Николай Халезин: «Никто больше не должен погибнуть. Второе задание – дать власти коридор ухода»

Художественный руководитель Свободного театра Николай Халезин, специалист по вопросу международного сотрудничества и транзита власти, рассказал «Белсату», как он видит мирную передачу власти и кто должен быть в этом посредником.

Сейчас все с замиранием сердца наблюдаем за происходящим в Беларуси: фальсификация выборов, избиение людей, невероятный подъем национального самосознания. Но не надо забывать, что судьба нашей страны также зависит от того, что находится извне. Нужна ли нам помощь международных сил, чтобы переломить ту патовую ситуацию, которая сложилась сейчас?

Безусловно. В Европе транзит власти от авторитарных режимов в демократические всегда происходил, когда сохранялся баланс давления и изнутри, и снаружи. Иначе это не работало. Если страна не получила мирового внимания, то ты не победишь, ведь у властей всегда больше ресурсов, денег, оружия. Давление снаружи должно идти также сильно и динамично.

На сегодня был большой дисбаланс. Те штабы, которые существовали, не были подготовлены к такой работе, они были созданы для решения избирательных проблем. Но сейчас, по сути, ситуация войны. В этой ситуации уже не работают избирательные штабы, необходимо переструктурироваться. Появились новые элементы, которыми нужно управлять, включая внешнеполитическое направление.

Только три дня назад различные группы, занимающиеся внешнеполитическим направлением, объединили свои силы ради совместной работы. До этого были большие проблемы, вызванные прежде всего COVID-19, но и тем, что сейчас «время отпусков», поэтому нужных людей сейчас срочно отзывают из отпусков, чтобы те включались в процесс.

О ком вы говорите?

Это группы, которые в разное время работали над большими проектами по вопросу Беларуси. Например, в 2011 году мы добились введения санкций менее чем за месяц. Тогда нам очень быстро пошли навстречу и руководство ЕС, и руководство США. Отдельно хочу отметить Хиллари Клинтон, которая невероятно помогла в то время. Санкции позволили добиться скорого освобождения первого эшелона политзаключенных, а после и остальных. В эти группы входят политики, которые были и находятся у власти сейчас в США, Евросоюзе и Великобритании.

Над чем работают эти группы?

Они учитывают разные сценарии развития событий в Беларуси. Одна фаза – это когда на улице уничтожают людей через убийства и насилие. И другая, когда власти пытаются перевести протесты в вялотекущую болтовню. Заболтать всех, мол, у нас все в порядке, чтобы не получить санкции. Разные моменты требуют разных решений и под эти решения должны быть подобраны специальные люди, которые могут вести переговоры с властями, их близким окружением или теми, от кого зависит это окружение. Не все модели мы можем озвучить в эфире. Некоторых даже произносить не стоит, чтобы власти не сильно готовились. Потому что на сегодняшний день власти попытались разрушить все ранее создаваемые публично модели. В одной ситуации должна вмешиваться Ангела Меркель, а другой ситуации – человек, который руководит морскими пехотинцами. Влияние на окружение и на первое лицо – это разные вещи. Равно как давление на первое лицо или на его окружение.

Положение хуже губернаторского

Наша задача, как было сказано в одном фильме «сегодня никто не умрет, не в нашу смену». То есть архиважно, что никто больше не должен погибнуть. И вторая – предоставить власти коридор ухода. В этом мы все едины: если он готов мирно уйти и даже оставить кого-то после себя назначенцем, кого-то адекватного, с кем можно разговаривать, мы к этому проекту готовы. Мы даже готовы предоставить ему гарантию полной безопасности ухода и выбор страны, в которую хотел бы переместиться. В эту программу включены ряд политиков из разных стран. Если такое желание возникнет у первого лица либо его окружения, то мы готовы включить всю группу в этот разговор.

Есть одна не решенная проблема – это статус. Мы имеем первое лицо государства де-факто, а де-юре он уже таковым не является. И со стороны народа мы имеем первое лицо, которое таковым не является де-юре, но де-факто беларусы ее признают. Это лицо (Светлана Тихановская. – Belsat.eu) должна определиться, поддерживает ли она эти инициативы, и готова ли оговорить предлагаемое мирное решение, опорой которого будет не месть и не эмоции, а закон, милосердие, понимание. Это то, что беларусы делать умеют.

А у вас есть мандат вести эти переговоры от имени беларусского народа?

Этот мандат не должен быть вручен именно мне. Думаю, нужно дать мандат Наталье Коляде, которая ведет все основные переговоры. Она почти не комментирует ход переговоров, потому что это очень долгие связи – это 20 лет общения на разных уровнях – от первых до последующих лиц, которые принимают решения. Я могу представлять такую группу и говорить от ее лица. А человек, который ведет переговоры – не должен говорить с журналистами, потому что всегда будет риск сказать журналистам что-то не своевременно.

Политика любит тишину?

Не всегда. Когда принимается такое сложное решение, то каждое слово стоит не денег, а жизней. Каждое сказанное слово несет за собой последствия в данной ситуации.

Акция солидарности представителей предприятий общественного питания в Бресте, Беларусь. 23 августа 2020 г. Фото: МХ / belsat.eu

Готовы ли на Западе признать Светлану Тихановскую избранной президентом Беларуси?

Мне кажется, что де-юре у нас нет права признать ее, потому что мы не можем доказать, что именно ее избрали. Беларусы понимают, что ее избрали, но у нас нет доказательств. А бюллетени уже сожгли. За это, конечно, должна отвечать глава Центризбиркома, но мы ее не видим вообще нигде. Нам остается вариант признать Светлану де-факто человеком переходного периода, тем более что она говорит очень правильные вещи. Она готова быть лидером (она ведь не называет себя избранным президентом и правильно делает) и обеспечить переходный транзитный период. Под это дело должна быть создана юридическая группа, возможно с участием тех субъектов, которым мы доверяем (условно говоря, Евросоюз и даже соседние страны). Но в первую очередь беларусы, потому что только беларусы могут решать свою судьбу, и юридически проработать вариант перехода власти. Нужен переходный лидер, который передаст полномочия профессионалам. Это самый важный момент, которым сейчас пренебрегают.

Сейчас период, когда должны включаться профессионалы. Не профессиональные болтуны, не профессиональные политики, а профессионалы, которые занимались «транзитными» проектами, связанными не только с оказанием давления на власть, но и выстраиванием структуры перехода. Вот кто на сегодняшний день должен определить юридический переход. Когда будет объявлено о выборах? Как будет проходить процедура? Кто будет назначен главой ЦИК? Все это вопросы, без которых мы не сможем двигаться дальше. И профессионалы наверное сами решат, у кого их им попросить совета, с кем им разговаривать. Может стоит привести европейских политиков, которые блестяще зарекомендовали себя за все годы, и которым мы доверяем. Они бы могли консультировать на самые разные темы от выборов до разрешения конфликтов внутри – с заводами, чиновниками, военнослужащими. Таких людей достаточно много, их хватает и они готовы начать работать. На международном уровне нам не отказал ни один человек.

«От требований отставки Лукашенко не отказываются». Как бастуют на «Гродно Азоте» и МАЗе?

Какова роль России в этом процессе? Ведь мы видим, что Кремль явно активизировался в последнюю неделю.

Это вопрос тактики. Россия должна сама предложить вариант, каким образом она хочет участвовать. Если она поможет в этом процессе – все будут рады. Если она захочет проявить другие механизмы – привозить своих пропагандистов или силовиков, то о чем тогда говорить? Второе расширяет конфликт и поэтому оттолкнет от России даже тех, кто смотрит туда с симпатий. Они поймут, что Россия поддерживает Лукашенко и готова на вооруженный конфликт внутри страны. Это нисколько не добавит ей очков. Я бы категорически не рекомендовал так действовать, потому что это абсолютно не взрослая позиция. Да, активизировались все, потому что все хотят удержать контроль. Но я пока не услышал ни одного политика, который бы сказал, что он готов разорвать отношения с Россией, разрывать международные договоренности. Ничего подобного высказано не было. И почему у некоторых российских политиков возникла истерика – я не очень понимаю. Почему-то в Армении ничего не произошло брутального: Пашинян спокойно общается с Россией, процессы идут, ничего страшного не происходит. То же самое может быть и здесь. И если есть желание привлечь Пашиняна к международным переговорам – мы к этому готовы. Более того, у нас уже есть определенные договоренности с армянской стороной.

Дизайнер Владимир Цеслер уехал из Беларуси

Возможно ли решить беларусский вопрос без Кремля?

Я не сторонник того, чтобы решать это без России. Хотя бы потому, что отгораживание любой страны вызовет неприятие этой страны. Будь то Россия или Польша, или Литва. Россия готова предложить своих представителей, чтобы быть в курсе, как проходит процесс, чтобы Россия понимала, что этот процесс не угрожает ее безопасности, то почему нет?

Но мы не должны решать судьбу Беларуси без самих беларусов и самих граждан, и это наверное самое главное, к чему мы ведем в этом разговоре.

Если профессионалы из Беларуси не участвуют в международном процессе, для меня не имеет значения, кто будет вести процесс. Я буду и против того, чтобы это вел только ЕС, и только Америка, и только Россия. Потому что это вопрос беларусский в первую очередь. И если беларусы решат вовлечь в это те страны, которые отвечали за Беларусь по разным соглашениям, то это будет решение беларусов. Но не может быть так, чтобы даже политики ЕС решали вовлекать беларусов в этот процесс или нет. Это будет выглядеть так же смешно.

Новости