«Дочери» – два года. Большая беседа с режиссёркой Марой Томкович


Мара Томкович. Фото facebook.com/mara.tamkovich

В прошлом году её творческий дебют – короткометражка «Дочь» – стал лучшим художественным фильмом на 25-м Международном фестивале «Лістапад» в категории «Национальное кино». Как живется режиссёрке и её «Дочери»? Что автор делает в Гдыне и кто она: беларуский или польский творец? С Марой Томкович побеседовала Ольга Гордейчик.

Мара Томкович – минчанка, училась на факультете журналистики в Варшавском университете по программе Калиновского и в Варшавской киношколе. Автор документальных и художественных фильмов. «Дочка» – её дипломная работа, бюджет картины – около 5 тысяч евро (оборудованием обеспечила школа, а актеры играли без гонораров). Кроме главной награды в категории «художественное кино» на «Лістападзе» -2018, фильм был отмечен на фестивалях в Польше, Австрии, Греции, США за режиссуру, операторскую работу и сценарий.

Лауреат награды «She’s Mercedes» как лучшая автор художественного кино на фестивале «Два Берега». Среди её работ «Уравнение», «Fucking Story», «За дверью», «37» и другие. Мама трехлетней Мириам.

Был ли «Листопад» первой победой «Дочери», которая дала старт дальнейшим? Как вы с фильмом прожили этот год? Кажется, теперь ты направляешься в Америку, а также «Дочь» в Бельгии будет претендовать на кандидата на Оскара? Все так?

«Лістапад» был где-то посреди фестивальной карьеры «Дочери». Началось все с премьеры на фестивале во Флориде, потом была польская премьера на Краковском кинофестивале. Всего фильм объехал несколько десятков фестивалей. За 2018 год «Дочка» попала в лидеры среди польских короткометражек по количеству наград за рубежом.

Если говорить про Америку – да, будет показ в Лос-Анджелесе, но это не первый показ в США, так как мировая премьера была, как я уже упомянула, на кинофестивале во Флориде, а потом фильм был показан на польском фестивале в Лос- Анджелесе, где получил награду за лучшее социально ориентированное кино.

Ближайший фестиваль, который квалифицирует фильмы на Оскара и отобрал мой фильм в конкурс, пройдет в Бельгии. Кстати, интересно: «Дочка» там посоревнуется с «Озером радости», и я очень рада, что с Алексеем Полуяном снова встретимся на одном мероприятии. Но это не первый «оскаровый» фестиваль «Дочери», их наберется с десяток. Фестивальная жизнь фильма – два года, которые заканчиваются, большинство за нами.

Кто занимается фестивальным путем «Дочери», ты сама? Или это так, что или продвигаешь проект, или работаешь над новым?

Фестивальной карьерой и дистрибуцией «Дочери» занимается Краковский кинофонд, который взял «Дочку» под свою опеку и заявляет фильм на международные мероприятия, вкладывая в это и соответствующие деньги – ведь большинство престижных фестивалей требует оплаты за заявку. Поэтому продвижением я особенно не занимаюсь.

Фестивальная жизнь фильма длится два года. Фото facebook.com/mara.tamkovich

Но это правда, что если это делать самому, то это работа на полную ставку, причем такая, за которую еще и нужно доплачивать, потому что заявки стоят. А еще – если ты сам предлагаешь свой фильм, то шансы, что его посмотрят члены жюри, значительно меньше. У меня был опыт быть в отборочном жюри фестиваля, и такие фестивали, особенно, если заявка на участие в них бесплатная, могут получать и по три и по четыре тысячи заявок.

Вернемся к вашему с «Дочкой» «Лістападу»: фильм, созданный в Польше, при полной, как ты говорила, творческой свободе, попал в национальный конкурс. Рядом были картины, сделанные внутри Беларуси, возможно, с определенной автоцензурой, были фильмы, записанные чуть ли не на мобильник, но был и «Кристалл» – претендент на Оскара. Палитра широка. Как думаешь, что стало решающим фактором выбора жюри в пользу «Дочери»?

Как мы все помним, вокруг национального конкурса на прошлогоднем «Лістападзе» было много противоречий, и, может, именно поэтому там было представлено не так и много фильмов, выполненных полностью в Беларуси. Кажется, в общем только один, или два – «Егор» и, возможно, «Пляж. Лес. Тамбур», выигравший в этом году. Я, кстати, очень рад, что он в итоге получил возможность появиться на «Лістападзе» в национальном конкурсе в атмосфере большей свободы.

[От ред .: В прошлом году Кирилл Галицкий и Светлана Козловская отозвали свой фильм «Пляж. Лес.Тамбур» из национального конкурса в знак протеста против решения Минкульта оставить за собой право последнего голоса в отборе фильмов для участия в фестивале.]

А что стало решающим фактором – мне трудно сказать, но, наверное, все же «Кристалл» – фильм другой категории. Недаром обычно существуют два конкурса – для короткометражного и полнометражного фильма, так как это не только де-факто разные жанры, но и абсолютно разные уровни продакшн-финансирования. Очень трудно сравнивать 30-минутный фильм, снятый где-то за 1/20 бюджета даже малобюджетного полнометражного фильма, с полным метром.

Беларуские фильмы действительно стали чаще появляться на фестивалях: две картины авторов-беларусов – в одной категории в Бельгии. В Варшаве отметили Владу Сенькову и приняли в школу Вайды, а в Германии на кинофестивале в Котбусе лучшей художественной короткометражкой стала продукция «Беларусьфильма и Митрия Семенова-Олейникова «Франка» (хотя добирался на фестиваль создатель за собственные деньги). Государство мало заботится о создателях, но, возможно, поддержки нужно искать в других средах? Как это выглядит в Польше?

На продвижение фильмов выделяет деньги продюсер (в случае короткометражек – школы) или дистрибьютор (в случае короткометражек – вообще некоммерческие учреждения вроде Краковского кинофонда). Если фильм попадает на фестиваль, куда ехать далеко и дорого, а организаторы покрывают только часть расходов или не покрывают вообще, можно обращаться в определенные организации за помощью на продвижение польской культуры. Такую помощь может предоставить посольство, Польский институт киноискусства, Институт Адама Мицкевича или даже и школа, в которой фильм снят.

{%CAPTION%}«Дочка» – фильм-драма. Как работалось с польскими актерами, со взрослыми актерами? Приходилось же извлекать их эмоции, быть для них авторитетом. Статус молодой, не знаменитой, плюс – беларуски – не мешал?

Работой с актерами я очень довольна, и с Адамом, и с Габи (Адам Цывка и Габриэла Хоецка – исполнители главных ролей в фильме «Дочь»), и с другими, я очень им благодарна – они вложили в фильм очень много себя. А прежде всего – замечательно, что они согласились, особенно Адам, который был далеко не дебютантом, когда соглашался сниматься в «Дочери», но он согласился, бесплатно, и посвятил этому фильму две недели своей жизни. Большой респект ему за это. И работа была действительно очень хорошей, потому что я чувствовала, что актеры в те персонажи, что где-то там мне придумались, очень много добавляли.

То, что я беларуска, никогда, ни разу не мешало. Что молодая и неопытная – да, немного есть такое, что если на студенческие фильмы нанимают больших звезд, то зачастую это сотрудничество может не складываться так, как себе представлял режиссёр, потому что приходит актер, который считает, что он все знает, что он осведомлен , что он – звезда, и сейчас это он поучит «студента» режиссуры. Но, по моим наблюдениям, такое сотрудничество не дает хорошего эффекта, потому что тогда этот фильм как будто делают полтора или даже два режиссера, каждый из которых тянет куда-то в свою сторону, либо вообще нет общего видения: как этот фильм должен держаться.

Но в моем случае, повторюсь, с Адамом мне очень хорошо работалось, он много вкладывал от себя, но никогда не ставил под сомнение моих решений и прислушивался к замечаниям.

Мара Томкович. Фото facebook.com/mara.tamkovichКак ты познакомилась с Габриэлой? С кем было легче договориться – с ней, потому что вы молоды и, думаю, более эластичные (хотя и для нее это не первый фильм), или с опытным Адамом? Было ли какое-то сотрудничество с психологом в связи с тем, что Габриэле нет 18-и, а фильм – о насилии и нежеланной беременности?

Габи нашла по объявлению в Фейсбуке, психолога не было, не тот бюджет. Много общались с мамой Габи, Агнешкой, которая определяла границы того, что мы можем снимать, а на что они не согласны. А с кем легче – сравнить невозможно, это, как говорят, яблоко и апельсин. Каждый был по-своему достойный и интересный.

Как ты попала в кино, причем – в польское? Думаю, об этом мечтают многие. Есть ли какие-то константы, маяки на этой дороге, кроме соответствующего образования?

