Инфекционист про «психоз»: аппаратов ИВЛ на всех не хватит!

Аппарат искусственной вентиляции легких. Иллюстративный снимок. Фото: Denis Grishkin / TASS / Forum

Рост числа инфицированных коронавирусом после Пасхи утих, но впереди – праздник Победы: опять – массовые сборы людей. На условиях анонимности «Белсат» пообщался с врачом, который советует придерживаться мер безопасности.

Как все начиналось?

Когда началась эпидемия в Китае, я работал врачом на «скорой помощи». Нам уже тогда провели тренинг, как одеваться при таких инфекциях, куда и как возить больных. В нашем городе инфекционное отделение было на ремонте, поэтому пациентов с различными инфекциями мы возили в ближайший город за 25 километров. Когда появились первые случаи Ковид-19 в Беларуси, пришел приказ из Минздрава, куда и как возить, как принимать.

Нам выдали респираторы, маски, перчатки. Также я купил себе очки, так как в реанимационной бригаде приходится интубировать. А когда интубируешь, надо смотреть через ларингоскоп в гортань. И вообще зачастую бывает, что пациенты брызгают слюной в глаза. Мы были готовы к эпидемии, но не к таким масштабам. Первых пациентов мы возили в упомянутый город, а потом и в Боровляны.

То есть вас из райцентра привлекали к работе в Минске?

Фото: Василий Молчанов/«Белсат»

В основном это были линейные бригады. Они полностью одевались (очки, защитные костюмы) и ехали к контактам первого уровня, у которых брали мазки. Дальше уже возили в Борисов. Но Борисов начал переполняться, хотя коронавирус подтверждался может только у 5-7%. Потом в нашей местной больнице выделили один блок, начали готовить врачей, получили протоколы.

Конечно, были перебои и с масками, и с комбенизонами, но как-то справлялись. Главврач поддерживала, пыталась решить каждую проблему. Потом в наш инфекционный блок провели кислород и стали направлять туда более тяжелых пациентов. Когда отделение заполнилось, больница дала под вирус еще полблока. Это было 22 апреля, когда я начал там работать.

Сколько сейчас у вас в больнице мест, отведенных под COVID-19?

Точно и не знаю, потому что у нас открыли еще одно отделение. Больных достаточно много. Но многие и выписываются, включая и тяжелых. Также и из реанимации переводим тех, кто уже в хорошем состоянии. В поселке рядом открыли отделение для контактов первого уровня. Туда направляем тех, кто болеет в легкой форме.

Они лежат вместе с контактами первого уровня?

У контактов первого уровня берут мазки и часто отправляют на самоизоляцию. Участковый врач их наблюдает, звонит. Сейчас пациентов поступает меньше, чем раньше. Вспышка была после Пасхи, в больницу поступило много пациентов, которые не носили маски, не обрабатывали руки и т.д. Чтобы контакты первого уровня не пересекались с ковидными и не разносили инфекцию – они имеют отдельное отделение.

Действительно ли тех, у кого температура ниже 39, не забирают из дому?

Температура до 38,5 свидетельствует о том, что еще организм сам борется с инфекцией. Если температура выше 38,5 и не получается ее сбить, или она вызывает фибрильные судороги, тогда пациента госпитализируем. Если же такого нет, назначаем лекарство и советуем очень много пить.

Как выглядит ваш рабочий день?

