Мы должны увеличить для них цену молчания

Тихановская_Вячорка. Коллаж из фото с ТГ-канала Светланы Тихановской и Facebook Франака Вячорки

Советник Светланы Тихановской во внешней политике Франак Вячорка в эфире «Белсат» рассказал о планах по организации народных протестов и действиях команды Тихановской.

О протестах:

«Я согласен, что сейчас нужно активизировать форматы децентрализованного протеста. Нужно дать несколько недель, этих праздничных недель, людям передохнуть. Но самое важное – нужно быть ответственными в деле коронавируса. Ведь коронавирус никуда не исчез, ситуация драматическая. Нужно сделать все возможное, чтобы избежать количества жертв не только от рук режима, но и от последствий болезни.

После сегодняшнего марша мы максимально активизируем большие дворовые инициативы, флешмобы, перформансы, акции протеста. Все те инициативы, которые поступают от дворов, – их нужно максимально поддержать информационно, технически – кто как может.

Очень важно вернуть символику на улицы. Вы видите, что делает Лукашенко: он уничтожает бчб-флаги, он фактически криминализирует вывешивание национальной символики, он борется с бело-красно-белыми цветами. Наша задача – тоже сконцентрироваться и сделать все возможное, чтобы символика не исчезла с улиц.

Марш Народного трибунала в Минске \ belsat

Нам нужно строить свою разведку. Нам нужно знать, как работает режим, как работают спецслужбы. Нам нельзя позволять раскалывать себя.

Единство – это самое ценное, что у нас есть, наш главный ресурс и капитал революции.

Власти пытаются нас разделить – нельзя им этого позволить.

И обязательно нам надо помогать репрессированным, каждому, кто остался без работы, кого уволили, чей бизнес закрыли. Мы видим, что не всегда справляются организации и фонды поддержки. Им тоже нужно помогать. Если кто-то на заводе, фабрике или организации, где вы работаете, страдает, то объединитесь, создайте общину, подумайте, как друг другу помочь.

Мы вернулись в тот момент, когда низовая самоорганизация сыграет ключевую роль.

А марши вернутся сразу, как только будет политический повод, или когда немножечко потеплеет. Мы поддержим все инициативы от рабочих, студентов, молодежи, а больших маршей сейчас, скорее всего, проводить не будем. Но то, что будут проводить сами люди, оно должно быть поддержано.

С самого начала это революция – низовая, и нам нужно не строить какую-то вертикаль, а помочь тем структурам, которые самоорганизовались.

О доказательствах и расследованиях

Евросоюз будет помогать в начале международных расследований. Открыто дело по факту избиения Максима Хорошина в Литве, готовятся дела к подаче в Чехии, Польше, Франции по универсальной юрисдикции.

Мы столкнулись с тем, что у режима Лукашенко очень много пособников. Часть скрывается за балаклавами, часть в кабинетах, и мы не знаем их имен. И так оказалось, что документальных доказательств вины на тех, кто заслуживает быть наказанными, у нас не так много.

Очень важно раскалывать силовой аппарат, раскалывать режим, раскалывать чиновников. Для этого мы запустили «Единую книгу регистрации преступлений», где люди могут и написать явку с повинной, и могут пожаловаться на преступления своих коллег и сослуживцев.

Поэтому нам сейчас нужно всем вместе поискать и собрать документы, все то, что будет свидетельствовать о вине, чтобы наказать этих людей санкциями сейчас и в будущем.

Для этого нужно работать и журналистам, и общественным организациям, и тем свидетелям насилия, которых репрессировали, которых били в тюрьмах, которых арестовывал ГУБОПиК – им нужно давать показания. И тогда в списки попадут не только начальники начальников, но и рядовые исполнители преступных приказов.

Начальник ГУБОПиКа, полковник Николай Карпенков. Фото: Onliner.by

Нам нужно сделать все возможное, чтобы в этот список попали те люди, которые принимают конкретные решения на местах, кто отвечает за насилие, кто отвечает за несправедливые суды – это и прокуроры, и судьи, и фальсификаторы. Даже если это будет не 40 тысяч, а тысяча, но если это будут те, кто виноваты – это будет хорошим напоминанием тем, кто сейчас колеблется.

О молчаливом сочувствии протестующим

Я сам в контакте со многими в системе и они спрашивают, а что их ждет, а какие есть пути отхода, а что будет, если Лукашенко не будет, а будет Тихановская. Нам нужно нарисовать им точную перспективу.

Если вы останетесь с Лукашенко, то вас ждет разбирательство, суд и позор на всю жизнь. А если вы занимаете сторону народа, то вы получаете амнистию или смягчение наказания.

26-го октября был дедлайн Народного ультиматума. Очень много силовиков перешли и благодаря им была создана организация BY_Pol, которая сливает видео и управляет «Единой книгой регистрации преступлений». Те люди действительно могут рассчитывать на амнистию.

Теперь амнистию, может, они не заслужат, но они могут рассчитывать на смягчение наказания.

Ясно, что чем дольше эти люди остаются в системе, тем больше на них собирается доказательств вины, и потом при справедливом разбирательстве или международном трибунале у них будет меньше шансов оправдаться. А мы сейчас ведем очень серьезную работу, чтобы подготовить документы к передаче в Международный уголовный суд, который может запустить трибунал в Гааге.

А также мы работаем с юридическими фирмами для подачи документов в Европейский суд, который под эгидой Совета Европы. Так или иначе, через год или два, независимо от развития ситуации, все те, кто на виду, кто под балаклавами, кто в судебных мантиях – они будут нести ответственность. Каждый день их пребывания в системе уменьшает их шансы на смягчение приговора.

Одно дело – иметь мнение, а другое – совершать действие.

Я не сомневаюсь, что потом все эти чемодановы и любители «Массандры» будут бить себя в грудь и говорить, что они все время были за перемены.

Здесь не надо обманывать самих себя: пока человек не совершил действие, не вышел публично и не заявил, что он поддерживает белорусский народ – его взгляды и мнения не имеют значения. Потому что молчанием пользуется режим 26 лет, пользуется тем, что все всё понимают, но все равно отдают преступные приказы, отправляют людей на сутки по ст. 23.34. Мы должны увеличить для них цену молчания. Каждый, кто смолчал раз, два, три, пять –должен будет нести наказание. Не виртуальное, а настоящее наказание.

Молчание во времена, когда совершается насилие, – это тоже преступление.

Молчание свидетелей, молчание тех, кто не занимает сторону слабого или справедливости, – это тоже преступление. Давайте сделаем все возможное, чтобы молчаливых становилось все меньше. Чтобы те, кто выходит на улицы, понимали, что молчащие не просто им симпатизируют, а готовы в критический момент встать на их сторону.

Дворовые протесты, Минск, 12 декабря 2020 г. Фото: ТК / Белсат

Люди в системе в качестве своей разведки – это работает только при условии полного доверия и абсолютной коммуникации с этими людьми. У нас таких людей единицы. Мы иногда знаем, как готовятся разгоны или где собираются разместить военную технику. Но таких людей система обнаруживает и вычищает. Таких людей было много в Следственном комитете или в регулярной армии. Армия будет первая, кто перейдет на сторону народа, если Лукашенко либо увеличит насилие, либо увеличится количество убийств.

Поэтому Лукашенко очень осторожно с ними работает, я бы даже сказал, что заигрывает, чтобы только армия не вмешалась.

Люди в ОМОН, КГБ, группы «Собр», ССО – там своих людей практически нет. Их в принципе так тренировали, чтобы они до самого последнего служили режиму. И надеяться, что эти люди будут нам помогать, я бы не стал.

Мы хотим, чтобы признали ГУБОПиК и ОМОН террористическими организациями. Тогда весь личный состав попадает автоматически в списки Интерпола, а их имущество арестовывается».

Новости