«ДНК» царской бюрократии в противовирусных ритуалах действующей власти

В 19-м веке человечество еще не знало термина «пандемия», но болезни несли огромные и чудовищные человеческие потери. О том, как наши предки переживали тиф и холеру, Belsat.eu рассказал гродненский историк Сергей Токть.

Скан из книги «1812 год. Бородинская панорама». Автор неизвестен.

С эпидемиями каких болезней столкнулись наши предки в 19 в.? Каковы были масштабы этих эпидемий?

Наши предки в 19 в. регулярно сталкивались с эпидемиями самых разных заразных болезней вирусного и бактериального происхождения: холеры, черной оспы, горячки (тифа), болотной лихорадки, дизентерии и др. Почти всегда приходу эпидемии предшествовали войны, неурожай и голод. Вспышку заразных заболеваний вызвала война 1812 г. Пандемия холеры стремительно распространилась по Беларуси во время восстания 1831 г. в результате четырех лет неурожаев голод и эпидемии охватили Беларусь в первой половине 1850-х годов. После освобождения крестьян от крепостничества в 1861 г. ситуация значительно улучшилась, и во второй половине 19 в. эпидемии имели уже преимущественно локальный характер и не приводили к такому большому количеству жертв, как раньше.

Скидель. Дворная. 19 в.

Число жертв, если перенести на наши реалии, было огромным?

Последствия войны 1812 г., а также голод и эпидемии в первой половине 1850-х годов привели к существенному уменьшению населения Беларуси.

В 1852-1855 гг. в одной Гродненской губернии от заразных болезней (холера, тиф, лихорадка и дизентерия) умерли примерно столько же людей, как на сегодняшний день (06.04.2020) от коронавируса во всем мире. Только в 1854-1855 гг. человеческие потери в этой губернии составили более 50 тыс. человек. человек. Смертность от холеры составляла 37%, от тифа – 17%.

И это только среди тех, кто обращался к врачам и поэтому попал в статистику. Но большинство населения к врачам не обращалось, так как попросту не имело такой возможности. Переболело заразными заболеваниями около 70% населения. Хочу подчеркнуть, что пандемией считается эпидемия мирового масштаба, когда число заболевших – больше 5%, для гриппа – 20 %. На сегодняшний день коронавирусом даже в отдельно взятых странах не болеет даже 1% населения.

Болезни забирали людей в расцвете жизненных сил

Скидель. Базарная площадь. 19 в.

Люди из каких слоев общества и какого возраста наиболее старадали и почему?

От эпидемий страдало прежде всего крестьянство, а также городская и местечковая беднота. Богатые землевладельцы и зажиточное купечество были гораздо лучше защищены от заразы, и людские потери в этой среде были относительно невелики. Да и среди крестьян основной «группой риска», как мы сегодня это называем, была деревенская беднота – «огородники, “халупнікі”, “кутнікі”. В состоятельных семьях шансы на выживание были лучше.

В середине 19 века болезни забирали преимущественно людей в расцвете жизненных сил, и в первую очередь мужчин. Это происходило по той причине, что именно мужчины, несмотря на голод, делали самую тяжелую работу. А еще они больше путешествовали. А вот среди маленьких детей и стариков уровень смертности почти не изменился.

Правда, здесь нужно учитывать тот факт, что во время голода и эпидемии очень сильно снижалась рождаемость, и младенцев, среди которых смертность в 19 в. тогда была особенно высокой, становилось меньше, чем обычно.

Какие экономические и социально-политические последствия были у этих эпидемий?

В то время не подсчитывали ВВП, поэтому для государства основным показателем экономических проблем был резкий рост задолженности населения по уплате налогов. Существенно уменьшалась торговля. Но обычно это не пррдолжалось долго, экономика довольно быстро восстанавливалась, происходил рост населения, возрастала хозяйственная активность.

Позитивным последствием эпидемий середины 19 века в Гродненской губернии было понимание крестьянами, помещиками и государственными чиновниками, что крепостное право стало пережитком и нужно давать крестьянам свободу. Они по-разному, конечно, представляли эту свободу, но в целом все соглашались с необходимостью реформ.

Голод, как главная причина эпидемий

Переправа через Неман, 1812 год, Наполеон, Гродно, 19 век. Фото Википедия

Откуда болезни к нам приходили?

Болезни обычно переносили люди, которые много путешествовали – купцы, наемные работники. Одним из главных переносчиков была армия. Например, в 1812 г. через белорусские земли прошл огромное число солдат обоих армий, это была сильная эпидемиологическая бомба. То же можно сказать и о временах восстания 1831 г. Тогда в Витебске умер от холеры даже преемник российского престола цесаревич Константин. Да и в мирные времена военные подразделения постоянно перемещались и переносили болезни.

Были ли эти эпидемии ожидаемыми? На каком уровне была медицина? Существовала ли какая-то профилактика?

Эпидемии были такой же неотъемлемой частью тогдашней жизни, как сегодня – экономические кризисы. Все тогда знали, что если будет неурожайный год, то скоро придет голод, а с голодом болезни.

