Кыргызстан: в кругу революций

Павел
Усов
Белорусский политолог и аналитик, доктор политических наук

В Кыргызстане очередная революция. Спецификой политического устройства этого государства является слабость и неустойчивость демократических институтов, характерная для стран региона. С другой стороны, несмотря на геополитическое положение, вакуум демократического влияния извне, неустойчивый демократизм, здесь так и не сформировалось жесткого, централизованного авторитарного, персоналистского правления, как, например, в Казахстане или Узбекистане.

В Кыргызстане с 1991 года имело место 3 революции. В Республике за 30 лет поменялось 3 президента (возможно, что в ближайшее время уйдет четвертый). При этом пока только один глава государства сменился в результате выборов, которые прошли в 2017 году. Условно в стране было 5 президентов, если принимать во внимание существование переходного правительства и временную главу государства Розу Отумбаеву в 2010 году. Этой полу-демократической, революционной ротацией можно объяснить причину молниеносности революции в стране и ключевое отличие с событиями в Беларуси.

З 5 кастрычніка ў Кыргызстане праходзяць масавыя акцыі пратэсту супраць вынікаў парламенцкіх выбараў. Фота: Mikhail Yegikov / TASS / Forum

Другой спецификой и катализатором революционного движения является коррупционность правящих элит и президентов. Два бывших президента Аскар Акаев и Курманбек Бакиев экстренно покинули страну и (один в России, второй в Беларуси), оба находятся в розыске по уголовным делам.

Третий, Алмазбек Атамбаев, был арестован в период правления нового президента Сооронбаем Жээнбековым и содержался в СИЗО. К слову сказать, деятельность Атамбаева была связана с рядом коррупционных скандалов. К примеру личный водитель Атамбаева Икрамжан Илмиянов за 6 лет превратился в высокопоставленного чиновника и одного из богатых людей страны. В итоге Атамбаев был приговорен к 11 годам тюрьмы.

Беспорядки в Бишкеке, 5 октября. Фото: Abylai Saralayev / TASS / Forum

Каждый из занимавших пост президента Кыргызстана пытался разными способами удержать власть в своих руках. На такие действия их толкало стремление сохранить доступ к финансово-экономическим ресурсам. Однако единственный, кому это удалось сделать, был Аскар Акаев, его единоличное правление длилось 14 лет с 1991 по 2005 (по существу 10 лет, с момента когда начались манипуляции с конституцией).

При этом, каждый из новых руководителей страны убежден, что сможет это сделать лучше, чем его предшественники.

Нынешняя революция как раз и связана с попыткой президента Жээнбекова и его окружения расширить свой контроль над парламентом. Естественно, полный политический контроль означает быстрое и эффективное перераспределение государственных средств.

Люди, протестующие против результатов парламентских выборов, стоят перед захваченным зданием правительства, Бишкек, Кыргызстан, 6 октября 2020 г. Фото: VLADIMIR PIROGOV / Reuters / Forum

В результате голосования пропрезидентская партия «Биримдик» и «Мекеним Кыргызстан» набирали конституционное большинство. Стоит отметить, что партия «Мекеним Кыргызстан» была создана владельцами крупнейших строительных компаний страны. Представители этой партии являются ключевыми фигурами правящего политико-экономического клана Жээнбекова. Считается, что особое место в нем занимает семья Матраимовых. Искандер Матраимов — зампред Комитета по противодействию коррупции парламента Киргизии, его жена Минавар Жумаева владеет тремя крупнейшими компаниями, Раимбек Матраимов бывший глава кыргызстанской таможни, который обвинялся в организации вывода из страны более 700 млн. долларов. Айэркен Саймаити, бизнесмен, передавший СМИ схемы вывода денег и участие в них кыргызстанских силовиков был убит в Турции в 2019 году.

Коррупция, самоуправство, нерешенные социально-экономические проблемы (минимальная зарплата в стране составляет 22 доллара, средняя 227), наложились на политические противоречия и открытые фальсификации на выборах. Как результат – революция.

Вместе с тем революция в данной ситуации не решает проблемы переустройства социальных и политических традиций, она приводит к смещению одного бизнес-клана другим. Показательным в этом плане является освобождение протестующими президента-коррупционера Атамбаева из СИЗО.

Протесты в Бишкеке в ночь с 5 на 6 октября 2020 года. Фото: Abylai Saralayev / TASS / Forum

Нужно констатировать, что нынешняя революция или клановый переворот не приведет к демократизации системы. С другой стороны, неустойчивость политических механизмов, широкая коррупция в правящих элитах, делает революцию единственным механизмом сдержек и гарантий от консолидированного авторитаризма в Кыргызстане.

Павел Усов belsat.eu

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие материалы