Дворец в Понемуни: от королевской резиденции до сельского клуба

Фото

В каком состоянии бывшая королевской резиденция в Гродно? Корреспондент Belsat.eu искал ответа.

Дорога из Гродно в Понемунь – чисто символическая. Деревня сейчас находится в черте города. О ее «королевском прошлом» напоминают лишь отдельные «маячки»: бывшая часовня, которая находится на территории гаражей, остатки построек фольварка на закрытой территории ремонтно-строительного управления (РСУ), засоренный грабовый парк и, наконец, заколоченный «деревенский клуб» – бывшая королевская резиденция.

Дворец? Нет, не слышали…

Въехав на территорию, которая охраняется, спрашиваем, как попасть во дворец.

– Дворец? Ну то вам нужно ехать через светофор, – начинает рассказывать усатый сотрудник РСУ с бейджем на груди, – дальше рынок будет, там налево…

Через пару минут понимаем, что дядя рассказывает нам, как проехать… к Новому замку в центре Гродно. Тоже ведь над Неманом и с колоннами. Местные жители не отождествляют «клуб» с дворцом, несмотря на специальную табличку на стене здания.

– А, клуб? – смущенно переспрашивает дядька, – прямо и направо!

Возле самой резиденции встречаем парня, который отказывается фотографироваться, но рассказывает, что в правом деревянном крыле теперь шесть жилых квартир. Подвалы завалены мусором, основное здание – бывший клуб – давно забит. О реставрации сейчас разговоров нет, хотя раньше она планировалась. Экскурсий здесь не бывает.

Резиденция для личных целей

Дворец в Понемуни – одна из трех резиденций короля Станислава Августа Понятовского в окрестностях Гродно, которые теперь уже вошли в городскую черту. Король приезжал в Гродно по многим делам и мог останавливаться в Новом замке. Но это было не очень комфортно для личной жизни: в замке всегда было людно.

Поэтому для личных целей больше подходили Станиславово, Августово и Понемунь – это было имущество короля, а не государства. Самой маленькой и интимной резиденцией была как раз Понемунь над Неманом.

В Понемуни всегда было тихо. Даже фольварк с конюшнями находился на расстоянии. Здесь король мог встречаться не только с женщинами, но и со специалистами по секретным государственным делам. Вокруг дворца – ландшафтный грабовый парк, а в низ к Неману спускаются террасы оранжерей, которые сегодня напоминают руины Мачу Пикчу (древний город в Перу).

Когда Станислав Август предчувствовал неминуемый конец и потерю короны, свои частные резиденции он началраздаривать. Так Понемунь попала в частное владение.

В XIX веке к неудобному в пользовании зданию резиденции сделали пристройкус кухней и другими хозяйственными помещениями. Как раз в таком виде дворец застали художники Орда и Пешко, по акварелям которых мы можем судить о тогдашнем внешнем виде.

В 1939 году все было национализировано. На базе усадьбы сделали совхоз. Там же была одна из первых машинно-тракторных станций в Гродненском районе.

Работы не так и много

Проект реставрации дворца появился еще в конце 1980-х. Тогда весь комплекс исследовался историками и архитекторами. Но Союз ушел, а проект даже не созрел до стадии эскиза.

– В то же часовне я был в 90-х годах, – вспоминает историк архитектуры Игорь Трусов, – ее состояние не аварийное. Внутри будто все почищено, крыша и стоки для воды сделаны – то есть здание не разрушается. Но и хорошим состояние назвать трудно.

Интересно, что неоготическая часовня времен Понятовского также считается памятником истории и культуры, как и весь комплекс «Понемунь». При этом к ней нельзя даже подступиться: она находится на охраняемой территории гаражей. Нас туда, кстати, не пустили. Посоветовали «связаться с директором».

– С реставрацией самого дворца есть юридические сложности, – продолжает Олег Трусов. – Историческое здание XVIII в., в котором недавно размещался клуб, небольшой. Для его восстановления не нужны крупные капиталовложения. Но деревянная часть, достроенная в XIX в., теперь в частной собственности, там живут люди, которых нужно будет отселять. Но в общем работы не так и много.

Историк напоминает, что с 1994 года в Беларуси в городских бюджетах нет таких статей, как «реставрация и консервация памятников». Такая статья есть в областном бюджете, но в случае с Гродненской областью все «съедается» Старым замком, над которым сейчас идут работы, и укреплением Коложской церкви.

Что дальше?

– Если же брать внебюджетные средства и фонды, возникнет вопрос назначения: а для каких целей? – разводит руками Трусов. – Что дальше? Здание же небольшое. Создать музей по советской дурацкой привычке? С тремя комнатами?

По мнению историка, большинство усадеб на Гродненщине невозможно восстановить по простой причине: непонятна цель восстановления. Любая дворянская или королевская резиденция некогда работала на частные нужды своего хозяина. Времена изменились: в Беларуси нет ни знати, ни магнатов.

Вместе с тем, Трусов приводит в пример Россию, где дворянские усадьбы выкупают состоятельные люди – чтобы там жить. Но резиденция в Понемуни неудобна для проживания, неудобна в эксплуатации.

– И даже если владелец все сделает правильно, – подытоживает Трусов, – представьте, что его посадят за это. Вы же знаете как это бывает в нашей стране. И что дальше?

Единственным оптимистичным примером могли бы служить, разве, варшавские Лазенки, где бывшая загородная королевская резиденция, которая «влилась» в город, превратилась в парк общественного отдыха на содержании государства.

И тут спасает лишь положение – Понемунь сегодня часть города, а не заброшенная усадьба в сотне километров от областного центра. Главное, чтобы дворец, часовня и остатки парка выдержали до времени, когда мечты можно будет воплотить в реальность.

АК, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии