Как БелАЭС поссорила Минск и Москву

Новая точка напряжения появилась в отношениях между Россией и Беларусью – Белорусская АЭС. Постройка этой станции должна была снизить нашу зависимость от газа и прекратить ежегодные споры вокруг контрактов на голубое топливо. Хотели как лучше, а вышло как всегда. В результате сценарий, в котором Беларусь отложит запуск Островецкой АЭС на неопределенный срок, может принести Минску те же бонусы, что и запуск АЭС.

Литовская разведка рапортует: между белорусскими структурами, контролирующими строительство атомной станции в Островце, и российской корпорацией «Росатом», которая ее строит, разгорелся серьезный конфликт. Об этом говорится в отчете Министерства обороны Литвы об угрозах безопасности. Возможно, этим конфликтом и объясняется начало проверки, которую устроил белорусский Госатомконтроль, чтобы выяснить, готова ли станция к приему ядерного топлива.

Комментирует Дмитрий Кучук, председатель партии «Зеленые»:

«Госконтроль, который будет проверять Белорусскую атомную станцию, не является абсолютно независимым. Структура подвластна правительству или Минэнерго. Поэтому прослеживаются определенные коррупционные элементы, и трудно сказать, какое решение они вынесут. Но если базироваться на тех заявлениях, которые были сделаны полгода назад, то АЭС не была готова к приемке топлива по некоторым критериям».

Такая зависимость ведомства атомного контроля от решений властей и позволяет повернуть результат проверки в любую нужную сторону. Александр Лукашенко неоднократно подчеркивал: «Росатом» сорвал сроки ввода АЭС в эксплуатацию. Станция должна была заработать в 2018 году, а договор, по словам главы страны, предусматривает большие штрафные санкции за опоздание.

Александр Лукашенко заявил:

«Вы сорвали сроки, давайте договоримся, мы же взяли кредит на строительство, процент высокий, давайте его уменьшим до уровня, как вы строите в Венгрии и Вьетнаме. Это где-то 3%. Мы не будем вводить санкций, и то на то выйдет. Ну, и если сроки сорваны, кредит начнем выплачивать не через два года, а через пять».

Литовский депутат: граница с независимой Беларусью – это уже граница и с Россией

Александр Лукашенко утверждает, что во время встречи 7 февраля Владимир Путин идею поддержал. Но уже 11 февраля пришел ответ из российского Министерства финансов.

Сяргей Сторчак, заместитель министра финансов Российской Федерации:

«Одновременное удлинение периода использования кредитных средств и уменьшение процентной ставки не соответствует финансовой теории, поэтому нужно искать компромиссы в другой плоскости».

Переводя с дипломатического языка на нормальный: платить придется так, как договаривались. Странный ответ, учитывая, что и у Беларуси в этом случае есть тузы в рукаве. В случае международного разбирательства право на компенсацию за сорванные сроки Минск скорее всего получит. Второй туз – это тот же Госатомконтроль, который может своим решением отложить введение станции в эксплуатацию на любой срок и увеличить таким образом штрафы для корпорации «Росатом». Аргументов для этого достаточно.

Продолжает Дмитрий Кучук:

«У нас нет соглашения с РФ о переработке ядерного топлива. Через два года нам надо вытащить эти стержни (ядерное топливо для реактора), а нам некуда их даже положить или где хранить, не говоря уже о том, что нет договора с Россией об их переработке».

Проверка Госатомконтроля может продлиться даже 30 дней. Результат сегодня трудно предсказать. Ясно одно – это может быть еще одним инструментом в руках Минска в переговорах с Кремлем. С другой стороны российское руководство выбрало курс на полное отключение Беларуси от всех возможных преференций и льгот. Пойти на уступки в кредите означало бы сломать эту линию.

Говорит экономист Ярослав Романчук:

«Проблема в том, что между Беларусью и Россией какие-то пакетные асимметричные договоренности. И там если нет газа – нету нефти, нет нефтепродуктов… Каждая сторона бросает в общую корзину все претензии, которые она имеет. На выходе мы вообще не понимаем, где мы находимся».

Причиной незговорчивости Кремля может быть то, что разбирательство о компенсации за срыв сроков запуска АЭС – дело долгое и может идти годами. А вот выплаты в рамках кредита Минск должен начать уже вскоре. Отказ платить приведет к снижению кредитного рейтинга Беларуси, что в свою очередь сделает новые кредиты для нас более дорогими. Время снова играет в пользу Кремля.

Для Минска ситуация обостряется тем, что власти до сих пор не имеют плана, что делать с электричеством с Островецкой АЭС. Ввод в эксплуатацию двух реакторов обеспечил бы половину потребностей страны, но уже сегодня мы имеем электричества с лихвой. А вместе с недавним заявлением Украины о ставке на максимальную нагрузку собственных мощностей исчезает последняя надежда на какой-то крупный контракт на экспорт.

«Мы до сих пор не знаем, как будет использоваться, кому продаваться электроэнергию с БелАЭС. Это основной вопрос. Я думаю, белорусская сторона пытается все сделать для того, чтобы не платить процентов по кредиту до тех пор, пока не решится вопрос продажи», – продолжает Ярослав Романчук.

Литва за соглашение Беларуси с НATO

Есть и еще один плюс: АЭС на сегодня – это единственный критический пункт, который не позволяет Беларуси и Евросоюзу двигаться дальше в отношениях в результате радикальной позиции официального Вильнюса. Отсюда и недавняя согласие властей допустить на АЭС делегацию европейских ядерных экспертов, и готовность сесть с Литвой за стол переговоров, о чем на днях говорил министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей. Но даже если в результате перенос запуска АЭС принесет официальному Минску ряд выгод, без договоренности с Россией платить по кредиту придется даже за нерабочую станцию.

Игорь Кулей/АА, belsat.eu

Фото на превью: Mikhael Klimentyev, SPUTNIK/Reuters/Forum

Сюжет вышел в программе «ПроСвет» 21.02.2020

Другие темы выпуска:

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости