Исследование BISS: «Мягкая белорусизация» продолжится


Первый «День вышиванки» в Минске, 2014 год. Фото belngo.info

Общественные активисты, бизнес и белорусские власти так или иначе движутся в одном направлении – в сторону расширения у общественности идей идентичных или родственных белорусскому национализму, говорится в исследовании Белорусского института стратегических исследований (BISS) «От «больного» к «здоровому» национализму».

«Маловероятно, что белорусизация когда-нибудь станет для Лукашенко самостоятельной ценностью, то есть чем-то большим, чем инструментом достижения других целей», – отмечает автор исследования – Петр Рудковский, академический директор BISS.

Под «белорусизацией» автор предлагает понимать процесс укрепления в общественном сознании белорусского национального тождества путем утверждения значимости белорусского языка, а также продвижения нарратива и символов, которые подчеркивают историко-культурную самобытность белорусов.

Приход бизнеса – новое качество общественной активности

По мнению Рудковского, где-то в конце прошлого десятилетия низовые инициативы по продвижению белорускости приобрели новое качество – к общественным активистам присоединился бизнес, который начал использовать белорусский язык в рекламе, а также спонсировать акции, способствующие популяризации национальных ценностей.

Изменились и формы работы активистов – возникли очаги и компании новой генерации, которые успешно используют различные формы маркетинговой коммуникации, в основу которых положено убеждение, что не «клиент» должен найти «продавца» и убедиться в необходимости его предложения, а наоборот: продавец должен найти и убедить клиента.

Футболки с белорусским орнаментом паломников в Будславе, в 2015 году. Фото catholic.by

При этом в дальнейшем сохраняют свою важность и традиционные институты – такие как «Общество белорусского языка» или «Союз белорусских писателей».

«Особую роль в сохранением национальной идентичности играет Католическая церковь обоих обрядов (римского и византийского), которая после некоторых колебаний в 1990-х сделала ставку на белорусский язык как основной язык богослужений и – в большинстве случаев – язык делопроизводства. Во времена нунциатуры монсиньора Клавдия Гуджеротти (2011 — 2015), особенно чуткого к проблеме белорусского национального возрождения, окончательно закрепился консенсус по поводу применения белорусского языка в католической церкви», – отмечает автор, который ранее посвятил несколько работ проблемам белорусского языка в католической церкви, особенно на Гродненщине.

Повороты культурной политики

Если в 1990-е и в первые годы 2000-х государственные власти резко негативно относились к белорусскому национальному движению и всей белорусскоязычной культуре в целом, но потом начались изменения, считает Петр Рудковский.

В прошлом десятилетии власти пытались нащупать некую «альтернативную» национальную идею для Беларуси – советскую, русскоязычную и этатистскую. Создавалась «идеология белорусского государства», в разработку и пропагандирование которой были вовлечены десятки ученых, тысячи чиновников и миллионы долларов в эквиваленте.

«Это было время, когда в связи с приходом Путина к власти надежды Лукашенко на вход на российскую политическую арену были разрушены, а идея независимости Беларуси приобрела ключевое значение», – пишет автор.

Однако ничего стоящего из такой кастрированной «национальной идеи» не вышло.

«День вышиванки», государственная версия. 2016 год. Фото «Минск-Новости»

Поэтому с начала 2010-х годов историческое и культурное видение Беларуси чиновниками значительно сместилось в сторону естественной версии белорусского национализма – с Полоцком как источником белорусской государственности, Великим княжеством Литовским как позитивным фактором формирования белорусской культуры и языка. Российский фактор в истории Беларуси стал рассматриваться более объективно, постепенно стало меняться отношение и к Белорусской Народной Республике.

Если раньше глава государства и чиновничество ставили на маргинализацию белорусского языка, то в последние годы подчеркивание важности сохранения родного слова стало обязательной нормой. Хотя радикальных сдвигов в направлении расширения языка не происходит (в сфере образования, особенно высшего, по-прежнему доминирует русский язык, делопроизводство по-прежнему ведется по-русски, абсолютное большинство чиновников общается по-русски), то все же очевидно то, что белорусские власти активно продвигают другое отношение к белорусскому языку, отмечается в статье.

«Если перестанем говорить по-белорусски, перестанем быть нацией. Очевидно, правы те, кто критикуют меня за пренебрежение [белорусским] языком», – цитирует Рудковский Послание белорусскому народу и Национальному собранию Александра Лукашенко в 2014 году.

Не только не мешает?

Защитники белорусского языка пошли в наступление на тех, кто нарушает права белорусскоязычных, в начале 2010-х годов. Власти, по мнению Рудковского, не только не сдерживают это противостояние, но и встают на сторону родного языка.

Также власти занялись и продвижением вышиванки как национального символа, и в развитием отношений с диаспорой – причем закон «О белорусах зарубежья» ставит в основу именно этнокультурную концепцию национального единства. Симптомы изменения позиции можно заметить даже в отношении к бело-красно-белому флагу – автор не исключает, что инициатива провластной ЛДП по признанию его историко-культурной ценностью была элементом подготовки общества к реабилитации «фашистского» национального символа.

Лидеры Беларуси и России. Фото kremlin.ru

Причинами таких изменений в отношении правящей верхушки к культурным вопросам стали, по мнению Рудковского: 1) нарастание экономического и информационного давления на Лукашенко со стороны России; 2) пример других постсоветских авторитарных лидеров в деле укрепления национальной идентичности; 3) частичная деполитизация возрожденческого дискурса; 4) Лукашенко и его окружение заметили, что обращение к национальным ценностям дает определенные имиджевые выгоды в отношениях с Западом.

Прогноз: долгосрочный тренд с нестабильной динамикой

«Мягкая белорусизация», которую мы видим на улицах белорусских городов, это результат незапланированного сочетания движения общественных активистов, бизнеса и властей примерно в одном направлении. Этот процесс имеет долгую историю, поэтому он не случайный и не эфемерный.

«Динамика белорусизации, скорее всего, будет меняться, но сам процесс будет продолжаться», – считает автор.

При этом белорусизация вряд ли станет полномасштабной и интенсивной («твердой») – белорусский язык и «Погоня» вряд ли при этом руководителе страны станут государственными символами, сохранится доминирование в публичном пространстве русского языка как одного из государственных.

Бело-красно-белые флаги в лагере защитников Куропат. 2017 год

«Маловероятно, что белорусизация когда-нибудь станет для Лукашенко самостоятельной ценностью, то есть чем-то большим, чем инструментом достижения других целей (прежде всего укрепления своей власти). Национальные, так же как и западноевропейские ценности – это для него «иностранный язык», далекий от того, к которому он привык в советские времена и с которым чувствует себя комфортно», – отмечается в исследовании.

Искренним сторонником национального возрождения Лукашенко вряд ли станет, так же не будет он заключать и политический союз с национальным движением. Хотя «идейный союз» в определенной степени уже наблюдается, делает вывод автор.

Петр Рудковский видит два варианта развития событий, при которых его прогнозы могут не оправдаться: 1) реальная угроза агрессии со стороны России, сравнимая с той, что имела место против Украины; 2) если политико-экономическая либерализация зайдет так далеко, что изменятся правила политической игры.

Смотрите также:

Александр Гелогаев, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии