Художник-акционист Алексей Кузьмич: «Я нарисовал фаллос на бюллетене как символ главного человека страны — президента»

Художник-акционист Алексей Кузьмич. Фото: Максим Войтицкий / «Белсат»

Художник-акционист Алексей Кузьмич в день выборов президента 9 августа устроил акцию — на избирательном участке и перед шеренгой ОМОНа. После этого побывал в камере РОВД и изоляторе на Окрестино. По его словам, ему пришлось покинуть Беларусь из-за того, что там собираются фабриковать на него дело по статье, связанной с порнографией. В Киеве с ним встретилась журналист «Белсата» Марина Ступак.

– В день выборов вы пришли на избирательный участок, на бюллетене нарисовали красным цветом фаллос, прикрепили на грудь и так простояли некоторое время. Зачем?

– Это была акция, она называлась «Верую» или «Филистерский мир политических животных». Она была приурочена ко дню выборов президента Республики Беларусь. И она рассуждала на тему демократии, на тему избрания лидера государства. Я проводил параллели с религиозной тематикой (Кузьмич стоял в образе распятого Христа – ред.) и архаичным сообществом. То есть когда человек воспринимает лидера как некое божество. Но самом деле политик приходит к власти, чтобы проявить свою доминантность. Это такое чисто животное начало – стремление к власти. Президент – он сродни главного бабуина, где проявляется максимальная доминантность. А что такое доминантность в животном мире – это фаллос. То есть, грубо говоря, у кого самый большой фаллос, тот и главный доминант стаи. Поэтому я нарисовал фаллос на бюллетене как символ главного человека страны – президента. У меня изначально был такой план – уйти с избирательного участка без задержания, чтобы прийти потом вечером вторую часть акции.

– Какую?

– Перед шеренгой ОМОНа и спецтехники ее получилось сделать, во время акции протеста, которая была вечером после фальсификации президентских выборов. То есть я вышел между толпой митингующих и толпой ОМОНовцев – у меня был прикрепленный бюллетень с фаллосом и образ распятия – я голый, в набедренной повязке повторил эту акцию перед ними. То есть я стал лицом к силовикам, таким образом показав весь тот абсурд, за который они собираются воевать и убивать мирных протестующих, просто людей, которые хотят сменяемости власти.

– Думаете таким образом они поняли, что вы хотели донести?

– Ну, знаете они вряд ли это поняли, потому что секунд через 20-30 в меня полетели светошумовые гранаты и начали стрелять, но не попали, мне удалось уйти.

– После этого вас задержали. Расскажите как это было.

– Задержали меня дома, пришли (сотрудники милиции – ред.) ко мне домой в половину пятого утра, в тот же день после акции. До обеда я держал оборону, потом я уже понял, что дверь конкретно выбивают и начал вести с ними диалог. Я вызвал адвоката и решили поехать в центральное РОВД, это были сотрудники РОВД, для дачи объяснений. Составили на меня протокол и задержали до суда. Суд должен был быть на следующий день, но никакого суда не было. Меня более двух суток продержали в камере в ужасных условиях.

– Что вы видели конкретно?

– Я видел как людей мучают, как над ними издеваются. Человека кладут на растяжку, лицом в пол, он в такой позе лежит несколько часов, все ужасно затекает. Включали стробоскопы, когда тебе свет резко мигает, бьет по глазам. То есть психологическое такое давление.

Вы там день были на Окрестина, получается?

Часа три где-то я там провел. Все камеры же были заняты, нас загрузили в прогулочный дворик на улице. Потом появились врачи и мне повезло уехать на скорой помощи с ними.

Знали вообще сотрудники милиции и ОМОНовцы кто вы, за что вас задержали?

Да, знали. Милиционеры, которые пришли домой задерживать меня не скажу, что как-то плохо относились. А ОМОН – в принципе без комментариев. Когда они узнали кто я такой, то они: «А, животное, это ты? Тот самый художник, который на бюллетене рисует члены?» И начали бить. Потому что я затронул их сакральный символ власти, выборыэто та точка, которая не должна быть прикосновенна.

Акцыя салідарнасці на пл. Незалежнасці. Менск, Беларусь. 2 верасня 2020 г. Фота: ТК / belsat.eu

Какие у вас впечатления от трех недель протестов?

Вы знаете, впечатления двоякие. В одной стороны, очень круто, что выходит огромное количество людей. Но эта эйфория мне не очень близка. Ну, я понимаю, что круто быть в обществе, я назову его стаей и получать эндогенные наркотики в мозг, но потом будет откат. Потом будет понимание того, что все плохо. Я не хочу быть пессимистом и говорить, что у нас что-то не получится и эти протесты сойдут на «нет», думаю, что точка невозврата уже пройдена. И в любом случае протесты будут продолжаться, но эти молчаливые, скажем, добрые, пушистенькие протесты, мне не очень близки. Когда твоего друга, соратника задерживают какие-то люди в штатском непонятные, а ты кричишь: «Фу» или «Позор», по-моему, это не протест, а какая-то ерунда. Я не выступаю за сильную радикализацию конфликта, не говорю, что нужно жечь администрацию президента и РОВД, но, я думаю, что людям надо быть более настойчивыми и смелыми в своих действиях.

Как вы вообще оцениваете протестный потенциал деятелей культуры все эти годы?

Потенциал, возможно, есть, но реализация очень слабая. И большинство художников нашего белорусского поля – они конформисты. Они не будут делать против, они подстраиваются под систему в своем большинстве, пытаясь извлечь из этого какие-то бонусы в виде денег, преференций, известности. Они пытаются быть в своей тарелке, попадать в удобную среду, чтобы реальность не «кусала» тебя.

Акцыя салідарнасці на пл. Незалежнасці. Менск, Беларусь. 2 верасня 2020 г. Фота: ТК / belsat.eu

После задержания вы говорили в интервью, что не планируете уезжать из страны. Сейчас вы в Киеве. Почему?

Так получилось, что пришла информация о том, что на меня собираются сфабриковать уголовное дело по статье «Порнография», а за эту статью у нас не предусмотрено административной ответственности, сразу уголовная автоматом. Я не понимаю на данный момент какую именно из акций или вообще какое мое действие может под это попадать. Но информация есть и, пока я ее не проверю, я не могу находиться в стране. Потому что, если я буду находиться в заключении, от этого ни мне, ни моей семье хорошо не будет. Поэтому я решил уехать на время из Беларуси. Хотя мне совершенно не хотелось покидать страну, несмотря на ситуацию, которая там происходит. Эта ситуация является золотом для меня, как для художника, потому что я использую социально-политический контекст как материал для своего искусства.

Художник-акционист Алексей Кузьмич. Фото: Максим Войтицкий / «Белсат»

Что планируете делать в Киеве и вообще дальше?

Киев как второй дом, здесь я сейчас просто отдыхаю. Отдохну, потом поеду в другое место.

Кого бы вы вообще хотели видеть в качестве президента Беларуси? Вы испортили бюллетень..

У меня иногда спрашивают: «А за кого вы проголосовали?», я говорю, что это и был мой голос, то есть нарисовать член на бюллетене это и есть мой голос. Мне не нужен никакой президент, я бы вообще утилизировал этот пост, сделал хотя бы парламентскую республику, потому что, я думаю, что это пережитки постколониального нашего прошлого, постсоветской страны. Когда выбирается некий очередной деспот, очередное божество, которому люди поклоняются и верят.

Марина Ступак, фото Максим Войтицкий belsat.eu

Новости