В кино я прошла через телевидение, через журналистику. Сначала было «Еврорадио», которое подтолкнуло меня от письменной журналистики в более медийную, сначала в аудиосферу. Потом появился «Белсат», где была уже работа с видео, и уже на «Белсате» появилась идея, что, возможно, это занятие стоит перевести в нечто более постоянное, чем однодневные новости. Я попробовала поступить в киношколу, и так уже здесь и осталась …

Что было маяками по дороге? Образование – да, но также это контакты, знакомства. Зачастую киношкола – это такая база для получения именно контактов, так как все же кино – это очень закрытая тусовка, где нанимают людей, потому что кого-то уже знают. И ты должен отработать своё бесплатно, чтобы начала действовать машина сарафанного радио, которое передает: а, вот есть такой-то, он прикольный.

Ну а если говорить именно о режиссерской работе – то надо просто продвигать собственные проекты. Это нелегко.

{%CAPTION%}В прошлом году после победы на «Лістападзе» ты говорила, что хочешь снять фильм в Беларуси. Получается?

Пока все здесь в стадии мечтаний-планов. Еще нужно время, чтобы говорить о полноценном сценарии. Скажем так, я на этапе девелопмента. Поэтому пока не о чем говорить, потому что может, думается о любви, беларуских женщинах и контрабанде, а получится фильм совсем о другом…

Успех открывает дорогу дальше? Продюсеры кивают головами на все идеи и верят на вырост? Бюджет твоей комедии «Fucking story» – 100 долларов, но в целом кино – дорогая отрасль, в одиночестве вряд ли подъемная…

Успех в кино – вещь относительная. Есть такая иллюзия, когда приходишь в киношколу – вот я сниму свой первый фильм, выиграю с ним несколько фестивалей, и с этого момента все будет круто и легко, и продюсеры будут ломиться дверями и окнами и предлагать деньги – а ты только снимай. Это не так.

Фестивальный успех, наверное, помогает, ведь тебе есть чем уже подтвердить, что ты что-то можешь и умеешь, но дорога к реализации не перестает быть постоянной борьбой.

И надо согласиться с тем, что это не изменится, наверное, и после первого, и второго фильма, и всегда, эта борьба и этот статус локомотива будет принадлежать режиссеру. Никто другой его не потянет.

{%CAPTION%}Думая о будущем фильме, ты обращаешь внимание на разницу аудиторий и восприятия его в Польше и Беларуси? Социальные проблемы не всюду одинаковы, как и актуальность общественных дискуссий. Приходится выбирать?

Мне кажется, что большее значение имеет не столько и не только то, кто этот фильм будет смотреть, как то, в какой действительности этот фильм снят. Потому что зритель сейчас очень универсален, мы смотрим фильмы про Бразилию, хотя ничего не знаем об их буднях – и нормально воспринимаем эти фильмы.

В принципе, фильм – это окно в другую реальность, в другую обыденность. Поэтому на уровне зрителя – нет, не думаю, что стоит приспосабливать проблематику к тому выбранному зрителю, но на уровне выбора проблем и действительности, в которой будешь снимать – есть истории, которые я просто не представляю, как рассказать в польском контексте, и есть истории, которые мне трудно представить в действительности беларуской.

Например?

Буфет на избирательном участке – это полная абстракция для поляков. Распределение – то же самое. А запрещенные аборты – абстракция в Беларуси.

Фото facebook.com/mara.tamkovichМожно жить с кино? Или приходится работать параллельно «для денег»?

Можно жить с кино. Но это очень трудно. Большинство даже опытных, поэтов все же делает что-то между фильмами – это работа или на сериалах, или на какой-то рекламной продукции. В моей реальности – это работа вторым режиссером. Сейчас я работаю на сериале немецкой продукции, который снимают в Польше, до этого – на художественном фильме, на нескольких сериалах польской продукции. Стараюсь держаться формата художественного кино. Я воспринимаю это как одну из ступеней к своему большому Кино. Так как это дает опыт, ведь стоит учиться и на чужом успехе, и на находках, и на ошибках.

Что ты чаще всего сама себе повторяешь, когда теряешь силы или веру?

Хочется ответить что-то глубокое и умное, но вот честно – ничего не повторяю. Ною как мямля, а муж утешает. А потом приходит новый день.

Беседовала Ольга Гордейчик belsat.eu

Смотрите также
Комментарии