«КГБ пришел ко мне домой». Истории студентов, которые были вынуждены уехать из Беларуси

Студенты МГЛУ массово вышли на акцию солидарности 30 октября. Фото: ТК/Belsat.eu

Студенты и рабочие всегда были главными двигателями революции. «Бархатная революция» в Праге, «Красный май» в Париже или «Революция достоинства» в Украине начались с массовых демонстраций студентов. Корреспондент «Белсата» поговорил с молодыми людьми, которые были вынуждены уехать из страны из-за своих политических взглядов.

С началом учебного года белорусские студенты стали выходить на мирные шествия, устраивать акции протеста и солидарности на своих факультетах против насилия в стране. В отдельных университетах образовались стачкомы. Но вскоре начались первые репрессии: на студентов стала давить администрация, последовали отчисления, задержания, штрафы и сутки. Также давление началось и в отношении молодежной организации «Задзіночанне беларускіх студэнтаў». Это первый и единственный национальный студенческий союз, представитель белорусских студентов в Европе.

ЗБС образовалась в начале 80-х как антикоммунистическая молодежная организация, а сейчас объединяет белорусских студентов для защиты своих прав и интересов, а также повышения качества высшего образования.

12 ноября стал «днём КГБ в ЗБСе» – как прозвали его сами сторонники. В тот день ко многим активистам организации пришли домой с обыском. Пять человек, в том числе Алана Гебремариам, член Рады ЗБС и Координационного совета, представитель Светланы Тихановской по делам молодежи и студентов, были задержаны и помещены в СИЗО КГБ по обвинению в организации массовых беспорядков. Обыск прошел также и на офисе организации.

Студенты МГЛУ массово вышли на акцию солидарности 30 октября. Фото: ТК/Belsat.eu

Однако некоторые сторонники ЗБС всё же успели уехать. Мы пообщались о случившемся с бывшими студентами и членами Рады ЗБС, которые спаслись и были вынуждены бежать из страны, а сейчас находятся в Киеве.

Лиза, 21 год

Елизовета Прокопчик. Киев, Украина. 26 ноября 2020. Фото: Света Фар / Белсат

В тот четверг я была дома в Пружанах, как вдруг начали приходить сообщения, что у Аланы обыск. Это был первый звоночек. До этого мы с моим парнем Данилой решили, что если будет два таких звонка – значит мы тоже в опасности и нужно уезжать из страны. Я ждала второго. Но вместо второго, был третий, четвертый, пятыйНачали забирать наших друзей. Потом приходит сообщение:

«Лиза, сейчас же бросай всё и едь в направлении хоть какой-нибудь границы. Я так и сделала».

Через несколько часов была в Минске и мы с Данилой поехали в сторону России. Подумали, что будет небезопасно пересекать белорусско-украинскую границу: даже если в базах розыска нас нет, могут быть какие-то внутренние ориентировки. Нас могут не выпустить и посадить в СИЗО. Поэтому решили ехать через Россию. В тот день мы переночевали в Орше, потом нашли неподалеку маленький городок, где нас согласились перевезти через границу. Но в этот день был усиленный контроль за границей: летали дроны и постоянно патрулировали ФСБшники – мы решили не рисковать.

Офис ЗБС в Минске. Фото предоставлено редакции героями публикации

«Помню, как утром следующего дня стояли на центральной площади, где громко играла странная музыка, как из телефона в режиме ожидания. И мы будто сами находились в этом режиме, не зная, что с нами будет».

Потом мы поехали в Витебск, где нашли человека, который согласился довезти нас до Москвы. Выехали в одиннадцать вечера на какой-то военной машине, дорога была очень странной, ехали лесами с выключенными фарами. Нельзя было доставать телефоны, чтобы не светить. После пересечения границы нас пересадили в бус и мы поехали до Москвы, а потом на автобусе Москва-Одесса наконец-то добрались до Киева.

Сергей, 22 года

Сергей Дубина. Киев, Украина. 26 ноября 2020. Фото: Света Фар / Белсат

У меня всё было проще. Я спокойно успел собрать вещи и разрешить все дела.

Я был в деревне, когда мне позвонила бабушка и сказала, что на меня пришла повестка из РУВД. Там была фраза «если вы не явитесь – будете принудительно доставлены». Это всех нас напугало и я начал искать себе адвоката. Был риск, что меня вызывают якобы по административке, но на месте предъявят уголовное дело. Бабушке становилось хуже, дедушка не мог найти себе места. Мы поговорили с родителями и решили, что если есть возможность, то лучше уезжать сейчас. Потом я всю ночь собирал вещи, перетрясал дом, чистил комнату, на случай прихода непрошенных гостей. Мама очень сильно переживала, когда я уезжал, не спала всю ночь. Но когда пересек границу успокоилась – я был в безопасности.

Дарья, 21 год

Дарья Рублевская. Киев, Украина. 26 ноября 2020. Фото: Света Фар / Белсатгоду. Фота: Света Фар

Я уехала из Беларуси полтора месяца назад из-за преследования за правозащитную деятельность. Тогда забрали Марфу Рабкову и завели на нее уголовное дело, якобы за финансирование массовых мероприятий. Позже стало известно, что я тоже «под прицелом». Решила, что нужно уезжать.

Прошло время и всё более-менее стихло. Я уже хотела возвращаться домой, но тут начали задерживать знакомых по студенческой инициативе. Подумала, что, наверное, не стоит мне сейчас возвращаться. Только вот родители переживают, что здесь они физически не могут меня защитить. Но уже привыкли – главное, что я на свободе. Папа работает дальнобойщик и берет рейсы в Украину, чтобы увидеться со мной. Каждый раз хочет забрать домой.

Ко многим студентам, которые успели уехать, приходили домой с обыском, но по счастливой случайности их там не было. Кто-то был в университете или снимал другую квартиру. Кому-то пришлось несколько дней не выходить из дома, эвакуироваться обходными путями. За родителями также следили. Одну из девушек досматривали на границе несколько часов, отсканировали все страницы блокнота и намекнули, что у нее уголовка. Но выпустили. У родителей Данилы также был обыск: две входные двери выломали ломом и забрали всю технику, в том числе телефоны и рабочие ноутбуки родителей. Мама сейчас в вынужденном отпуске.

Про задержанных

Но есть и те, кому повезло меньше. Сейчас одиннадцать студентов проходят подозреваемыми по уголовным делам и находятся в СИЗО на Володарке. Пять из них сторонники ЗБСа. Им вменяют статью 342 УК РБ, а именно организацию массовых беспорядков. Десять из них признаны политзаключенными.

Активисты студенческого движения, находящиеся в СИЗО по уголовному делу

«Их задержали примерно одинаково – это была облава. К ним пришли домой, в общежитие и никто не успел сообщить об этом, уехать. В первые дни к ним не пускали адвокатов, а когда пришли с обыском не говорили, по какому делу проходят. Неделю они находились в СИЗО КГБ, Алана всё это время была одна, и только в понедельник их перевели на Володарку. Подробностей мы не знаем: адвокаты подписали соглашение о неразглашении. Но говорят, что они не пали духом.

Передачи сейчас передают нормально и даже письма доходят. Ксюша написала, что у нее все хорошо. Говорит, что на Володарке матрасы мягче и теплее, но еда хуже. В камерах есть книги и даже телевизор, но не знаем, работает ли», рассказывают собеседники belsat.eu.

Дарья Рублевская, Сергей Дубина и Елизовета Прокопчик. Киев, Украина. 26 ноября 2020 года. Фото: Света Фар

После задержания своих сторонников Рада ЗБС выпустила заявление в их поддержку и потребовала немедленного освобождения, а также призвала международное студенческое сообщество, в частности министров образования стран Болонского процесса, поддержать их.

АД belsat.eu

Новости