Алесь Киркевич Неспокойные тени забытых предков

журналист, литератор

Был такой прекрасный украинский фильм по повести Котюбинского – «Тени забытых предков». Фильм о реалиях современной Беларуси можно было бы назвать «Неспокойные тени забытых предков».

Кажется, в Беларуси и так множество проблем: космические расходы на здание Верховного Суда, космические сроки для подростков, попавших за решетку из-за наркотиков, отключение горячей воды летом, кошение травы зимой… Но именно скандальными каждый раз становятся случаи, завязанные – как узелки – на прошлом.

Конфликты, отлитые в бронзе

Это история с памятником в Куропатах, который не понравился активистам. История с памятником Глебу Минскому, который не понравился археологам. История с городовым, который не понравился, кажется, никому, кроме Шуневича. Тени прошлого, которые появляются на белорусских улицах в бронзе или камне словно с самого начала содержат конфликт, узелок ненависти.

Как в одном городе может стоять памятник и расстрелянным, и тем, кто расстреливал? Сначала городовые ловили коммунистов и белорусских активистов, после белорусские активисты по наивности оплевывали городовых и уважали коммунистов, после коммунисты расстреляли и городовых, и активистов. Кому в итоге стоит памятник? Правильно, всем.

Трудно же себе представить, что в Аушвице стоят памятники и замученным, и эсэсовцам – ведь ветеранская организация бывших бойцов СС написала письмо польскому президенту или в Минкульт, поскольку «это тоже история». А у нас все рядом: городовой с собачкой, Дзержинский, Куропатский колокол… Сон разума.

«Лесные братья» – по-прежнему тема-табу

Недавно из Геральдической комиссии при президенте был убран Виктор Ляхор – специалист по военной истории, который занимался униформой. Почему? Ведь написал и проиллюстрировал книгу о лесных братьях, которые бродили по нашим пущам в 1940-е. Без идеологии. Только факты: у кого какие пуговицы на сюртуке были, кепи … Книгу убрали из распространения, Ляхора – из комиссии. Говорят, по жалобам каких-то ветеранов, которые написали «наверх» гневный донос.

То есть на изучение определенных тем — как тема «лесных братьев» и коллаборации в годы войны – по-прежнему наложено табу. Точнее, табу хитрое: если это издание об истории контрразведки или Комитета за авторством самих сотрудников этих структур – все хорошо. Если же за работу берется «не свой» исследователь и в условиях закрытых архивов все-таки что-то пишет – ему создают проблемы.

Истину не ищут – ее создают!

Впрочем, «запрещать» прошлое – это уже нафталин, пережиток. Зачем, если можно его конструировать? Госдума РФ, например, теперь будет голосовать по закону о том, что СССР выиграл войну в Афганистане. Депутат Рогозин из «Единой России» опровергает то, что американцы побывали на Луне. Вот Горбачева собираются судить за «развал СССР»…

Наши тоже не отстают: газета «Беларусь сегодня» уже отсчитывает эпоху независимости с 1994-го года. Почему бы и нет? Во времена постправды и фейковых новостей должна существовать и постисторыя, постпрошлое. Истину не ищут – ее создают!

Прожить свою жизнь или быть тенью?

Так о чем это все? Нездоровая, агрессивная сфокусированность на истории – глубокий комплекс для всего постсоветского региона. Для нас тоже. Если имеешь проблемы в настоящем – ответы ищешь в прошлом. Что мы не так сделали? Кто все испортил? Кто виноват? История у нас не наука. Это часть идеологии, пусть и ужасно запутанной. Это по-прежнему маркер: «свой – чужой». По-прежнему – травма.

Смешно и грустно, что все это происходит в ІТ-стране, с ПВТ, «Варгеймингом» и т.д. Мы никак не можем переступить, возможно, простить и перечеркнуть определенные вещи. И спокойно идти дальше. Прожить свою личную жизнь, а не быть тенями прошлого. Одеть в конце концов свою рубашку, а не запыленный китель с дальнего шкафа с чужими звездами и медалями.

Что можно и чего нельзя делать с памятником Минскому городовому

Алесь Киркевич, Belsat.eu

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Смотрите также
Комментарии