Ненужный Тарашкевич и его таинственный арест


Сегодня – день памяти Бронислава Тарашкевича. Многие знают его как автора «Белорусской грамматики для школ» – первого и на долгое время главного учебника по белорусскому языку. Блестящий оратор, уникальный лингвист, один из лидеров популярной в Западной Беларуси Белорусской крестьянско-рабочей Громады – он обладал удивительной для наших политиков чертой – национальное дело ему было важнее собственного благополучия.

Этим удивлял и друзей, и врагов

По словам Леонида Дранько-Майсюка: «на бесконечных допросах и судах доказывал следователям и судьям, что Громада не занималась антигосударственной деятельностью, не имела контактов с коммунистами. / … / следователи улыбались, так как прекрасно знали / … / руководителю массовой белорусской организации невозможно избежать отношений с Минском и Москвой… »

Подпись Тарашкевича

Польские власти неоднократно бросали его за решетку. Самый громкий арест состоялся в январе 1927 года, когда Тарашкевича осудили на 12 лет, однако через три года выпустили.

Самое же таинственное задержание произошло в феврале 1931 года

В рапорте комиссара полиции Люциана Галчинского было написано: «5 февраля 1931 г. в поезде № 118 Гданьск – Мальборк, который прибывает в Тчев в 21 ч. 32 мин., во время проверки у пассажиров документов глава Пограничного Комиссариата Государственной полиции в Тчеве подкомиссар Скальский установил по фотографии на одном из паспортов, что лицо, имеющее чехословацкий паспорт на имя Владислава Павляка, – это беглый из Польши в Гданьск бывший посол Сейма Польской Республики Бронислав Тарашкевич…»

Бронислав Тарашкевич. 1910-ые гг.

У Тарашкевича нашли большие деньги: «1792 долларов, 1790 злотых, 939 немецких марок, 3 гульдена и 59 пфеннигов. Такая сумма, по объяснениям арестованного, была нужна для издательского дела, а большая часть – пожертвования белорусов-эмигрантов.

Но удивило следователей не это

Согласно Дранько-Майсюку: «политик вез с собой целый архив – рефераты, прокламации, отчеты, прокоммунистические лекции, финансовые ведомости, 90 пустых, но заадресованных конвертов, /…/ имел при себе картотеку на 537 страниц с фамилиями и адресами подписчиков … / … / Почему он – опытный конспиратор /…/ поступил так легкомысленно? /…/ Уж не стал ли политик жертвой провокации, скажем, того же Коминтерна – исполнительной структуры ОГПУ?»

Историк Александра Бергман считала, что «арест был тщательно подготовлен. 5 февраля 1931 года Тарашкевич должен был лететь на самолете из Гданьска в Берлин. Когда же приехал в аэропорт, то оказалось, что самолет, на который у него был куплен билет, вылетел на полчаса раньше. Тогда купил билет на следующий самолет. Через какое-то время ему сказали, что второй самолет не полетит, вернули деньги и посоветовали ехать поездом. Поскольку был установлен срок приезда в Берлин, сел в поезд. В Тчеве в купе вломался комиссар полиции Тадеуш Скальский…».

«Тарашкевич уже был не нужен коммунистам (по крайней мере, на свободе!); ему предложили со всем рукописно-машинописным скарбом перебраться в Берлин (обманную легенду не трудно было придумать: та же издательская деятельность, к которой белорусы всегда предрасположены!); его снабдили деньгами, фальшивым паспортом и, конечно же, «стукнули» о переезде в дефензиву… Дефензива ой как обрадовалась! Неслучайно же проверять поддельный паспорт взялся сам глава пограничного комиссариата пан Скальский, – якобы в это время все его подчиненные были заняты…», – уверен Леонид Дранько-Майсюк.

Шарж из журнала «Маланка», который показывает большую популярность БКРГ в 1926 г.

Действительно ли коммунисты «сдали» ненужного Тарашкевича, чтобы затем (какая сложная, почти шахматная операция) в сентябре 1933 года его обменять на Франтишка Олехновича, а через пять лет самим уже арестовать и замучать до смерти?

Однозначного ответа пока нет.

(согласно публикации Леонида Дранько-Майсюка «В Вильнюсе и больше нигде» ( «Дзеяслоў», 2011 г., № 52))

Сергей Пилипченя для belsat.eu

Смотрите также
Комментарии