Избиения, пытки, коронавирус и политическое убежище. Хроника 152-х дней одной семьи

Юрий Черенков – слесарь Мозырского нефтеперерабатывающего завода. Вместе с женой он подвергся жестоким пыткам мозырских милиционеров. Задержали супругов 11 августа. Силовики без опознавательных знаков избивали во время задержаний как мужчин, так и женщин. Позже против Юрия возбудили уголовное дело. Теперь, как рассказал «Белсату» Юрий Черенков, он попросил политического убежища в Польше.

Юрия и Елену Черенковых 11 августа в Мозыре задерживали и избивали восемь силовиков. Супруги, как и тысячи белорусов, в августе прошлого года возмутились фальсификациями президентских выборов и поддержали мирный протест на улицах своих городов. Силовики применили против людей оружие и насилие. Пострадали и Черенковы. Юрия и Елену избивали не только во время задержания, но и в здании Мозырского РОВД.

«Милиционеры надели на нас наручники и били беспощадно. Становились на лежачих людей, прыгали по спинам. Ставили ноги на голову. Во время избиения я уже не испытывал боли. Потом начались допросы. Когда узнали, что я работаю на НПЗ, просто ошалели. Один из милиционеров несколько раз ударил в грудь. Рядом лежал человек в собственной крови», – рассказывает Юрий.

После избиения и подписания протокола Юрия Черенкова поместили в СИЗО Мозырского РОВД. В камеру на 5 мест милиционеры затолкали 12 человек. Большинство задержанных в камере не могли понять, за что их задержали и почему пытают.

«Кто-то вышел из магазина, кто-то-из аптеки. Но людей хватали, избивали и садили в камеры. Милиционеры позже даже угрожали, что расстреляют нас», – вспоминает Юрий.

Судили черенковых в помещении ИВС Мозырского РОВД. По их словам, судья Мозырского района Марина Буглак не обращала внимания на физическое состояние задержанных людей и практически не слушала их свидетельств о невиновности и пытках. Она присуждала задержанным административный арест по рапортам милиционеров.

«Мне и жене присудили по 15 суток административного ареста. Я в последнем слове попросил, чтобы мне дали 30 суток, а жену отпустили, но судья ничего не ответила на это. Всех задержанных в Мозыре не смогли поместить в местном следственном изоляторе, поэтому многих перевезли в колонию № 20, что в нескольких десятках километров от Мозыря», – говорит мужчина.

Вместо дела в отношении палачей возбудили дело против Юрия

После ареста брака подало жалобу в Мозырский отдел Следственного комитета на незаконные действия силовиков МВД. Но местные следователи так и не возбудили уголовного дела против милиционеров.

Зато в отношении Юрия следователи возбудили уголовное дело за оскорбление представителя власти.

«Во время избиения в РОВД жена опознала двух милиционеров. Один из них – участковый в районе города, где она работает учительницей. А другого милиционера, который над ней издевался, она знает лично, так как учит его дочь в школе. Я написал в телеграм-чате, что эти милиционеры – фашисты. В результате против меня завели уголовное дело», – говорит Юрий.

Когда следователи возбудили уголовное дело против Юрия, мужчина заболел Covid-19. 4 ноября он почувствовал себя очень плохо, а на следующий день пошел на больничный. В это же время следователь из Мозырского Следственного комитета Кононученко звонил Юрию и его жене с требованием явиться на допрос.

«9 ноября мне было плохо. В этот день позвонил следователь. Он начал меня оскорблять, что, мол, я поступаю по-свински с ним, что не откликаюсь на его требования. Я объяснил, что у меня коронавирус, высокая температура. Но он начал говорить, что ему все равно, он не боится этого, требовал, чтобы я явился на допрос. Я так и сделал. Приехал к нему. После опроса он вдруг мне сказал, что я смогу еще в течение нескольких ближайших дней выехать из Беларуси, а потом буду невыездной. Поэтому мы с женой и решили уехать в Польшу и попросить политического убежища», – говорит Юрий.

Юрия Черенкова обвинили по ст. 369 Уголовного кодекса «Оскорбление представителя власти». Ответственность по ней предусматривает общественные работы, штраф, арест, до двух лет исправительных работ либо до трех лет ограничения свободы.

«По материалам дела, я якобы оскорбил двух милиционеров, Аскерко и Белановича. Именно их раньше опознала моя жена во время пыток в РОВД. Кстати, того же Белановича уже повысили и перевели в прокуратуру. Но как он будет выполнять свои обязанности? Здесь он людей избивал, а там будет следить за соблюдением законов?» – рассуждает Юрий.

Политическое убежище в Польше

Особого выбора Юрий не видел: или оставаться на свободе, но в другой стране, или быть заключенным в родной.

«Сегодня мы как раз первый раз получили средства от польского правительства. Ежедневно нам платят 20 злотых (14 белорусских рублей. – Примечание belsat.eu). Но столкнулся с проблемой медицинского обслуживания. Заболел зуб, а вот обращаться мы можем только в одну из польских фирм в Варшаве. Но дозвониться до врача так и не удалось», – рассказывает Юрий.

Мужчина говорит, что в Польше много помогают белорусы. Но неопределенный статус и временные документы вызывают много ограничений, даже курсы польского языка пока недоступны.

Юрия до сих пор не уволили с Мозырского НПЗ.

«Очень странно, но я увидел, что пришла премия на Новый год. Оплатили и кварталку. Не уволили и жену из школы, но приходят домой и дурят голову соседям, не явились ли мы. Но ведь это не секрет, все же знают. Два месяца не был на работе – и не увольняют, а ребята говорят, что уходят в забастовку, так их на следующий день увольняют», – говорит мужчина.

Юрий и Елена Черенковы надеются, что рассмотрение их дела в Польше насчет политического убежища вскоре завершится и им удастся работать и вести полноценный образ жизни.

Возможно ли перевернуть страницу?

СК/МВ

belsat.eu

Новости