применить на территории членов ОДКБ. В случае, например, каких-то беспорядков. По сути, инструмент агрессии.

Против кого?

Против членов ОДКБ. Например, Лукашенко – я имею такую информацию – обращался к Путину с призывом во время последних событий в Армении, в ходе протестов, которыми руководил Пашинян, применить там Коллективные силы оперативного реагирования (КСОР) против демонстрантов, навести порядок – вот вам пример.

Иногда это наведение порядка может начаться независимо от мнения официальных на данный момент властей страны. Там беспорядки, там все рушится, там мятеж, там деструктивные элементы – давайте поможем партнеру по ОДКБ.

Беларусь нарушает Устав ОДКБ, продавая вооружения Азербайджану

Вы думаете, у Лукашенко есть рычаги, чтобы повлиять на Путина и использовать эти силы?

В случае в Армении он просто выходил с предложением и надеялся, что Путин тоже напуган этими событиями. Это тоже был рычаг – выйти и предложить, чтобы тот сказал: «Ну вот, Беларусь вышла с предложением…».

При этом вы также утверждаете, что Лукашенко фактически является марионеткой Российской Федерации. Нет ли здесь противоречия?

Нет, абсолютно нет. Странный вопрос. Вы должны знать, что любая марионетка имеет обратную связь. Шут при короле – он влияет, все влияет. Степень влияния может быть разной. Но, как говорят – это придет потом.

Но если мы так рассматриваем ситуацию, мы видим, что этот шут в данный момент ведет свою игру. Мы видим визиты представителей Соединенных Штатов. Каким же образом это происходит?

Это никоим образом не мешает игре. Главное, у каждого шута есть люфт. Пусть поездит, в чем дело? Чему это мешает? Есть вещи основные, есть границы, которые ему перешагнуть не дадут. Он делает главное: он превратил формально независимую страну в филиал другой страны во всех сферах. Армия – филиал другой армии, спецслужбы реально отделение, экономика – филиал.

Не говоря о том, что происходит в культурной сфере. Вы белорусскоязычный, вы должны знать, что происходит с белорусским языком. А уже нюанс – разве будет плохо России, если Лукашенко выпросит все деньги у Америки? Платить же придется самим, так как у России денег мало. Поэтому только на пользу. Есть вещи для России здесь важные, и вещи, которые она тут продвигает, и противостоять которым Лукашенко не может. Это то, о чем я говорил – попытка сделать здесь филиал в любой сфере.

Простите, это действительно какой-то шут, он боится выступать по-белорусски. Он допускает, чтобы из восьми бесплатных телевизионных каналов пять ежедневно, ежеминутно полоскали мозги белорусам, понимая, что такое телевидение. Он первым это понял. Первое, что он забрал – независимое телевидение.

Вы, «Белсат», слава богу, компенсируете это. Он хоть на толику что-то когда-то здесь сделал? Когда он в последний раз выступал по-белорусски, три, четыре, пять лет назад? И это руководитель независимого государства?! Это шут!

Но в тот же момент российской военной базы в Беларуси нет.

Две!

Это не военные базы.

А что это?

Это российские военные объекты, которые базами не являются.

Вот вам пример. Сейчас на этом военном российском объекте в Вилейке размещается станция радиоэлектронного подавления «Самарканд». Это уже чисто военный объект. Это средство нападения в определенной степени, не только защиты. В электронной сфере тоже бывают атаки. Они пользуются экстерриториальностью этого объекта и размещают там уже свое средство защиты и нападения одновременно. Вот вам пример. Площадка есть, и ситуация с этим объектом меняется кардинально. Это уже не просто опасное для Запада средство передачи команд на борта российских ядерных подводных лодок. Это уже здесь, в этом регионе средство нападения. Вот так просто.

Российский «Самарканд» на белорусском пороге. Против кого?

Пока что мы не знаем характеристик этих «Самаркандов».

Думаю, эти характеристики таковы, что они на сотни километров будут в состоянии воздействовать на средства связи, электронной разведки, средства наведения ударных боеприпасов. Как раз в этой сфере Россия – лидер в мире. Возможно, она отстает в большинстве отраслей вооружения военной техники, но как раз в области радиоэлектронной борьбы Россия – лидер.

Пока что это только наши рассуждения. И тут одна очень интересная вещь: это все очень хорошо укладывается в российскую пропаганду, которая как раз и хочет показать Беларусь частью своей вотчины, не независимым игроком на международной арене, а своим стопроцентным вассалом. Вам не кажется, что вы иногда транслируют подобную позицию?

