«Не по чину берут». Что скрывается за громкими коррупционными делами?


2019 год начался волной коррупционных дел. Произошли задержания генеральных директоров «БелОМО», приборостроительного завода «Оптрон», «Витебскмясомолпрома» и Минского завода шестерен. Прошли массовые задержания в структурах, связанных с «Белтаможсервисом» и Белорусским межбанковским расчетным центром.

А перед самым новым годом был задержан заместитель гендиректора «Беларуськалия». Свежи в памяти и недавние задержания руководителей Жодино и Пуховичского района.

И это при том, что вовсю идут, прошли или скоро начнутся суды за коррупцию: в отношении чиновников от медицины, включая заместителя министра здравоохранения, представителей «Бобруйскагромаша» и «ТАиМа», директора минского Дворца спорта, очередного начальника Главного управления потребительского рынка Мингорисполкома и других.

По соседству с Ямайкой

И это при том, что Александр Лукашенко активно борется с коррупцией почти 26 лет – с далекого 1993 года, то есть еще до того, как стал президентом. Не влияют и его постоянные предупреждения чиновникам и руководителям госпредприятий об ответственности за взятки и другие злоупотребления.

В результате в свежем мировом индексе восприятия коррупции от Transparency International Беларусь делит 70-е место среди 180 стран с такими государствами, как Ямайка и Соломоновы острова.

Системной борьбы с коррупцией в Беларуси нет

Как отметила в комментарии Belsat.eu директор Школы молодых менеджеров публичного администрирования SYMPA Наталья Рябова, в Беларуси идет не системная борьба с коррупцией, а ее имитация в отношении «тех людей, которые определенным образом не угодили, попали в немилость или являются разменной монетой в каких-то аппаратных играх».

По ее мнению, рост количества судов и задержаний за коррупцию говорит только о том, что все это стало больше вылезать на поверхность. Причины этого эксперт видит в сокращении финансов, когда происходит крах прошлой белорусской экономической модели.

«А люди, которые на местах привыкли брать, а часть отдавать наверх, по-прежнему так и делают. Если бы у нас была сословная жизнь, можно было бы сказать, что не соответственно чину берут – больше, чем разрешается», –полагает собеседник.

Наталья Рябова не исключает, что такими задержаниями им якобы говорят уменьшить свои аппетиты.

«Времена тяжелые, пояса нужно затянуть, а кто не понимает – смотрите. Но это только одно из возможных объяснений. Какова настоящая мотивация к этому «фас!», и почему возникают вопросы в отношении именно этих людей, а не каких-то других, трудно судить. Вряд ли те, кто сейчас находится в суде или под следствием, — это единственные люди, вовлеченные в коррупционные схемы», – подчеркнула эксперт.

По ее словам, системность борьбы с коррупцией обеспечивается не только репрессивным аппаратом, но и созданием условий на госслужбе, которые бы делали коррупцию невозможной. В частности, необходимо повышать прозрачность путем проведения гласных заседаний, на которых принимаются решения, наведения порядка в госзакупках, повышения престижа госслужбы.

Помогут ли военные порядки повысить престиж государственной службы?

Также необходимое принятие и нормального этического кодекса, а не статуса, по «которому жить невозможно». В кодексе могут быть разработаны принципы, а выполнять его должны с самого верха, начиная с уровня президента.

Собеседник отметила, что на госслужбу должны идти люди не для того, чтобы «питаться» с какого-то куска работы, а, чтобы, получая достойное вознаграждение и работая на интересном месте, иметь возможность проявить себя, а не только «слышать окрики и получать оплеухи сверху».

МГ/ТП, Belsat.eu

Смотрите также
Комментарии