И Путин, и Лукашенко пошли дорогой Брежнева

Александр
Класковский

И белорусский, и российский лидеры усердно молодятся, играют в хоккей и окунаются в крещенскую купель – короче, внешне пока мало напоминают Леонида Брежнева, дряхлого генсека ЦК КПСС с шамкающей дикцией.

Но по сути оба выбрали его стезю – оставаться у власти до упора. Хотя в плане психологии, методов удержания власти между Александром Лукашенко и Владимиром Путиным есть и важные различия.

Российский вождь слукавил

На встрече с Путиным в Санкт-Петербурге 18 января один из ветеранов то ли согласно инструктажу, то ли от чистого сердца предложил, чтобы «продолжительность трудовой деятельности по руководству страной президента не ограничивалась конкретными сроками».

Российский лидер ответил не без политического кокетства. Оговорившись, что он понимает тревогу за стабильность в стране, Путин подчеркнул, что «очень тревожно было бы вернуться в ситуацию середины 80-х годов, когда руководители государства один за одним, до конца своих дней оставаясь у власти, уходили из этой власти, не обеспечивая при этом необходимых условий трансформации власти».

Владимир Путин окунается в прорубь на Крещение, озеро Селигер, 19 января 2018 года. Фото – Kremlin Pool / Russian Look / Forum

Подтекст ясен: я, мол, не такой. И формально вроде есть основания. Несколькими днями ранее, анонсировав конституционную реформу, российский руководитель дал понять, что оставаться президентом после 2024 года не намерен.

Но по сути, отвечая ветерану (который, конечно же, хорошо помнит «гонки на лафетах», когда в 80-х поочередно хоронили руководителей СССР Брежнева, Андропова, Черненко), Путин слукавил. Дураку понятно, что никуда он не уходит, а собрался перестраивать систему власти под свое новое место. Возможно, станет главой Госсовета или еще кем-то. Титул неважен. Важно то, что он намерен оставаться де-факто первым лицом.

Белорусскому лидеру логично взять паузу

Белорусские же обозреватели после сенсационного выступления Путина 15 января перед Федеральным собранием стали гадать, как российский транзит власти (хотя слово «транзит», на мой взгляд, здесь неточно, поскольку де-факто власть никому не передается) отразится на поведении и планах Лукашенко в аналогичном вопросе.

Белорусский официальный лидер уже давно туманно намекает на намерение перелицевать Конституцию. И вот, получается, российский коллега его опередил. Но те, кто полагает, что это как-то заденет амбиции Лукашенко, заставит пришпорить разработку изменений в Основной Закон, на мой взгляд, ошибаются.

Скорее наоборот. Тем более что в России ведь все может пойти наперекосяк. Ряд тамошних аналитиков полагают, что кремлевский вождь сам себя переиграл, задуманная им схема может породить жестокий конфликт во властных элитах.

«Что касается конструкции власти, которую предлагает Путин, – она абсолютно безумная и закончится крахом всей путинской модели власти», – считает Леонид Радзиховский. Сама эта конструкция, по его выражению, это уже даже не двуглавый орел, а трехголовый дракон.

Владимир Путин во время послания Федеральному собранию. Фото: kremlin.ru

Так что сейчас белорусскому руководителю логично взять паузу, присмотреться, как получится с играми вокруг власти у Нурсултана Назарбаева и Путина.

Да Лукашенко и так не гнал лошадей. Это досужие комментаторы, уставшие от 25-летнего правления первого президента, спешат узреть в его разглагольствованиях признаки подготовки к транзиту власти.

Зачем усложнять себе жизнь?

Давайте вдумаемся, почему Путин всю свою номенклатуру поставил сейчас на уши намеченной перестройкой властной конструкции. Фишка в том, что он – формальный законник, не хотел и не хочет нарушать конституционный лимит президентских сроков. Потому на четыре года (2018–2012) уступал президентское кресло Дмитрию Медведеву. Потому и сейчас задумал перетащить полномочия на другую должность.

У Лукашенко – совсем иная психология и никакого благоговения перед буквой закона. Тем, кто его хорошо изучил, трудно себе представить, чтобы человек, правящий Беларусью с 1994-го, не то что на четыре года – на четыре секунды кому-то уступил бразды. А лимит сроков президентства он снял еще референдумом 2004 года.

Так зачем усложнять себе жизнь, придумывать разных опасных трехголовых драконов, если можно элементарно оформить очередной пятилетний срок на выборах 2020-го, затем – 2025 года и так далее – пока позволит личный биологический ресурс.

Назарбаева, говорят, подвигло к транзиту власти состояние здоровья. Да и в случае Путина мы не знаем, почему вдруг такая спешка. Лукашенко же пока выглядит крепыш крепышом, носится по льду с клюшкой, ловко управляется с арбузами и картошкой на своей фазенде – и, вполне вероятно, будет просто гнать прочь сами мысли о чертовом транзите, пока не прижмет.

Владимир Путин беседует с Александром Лукашенко во время хоккейного матча на «Шайба-арене» в черноморском курортном городе Сочи, 15 февраля 2019 года. Фото – Сергей Чирик/ POOL/Reuters/Forum

«Батька» любит сам рулить

Налицо и еще ряд различий. Путин на посту президента предпочитает избегать публичных выволочек, не лезть в оперативное управление экономикой, уносясь в сферы глобальной политики. Так что во главе таинственного, заоблачного Госсовета ему будет самое то.

Лукашенко же любит сам рулить, как директор совхоза. Ему очевидно доставляет удовольствие строить подчиненных, приводить их в трепет, вникать в мельчайшие хозяйственные вопросы, показывать себя знатоком во всех сферах. Недаром родился анекдот, как он руководит переборкой картошки.

Отметим, что белорусский вождь, судя по всему, еще более недоверчив, чем Путин. Возможно, он до конца не доверяет даже самым преданным людям из окружения. Азербайджанский же вариант – передать власть по наследству сыну – может, и соблазнителен, но не факт, что легко прокатит в Беларуси.

Наконец, то, что Путин, видимо, решил продлевать нахождение у власти не через аншлюс Беларуси, отнюдь не означает, что Кремль оставит Лукашенко в покое с «углублением интеграции». Потому что продолжает работать логика великодержавного мышления, остается стратегическая цель если не поглотить Беларусь, то сильнее закрепить в сфере влияния Москвы.

Все эти моменты тоже отнюдь не подталкивают белорусского президента торопиться с транзитом власти и затевать переделку ее конфигурации. Он наверняка уверен, что сам лучше всех справится с вызовами, в том числе со стороны Москвы.

По стопам дорогого Леонида Ильича

Роднит же Лукашенко и Путина при всех внешних контрастах то, что оба демонстрируют феноменальное властолюбие, которое все сильнее входит в противоречие с задачами развития их стран. И в Беларуси, и в России забронзовевшие лидеры насаждают застой под видом стабильности.

Несмотря на покатушки по хоккейной площадке на потешных турнирах, у них нет настоящего драйва. Нет вдохновляющей идеи, сильного проекта будущего. Нет вообще никакой идеи, кроме мысли об удержании власти.

И хотя Путин, скорее всего, сменит кресло, а Лукашенко будет баллотироваться в президенты, пока позволит здоровье, по сути оба пошли путем генсека, по фамилии которого целую эпоху стали называть брежневским застоем.

Новые поколения россиян и белорусов будут изучать печальные для их стран эпохи путинского и лукашенковского застоев.

Александр Класковский, политический обозреватель – для belsat.eu

Читайте другие тексты автора в рубрике «Мнения»

Смотрите также