Моя задача – высказывать позицию с точки зрения белорусских национальных интересов. И я не буду обращать внимания, когда кто-то повторяет то же самое, возможно, с другими целями. Это опасность, созданная одним человеком. Он двадцать лет целенаправленно уничтожал здесь все, что могло бы защищать независимость. Он не шел только на какие-то формальные уступки, которые России не очень нужны. Неужели вы думаете, что если Россия захочет здесь поставить базу с танками, с БТРами, с солдатами, она не принудит к этому Лукашенко?

Но пока не поставили.

Потому что значит не так нужно. А если будет нужно, есть волшебные слова «мировые цены на нефть и газ». Что будет с экономикой? Что тут создано? Шут создал филиал. Это основное – все завязано на экономике, и он это понимает. Но если до этого дойдет, то сделать это проще некуда. Вы представляете, что будет с нашей экономикой при мировых ценах на нефть и на газ? Мы не только перестанем бензином спекулировать и соляркой, у нас вся химическая промышленность благодаря дешевым углеводородам. Она связана в технологические цепи с другими, от шин до тканей, различных пластиков. Наша экономика просто ляжет. Надо умудриться построить такую ​​экономику, которая настолько зависима от соседей и настолько зависима от дотаций и льгот. У любого шута есть канал влияния и канал маневра. Около трона короля шуты могут и такое сказануть, но это не отменяет одного – он зависит, он кормится с этой руки.

Иногда высказывают мнение, что лучше свой диктатор Лукашенко, чем приход Путина. Можете ли вы как-то высказаться в этой парадигме?

Могу. Я считаю, что Лукашенко – медленное, неумолимое сползание в Россию. Это неумолимый конец, к этому идет. Знаете, к чему мы сейчас пришли с такой позицией? Ее поделила зарегистрированная оппозиция. Явно-неявно поделила. Вопрос, почему поделила? Устали страшно, большинство руководителей ходят на разговоры с КГБ, подписки подавали встречаться. Я даже фамилии знаю.

А можете назвать?

Некоторые звучали, некоторые не звучали. Это отдельная тема, давайте не будем здесь сводить в сторону. Неумолимое сползание в Россию идет. Такого не было даже в самые плохие времена, когда мочили по БТ всегда Евросоюз.

Интеграция: 40-45% белорусов, 35% минимально, сейчас – менее 20%. Когда такое было, чтобы за интеграцию с Россией было 65%? И когда такое было, чтобы за президента союзного государства здесь было более 50%? А это уже плачевно.

Вот результат этого сползания. Если оппозиция в то время, когда у народа есть запрос на социальный протест, на альтернативу, если она ждет лидера, который выступит против Лукашенко, а оппозиция будет рассуждать так, как вы, мы уже докатились до того, что за интеграцию с Евросоюзом выступают 20 %, а 65% – за интеграцию с Россией. Мы просто потеряем страну, потому что единственная альтернатива, которая остается – это Путин.

Лукашенко – это неумолимое сползание в Россию. Он не может ничего сделать, потому что он по самым скромным оценкам, самым минимальным, в течение 20 лет взял в России на построение Союзного Государства 150 млрд долларов. Они ему заплатили, они считают, что уже купили это государство.

И когда он начинает рыпаться, они говорят: «Ты что, ты охренел, Саня?! Ответишь! Ты же взял деньги!»

Любой другой человек на его месте с такой же политикой, но от нуля, может стать в определенной степени стопором в этом сползании. Тот же Назарбаев делает то, что нужно. Почему? Потому что не брал 150 млрд. Этот же – уже нас продал. Этот гарант.

Теперь, когда мы представим ситуацию отстранения Лукашенко от власти, она создает риски быстрого вмешательства России, но она создает риски перелома ситуации, так как создает шансы, которых у нас просто нет. В конце концов, нужно быть просто ответственным, надо понимать, чтобы не было вмешательства, не нужно создавать внутренних конфликтов. Надо быть ответственным перед обществом, знать его настроения, предлагать ему компромиссы – то, что сейчас мы делаем. Народная Грамада на следующей неделе опубликует программу партии. Она компромиссная, направленная на консолидацию большинства.

Лучше Лукашенко в Минске, чем российские танки в Бресте

Ваше высказывание по поводу возможного размещения американской военной базы в Польше – это действительно похоже на тот мессидж, который продвигает Россия. Мол, NATO провоцирует Россию на ответные действия.