Фото: Таня Капитонова / Belsat.eu

Я работаю по семь часов в первую или вторую смену. На входе в больницу мне меряют температуру и записывают в журнал, выдают новый респиратор. Называю свой номер и этаж, на котором работаю. Медперсонал с большой температурой не допускают к работе. Далее я переодеваюсь в костюм индивидуальной защиты. Это комбинезон, фартук либо одноразовый или многоразовый халат, бахилы, две пары перчаток. Очки у меня свои. Через специальный шлюз вхожу в инфекционное отделение, то есть в красную зону. Там мне сразу говорят, кто в тяжелом состоянии, кто был под наблюдением, у кого есть температура. Тогда уже начинаю осмотр пациентов: измеряю температуру и давление, делаю аускультацию легких и сердца, собираю жалобы и информацию, была ли температура накануне. Также назначаю анализы, КАТЭ либо рентгенографию. Если нужен осмотр узкого специалиста, то назначаю и они приходят, тоже переодетыми. Осмотр пациентов неповерхностный, занимает много времени. После него передаю записи на пост, и медсестры выписывают лекарства, анализы, обследования. Затем я сдаю свой пост своему напарнику, а сам беру душ и переодеваюсь в чистую одежду. Ем в комнате для отдыха или в ресторане, который нас полностью бесплатно кормит. А тогда уже возвращаюсь домой.

Сколько у вас «ковидных» пациентов И сколько с обычной пневмонией?

С коронавирусом у нас только пятеро, все остальные – с обычной пневмонией, бронхитом, трахитом, онкологией, болями в животе. Они попадают сюда, так как могут быть контактами первого уровня. Берем мазки и ждем результатом. «Ковидные» отделены от остальных, в основном они болеют в легкой форме. Одна смерть накануне была у пациента с пневмонией, но он имел рак прямой кишки и плохие анализы. Первый и второй результаты на коронавирус были отрицательные.

Врачи, которым обещали доплаты, в прошлом месяце получили меньше, чем было до этого. А как у вас?

До этого я работал 340-360 часов в месяц, это две ставки. У меня получалось Br 1450 после уплаты налогов. В приказе, который озвучивали по телевидению, говорится, что в нашем отделении на врача – Br 1500 доплаты, на средний врачебный персонал – Br 1200. Но это все зависит от ряда факторов: сколько я работал с «ковидными» пациентами, насколько они были тяжелыми.

Например, в Борисове умер фельдшер, который работал на «скорой помощи» и через полторы недели в санстанцию пришло письмо, чтобы мы скинулись деньгами на помощь. Сын этого человека сказал, что никакой помощи от государства пока что не было.

Как вы оцениваете официальную статистику от Минздрава?

Министр здравоохранения Беларуси Владимир Караник на брифинге по итогам работы миссии ВОЗ в Беларуси. Кадр с официальной трансляции на канале «UN Belarus»

К нам на вайбер каждый день приходят списки тех, у кого тест на коронавирус отрицательный и у кого – положительный. Мы их фиксируем, так как деньги за них получаем… Я разговаривал со своим коллегой из Германии, так даже в их статистике неточности. О СПИДе он говорил, что статистику нужно умножать на 10! Ведь много людей, которые не приходят сдавать анализы. Так и здесь: не каждому сделают тест! Что касается смертей, то на примере нашей больницы их немного. Отчасти умирают от той самой пневмонии, как в прошлом году. Наши врачи говорят, что в 2009 году было страшнее – больше смертей.

Так может проблема в тестах?

Может и в тестах. Я не могу сказать, или доверять им на 100 %.

Что думаете о подготовке к параду на 9 мая?

В мире – пандемия. Каждый должен понимать, что его тоже это может коснуться. Деньги, выделяемые на парад, можно было бы направить медикам на оборудование.

Когда ожидается завершения эпидемии?

В нашем вайбер-чате кто-то сбросил информацию из Сингапура о том, что в Беларуси все закончится в начале сентября. Выдержим. Главное – сейчас немного утихла ситуация.

Что бы вы сказали тем, кто называет коронавирус психозом и не носит маски?

Антисептики для рук и поверхностей теперь неотъемлемый элемент жизни гандболистов

На всех аппаратов ИВЛ не хватит. Если собрались умирать –не носите маски. А если есть немного ума, посмотрите, как мы работаем. Нужно мыть руки, обрабатывать свою одежду, носить маски или респираторы, ведь однажды места для вас в больнице может не хватить.

ВР/АА Belsat.eu

Новости