«Как евреи в 1943-м». Заложники площади Перемен об осаде двора, где жил Роман Бондаренко

15 ноября стал днем печального рекорда задержаний в Беларуси. Но в тот день заключенных могло быть еще больше, если бы не жители домов двора площади Перемен. Местные жители открывали подъезды и пускали в свои квартиры десятки незнакомцев, которые пришли почтить память Романа Бондаренко.

Несмотря на ночные рейды, угрозы и распил двери в жилом комплексе, избежать тюрьмы и штрафов удалось сотням минчан. 16 ноября в 9 утра большинство из них смогли покинуть тайники. Мы поговорили с теми, кто попал в осаду карателей и прятался от насилия в темноте, неподвижности и страхе быть схваченным.

Вероятно сотрудники ГУБОПиК дежурят на лестничных клетках в домах возле площади Перемен. Фото: «Белсат»

«За окном летал дрон. Я был готов есть из кошачьей миски»

Иван успел убежать с площади Перемен и спрятаться в открытом подъезде. Мужчина искал убежище еще с пятью людьми, которые придержали ему дверь. Все вместе они побежали по лестнице, стучались, снимали маски, чтобы показать, что свои, но никто не открывал.

«И вот нам повезло: открыла девушка и пригласила в дом, спрятала нашу обувь. Так мы оказались в однокомнатной квартире, где живут супруги с ребенком. Сидели тихо, в дверь настойчиво звонили, просили открыть, проверить квартиру. Хозяйка отказала. Нам было неловко обременять семью, их дочь перепугалась. Ребенок болеет, поэтому форточки не открывали, было очень душно. Все гремело, мы думали, что силовики пилят каждую дверь. Даже начали искать места, куда можем спрятаться».

Силовики задерживают людей во дворе площади Перемен. Фото belsat.eu

После 21:00 две девушки, которые прятались вместе с Иваном, решили уйти. На выходе из подъезда их задержали, но они не сдали номера квартиры, в которой прятались. Мужчина говорит, что ребята, которые остались, хотели спуститься ниже и прыгнуть с балкона, но хозяйка их отговорила. За окнами летал дрон, светили фонарями. Хозяйка застелила постель гостям на большом диване, сама легла спать с ребенком на маленькой, а мужа положила в кухне.

«Мы были очень голодные, я даже шутил, что готов есть из кошачьей миски. Девушка дала нам бутерброды, чай, а утром тоже нарезала сыра, колбасы, отнеслась, как к своим. Даже шутила, что надо будет нас прописать, потому что силовики не уходят».

Утром она вышла разведать ситуацию. Во дворе все еще дежурили каратели, проверяли паспорта и прописку. На входе в подъезд стояли силовики в балаклавах с автоматами. Около 9 утра Ивану позвонили знакомые и сказали, что можно выходить. Хозяйка квартиры первая спустилась, а позже позвала ребят.

«Когда мы выскочили на дорогу, мы увидели синий бус и милиционеров, но они делали вид, что ничего не происходит. Было приятно, что возле дома уже ждали люди в автомобилях. Они подъезжали, останавливались, кричали, чтобы запрыгивали к ним. Люди толпами садились к волонтерам. Я слышал, что тех, кто уходил пешком дворами и частным сектором, хватали тихари».

Иван говорит, что семье, которая их спасла, в благодарность завезли пироги, также подарят цветы и угощение для дочери.

«Думала, два часа отсидимся – и выйдем»

Виктория приехала почтить память Романа Бондаренко, а потом была вынуждена прятаться в подвалах неподалеку площади перемен. Девушке удалось скрыться в помещении, где было еще минимум 100 человек. Облава шокировала минчанку.

«Я не подозревала, что они наберутся наглости и приедут разгонять людей, я чувствовала себя в безопасности. Но позже услышала взрывы, люди табуном начали бежать».

Девушка оказалась зажата, со всех сторон наступали каратели, прорваться не было возможности. Тогда Виктория увидела, что люди побежали в сторону одного из домов, она побежала следом.