Действительно, так оно происходит. NATO, если оно в это войдет, – но это еще и не NATO. По сути это только польское правительство сделало такое предложение, и не известно, примут ли его. Скажу честно: я думаю, что скорее всего не примут. Найдут какой-то компромиссный вариант, выход из этой ситуации. Кстати, я как раз предлогал такой вариант. Мое предложение заключалось в том, что вместо того, чтобы размещать эту базу сейчас и провоцировать Россию – а то, что это будет провокация, – очевидно, так как российская политика телевизионная. Они ведут пропаганду в телевидении, они заложники этой пропаганды. В том числе и Путин – они будут вынуждены поддержать имидж «крутых мужиков», и будут вынуждены реагировать. Тогда действительно России понадобится база в Беларуси, и она будет. А если будет российская база не с несколькими сотнями специалистов пока на нашей территории, как говорят, в Ганцевичах и Вилейке, а с танками, солдатами, спецназом. Да и те же «Искандеры» там поставят, батальон охраны спецназа, а ротация, а еще спрятать батальон – это целая бригада. А бригады достаточно, чтобы сменить власть.

Поэтому не думаю, что это сделает мир безопаснее, и защитит независимость Польши. Ведь если здесь будет Россия, и если они по обе стороны границы, то, простите, любая провокация может перерасти в такую ​​катастрофу.

Мое предложение, которое позволяет сохранить лицо, было следующим. Вместо того, чтобы ставить сразу [базу], скажите, когда Россия поставит базу в Беларуси, тогда мы поставим этот форт. Тогда это была бы для нас и определенная гарантия независимости, и это, действительно, не создавало бы здесь провокаций. Я понимаю, поляки воспринимают это по-другому, а я белорусский политик, для меня Беларусь в центре. Я размышляю и смотрю на этот мир с точки зрения интересов моей страны.

Форт Трампа под белорусской границей, которая провоцирует на продвижение своей базы здесь – это против независимости и безопасности Беларуси. Поэтому я высказался, я предложил изменить последовательно действия. Для польских политиков это тоже выход из сложившейся ситуации. Вы представляете, в какой ситуации они окажутся, когда им просто откажут. Как военный могу сказать, танковых дивизий в Соединенных Штатах не так уж и много.

Американская военная база точно появится в Польше

Не выглядит ли эта база как ответ Польши на напичканную вооружениями Калининградскую область? От которой до Варшавы, до Гданьска – рукой подать.

С точки зрения национальных интересов Польши это, действительно, может выглядеть так. Я просто хочу напомнить из истории, что если Россия в Беларуси, то независимой Польши может не быть. Ведь если придет какое-то новое правительство, какую-то новую кнопку перезагрузки с новым российским президентом используют – и базу уберут. А потом снова еще один российский президент, а базы уже нет, а Россия уже в Бресте.

Только что перед этим вы сказали, что Россия сможет поставить здесь базу и так, если захочет. Зачем ей эта польская база формально, если Лукашенко все равно марионетка…

Она не захочет тогда, она будет вынуждена сделать это. Я уже говорил о том, что российская телевизионная политика, что российское руководство само создало какие-то телевизионные мифы, и является их заложником. Если российский телезритель увидит, что под белорусской границей размещается американская дивизия, то он смотрит на крутых мачо из Кремля и говорит им: «Что же вы, ребята, давайте, что-то делайте в ответ!» Тогда им понадобится эта база, и она будет.

То есть вы гипотетически рассматриваете возможность вовлечения Беларуси в вооруженный конфликт через Россию?

Да проблема не в этом. Я снова вам повторяю, что такое здесь российская база. Летом 1940 года Балтийским странам навязали советские базы. В один день с этих баз выехали советские танки, и все эти страны потеряли свои правительства, получили какие-то рабоче-крестьянские и вошли в состав Советского Союза. Они потеряли независимость. Второй пример – Крым. Там также база. База – это возможность аннексии, которая может реализоваться через год, через два, через три. Постоянно на нашей независимости нож у горла.

А зачем это России, если у России есть Лукашенко-марионетка? И надо будет вбрасывать так много денег, если это будет их регион, и вообще, их голос в ООН.

Да что же, Лукашенко нам назначен до скончания веков? Рано или поздно мы будем стремиться стать независимыми, и тогда эта база будет тем аргументом.

Украина начала ту политику, которая очень не понравилась России – Майдан, договор с ЕС толко лишь об ассоциации – и базу, кнопку включили. Но там речь шла о единственном полуострове, который был изолирован.

А у нас разница в размерах страны, и в том, что где-то эта база еще будет стоять. У нас не «Крым» заберут, у нас целую страну заберут.

Сюжет показали в программе «Проcвет» с Сергеем Пелесой:

Смотрите также
Комментарии