«Люди неслись потоком, я не успевала понимать, где я и что делаю. Они начали прятаться в открытую дверь. Одна дверь уже была переполнена, как в трамвае в час пик. И я одна из последних осталась на улице, понимая, что мне некуда отступать. Дверь закрылась, но мне показали другие. Забежала одной из последних, за мною заперли».

Силовики на площади Перемен в Минске, 15 ноября. Фото: АВ / «Белсат»

Девушка боится подробно описывать место укрытие. По словам Виктории, 16 часов пришлось провести на холодном бетоне без воды, еды и света.

«Хорошо, что у нас были туалет и пароль от Wi-Fi. Мы мониторили все, что происходит снаружи, и понимали: выйти нельзя. Некоторые бунтовали, было тяжело психически, все устали, нечем было дышать. Мы же думали, переждем несколько часов – и разойдемся по домам. Нам наказали сидеть тихо даже в ситуации, когда болгаркой будут пилить дверь. Сидели, как мыши, потому что знали: один звук – и нам конец. Каратели просвечивали окна фонарями».

Минчанин о ночи на площади Перемен: «К нам в дверь ломились, но, поскольку мы не подавали признаков жизни, все обошлось»

Виктория говорит, что после пяти часов взаперти перестала следить за временем. Эвакуация оказалась для девушки неожиданностью. Людей начали выпускать около 9:30.

«Мы даже не были подготовлены и в шоковом состоянии. Врасплох открылась дверь, сказали быстро расходиться. Я схватила зарядку, шапку, люди выбежали на улицу. Во дворе я видела человек 200, которые выходили с разных сторон.

Представьте, какой сюрреализм: ты как раб, в подвале, а откуда-то доносится музыка, и тренер говорит «тянуть ножку». Ты в оккупации, а у кого-то продолжается обычная жизнь».

«Дома остались трое детей»

Еще одна заложница – Екатерина – признается: ходит на все марши, несмотря на страх жестокой расправы. Сначала она была у «Пушкинской», а когда там начался разгон, приехала во двор площади перемен, но там тоже началась облава.

«Я решила пойти в дом на балкон, посмотреть, что будет происходить. Людей гоняли. Кто-то кричал, что нужно прятаться по квартирам».

Екатерина попала к женщине, которая пустила к себе 20 незнакомцев. Девушка признается, что все рассчитывали отсидеться час-полтора, пока не уедут бусы. Сначала условия были комфортные, горел свет, девушки нарезали яблоки, угощали пирогом, чаем. Но позже появился интернет, и они узнали, что силовики ходят по домам и вытаскивают людей из квартир.

«Мы, двадцать человек, закрылись в небольшой комнате, выключили свет, телефоны и сидели друг на друге. Хозяйка заперла комнату. У нее двое маленьких деток. Дети спали, она надеялась, что квартиру не будут обыскивать. К нам громко стучали, но не выламывали. Хозяйка нас не выгоняла, она готова была прятать нас до конца».

Силовики на площади Перемен в Минске, 15 ноября. Фото: АВ / «Белсат»

Екатерина признается, что ей было страшно и грустно из-за неопределенности ситуации. У нее самой дома остались трое детей. Повезло, что муж вырвался из осады и доехал домой. Происходящее минчанка называет фашизмом и войной.

«Около 9 утра поступила информация, что силовики уехали. Тогда потихоньку, по четыре человека, мы начали выходить. Я не знала, вернусь домой или нет. Было очень страшно».

«Как у евреев в 1943-м»

Влада пригласили на чай знакомые. Это было около 15:30, мужчина сильно замерз. Когда вышел перекурить на балкон – увидел набежавших на площадь со всех сторон «космонавтов». Мужчина решил остаться в квартире. За все время, что он скрывался, их этаж обыскивали раз 5-6.

«Первые два раза стучали в дверь, мы не открывали. Потом обходили соседей. Силовики дежурили в каждом доме, их было по 3-6 человек. Мы видели, как бойцы подходили к некоторым прохожим во дворе, просили показать фото на телефоне. Около второго часа ночи была пересменка, но один бус остался. Около 8:30 ГУБОПиК уехал.

Остался во дворе бус следить, чтобы люди не выходили снова вешать ленты и плакаты. Когда в Телеграме появлялись снимки с площади Перемен, из буса сразу вываливались каратели и начинали бегать по домам, откуда, по их мнению, могли фотографировать. Они читали все чаты. Было нервно, ощущение, как евреи в 1943-м».

«Домой меня завезла бывшая милиционер»

Николай забежал в один из домов и хотел переждать хапун. От знакомых узнал, что со всех сторон площадь начинают окружать и разгонять толпу. По балкону, где прятался мужчина, начали стрелять. Ему удалось скрыться в одну из квартир, где скрывались 15 человек. Хозяева опустили шторы и выключили свет, старались не разговаривать.

«В «Телеграме» писали, что каратели идут с 20-го этажа и прочесывают каждую квартиру. К нам сильно ломались около 22:00, позже звонили в полночь, в 3:00 ночи. Мы узнали, что из соседней квартиры задержали трех человек, двое спрятались в диване. Мы подумали, что квартира «чистая» и перебежали туда. Около 6 утра к нам начали переводить людей из квартир, где еще не было обыска. В 8:00 нас было человек 35-40

Хозяева нам делали чай, кофе, бутерброды. До момента, пока нас было до 20 человек, потом это невозможно было. Страшновато стало, когда в чат написали, что ОМОН ввел паспортный режим на неопределенный срок. Мы начинали верить, что придется сидеть неделю».

Силовики разрушают площадь перемен. Фото belsat.eu

Николай рассказывает, что жильцы одной из соседних квартир видели через ячейку, как силовики пытались прослушать специальными микрофонами стены.

«Появилась информация, что тридцать человек достали из подвала. В 9:30 резко все оцепления сняли, пошла информация, что можно выходить. Мы побежали. На улице уже ждали волонтеры, которые забирали людей своими машинами. Меня подвозила женщина, бывшая милиционер. Она 12 августа уволилась и сейчас ни одного марша не пропускает».

С разгона попали на день рождения

Надежда приехала на площадь перемен помочь навести порядок на мемориале. Девушка с подругой ставили лампадки, набирали в ведра воду для цветов. Возле мурала познакомилась с местной девушкой. Та сказала, что в случае разгона спрячет девушек у себя.

«Так и произошло. Мы увидели, что к нам приближается водомет, но продолжали заниматься мемориалом. Потом полетели светошумовые гранаты. Одного мужчину ранило в ноги, его забрали перевязывать. Толпа начала бежать, а мы старались стоять до последнего, так как неизвестно было, куда бежать. Началась давка. Мы отошли поближе домой и увидели, что нас обступил ОМОН. Мы побежали за девушкой, ее отец пустил нас в дом».

Надежда говорит, что семья праздновала день рождения, там уже были гости, однако голову семьи количество людей не смутило. Вместе с хозяевами в доме было 18 человек.

«Мы наблюдали, как разрушают мемориал. Там были иконы, фото Романа, личные вещи, а они все уничтожали. Было ощущение, что пришли на кладбище и начали разносить, и ничего не могли сделать. К окну подлетел квадрокоптер, когда мы все выдвинулись из него. Мы легли на пол».

Когда силовики начали рейды по квартирам, хозяин предложил внезапным гостям сесть за стол. В целом, вспоминает Надежда, было много идей, как отвлечь внимание карателей. Решили, что не будут подставлять хозяев, и, когда начнут ломать дверь, выйдут. Однако тот сказал, что будет прятать до конца и никому не открывать.

«Он закрыл дверь на все замки. Мы выключили свет и сидели в панике. Когда тебя сажают на 15 суток, ты знаешь, что выйдешь. В теории. А тут неизвестно, что будет дальше. Мы понимали, что мы в теплой квартире, но когда 18 человек в замкнутом пространстве – это очень давит на психику».

У хозяев было приложение с камерами, через которое они могли отслеживать движения силовиков. После 9 утра в чатах местных жителей появилась информация, что снаружи уже безопасно. Выходя, они встретили очень много людей, которые прятались в других квартирах.

«Наш автомобиль стоял в километре от площади. Мы взяли его и вернулись во двор, чтобы подобрать людей. Прошло, может, несколько минут, но народ исчез. Автоволонтеры сработали очень быстро».

ДР/МВ belsat.eu

Новости