Профилактикой заразных болезней должны были заниматься медицинские учреждения. Просвещение простого населения возлагалось на местные власти, помещиков и приходское духовенство. Нельзя сказать, что на практике ничего не делалось. Пытались прививать население от черной оспы. Постоянно боролись с венерическими заболеваниями, которые угрожали армии, а значит – государственным интересам. С гигиеной при этом было все в порядке. Виноват был голод, который ослаблял иммунитет. Ситуация постепенно улучшалась и во второй половине 19 в. жертв эпидемий было значительно меньше.

Никаких карантинов не вводили

На ком лежала ответственность за борьбу с эпидемиями и голодом?

Общая ответственность лежала на местных государственных властях. Помещики отвечали за здоровье своих крепостных крестьян. Но за смерть от эпидемических заболеваний никого не наказывали. Она воспринималась как вещь естественная. Наказать могли за смерть из-за голода. Поэтому чиновники и помещики в свидетельствах о смерти приказывали писать ложь, что бедняга умер от туберкулеза или воспаления легких. Когда у крестьян не было продовольствия, помещики должны были делиться из своих запасов. Обычно это было 2 гарнца зерна в неделю на живую душу, что составляло примерно две буханки хлеба. Помощь давали только тем, кто ходил на барщину. Но надо было попутно и в собственном хозяйстве работать. Тогдашние элиты любили перекладывать вину на самих крестьян и еврейскую бедноту, мол, живут в грязи, едят лишь бы что, не моются и т.д. Такой своеобразный социальный расизм был расширен в текстах на тему эпидемий.

Существовали ли в то время какие-то должностные преступления (коррупция, приписки, замалчивание информации о жертвах эпидемий?

Меня в свое время поразили материалы годовых отчетов государственных учреждений Гродненской губернии, на основании которых потом губернатор делал общий отчет для императора. Так вот за 1854-55 гг. в этих материалах нет упоминаний о страшном голоде и эпидемии, которые забрали более 50 тыс. жизней. Губернский врачебный инспектор пишет, что все хорошо, ведется успешная борьба с сифилисом, а также приводит точные цифры падежа домашних животных, сколько сдохло коров, овец и т.д. Надо вспомнить, что в то время Российская империя вела кровавую Крымскую войну против тогдашних европейских супердержав – Британии и Франции. Императору Николаю І было не до голода и эпидемий где-то в литовско-белорусских губерниях.

Имперский центр никакой помощи не оказывал, и местные власти и общество могли рассчитывать только на собственные силы и возможности. Никаких карантинов власти тогда не вводили. Наоборот, упростились процедуры выдачи билетов на выезд из своей местности. Аргументировалось это тем, что люди должны найти работу во время голода. Также проводились ярмарки, помещики со всей губернии собирались в губернский город на свое собрание.

Похороны. 19 в.

Человеческие жертвоприношения

Время эпидемий – это время депрессии и паники. Какой тогда была психология?

Белорусские крестьяне обычно переживали эпидемии с пассивной покорностью. Люди были сильно ослаблены голодом и часто едва могли ходить. Роста преступности не наблюдалось. Но иногда возникали коллективные психозы и фобии, которые приводили к реанимации языческих верований и ритуалов. Часто использовался такой ритуал, когда обнаженные женщины проводили сохой борозду вокруг деревни, чтобы напугать злой дух болезни. Случались и человеческие жертвоприношения. Например, в 1831 г. в деревне Ковалевичи Слонимского уезда крестьяне заживо закопали в землю молодую женщину Параску Шведову. В постановлении Гродненской судебной палаты по этому делу говорилось:

«Из дела видно, что крестьяне деревни Ковалевичи к зарытию в землю женщины Прасковии Шведовой решились по суеверию, происходившему от древних мирян, и по человеколюбию в надежде спасения от смерти во время существования тогда болезни холеры».

Тем не менее, двух крестьян выслали за это на каторгу. Исследователь Гродненской губернии Павел Бобровский в своей работе вспоминает, что в 1831 г. в деревне Любищи Слонимского уезда крестьяне «закопали девушку с петухом и вороной». Иногда в распространении эпидемии крестьяне обвиняли евреев. В деревне Сухая Долина Гродненского уезда еврейский бродячий торговец отбивался камнями от собак и случайно попал в колодец. Сельчане тут же обвинили его в отравлении воды и собирались линчевать. Беднягу спас местный помещик, который случайно проезжал через деревню. Еврейская беднота страдала от эпидемий не менее крестьян, но их общинам удалось создать систему медицинской помощи, которая охватывала и бедных и богатых.

Кладбище в Гродненской губернии. 19 в.

Ваше мнение о сегодняшней ситуации с коронавирусом, в историческом смысле?

То, что сегодня мы называем пандемией коронавируса, в 19 в. было обыденностью. Каждое поколение встречалось с подобными пандемиями. Почти ежегодно от заразных болезней в Беларуси умирало намного больше людей, чем сейчас, например, умирает от коронавируса в той же Италии. Чтобы в этом убедиться, достаточно просмотреть метрические книги любого церковного или костельного прихода за тот период.

Юваль Ной Харари утверждает, что человечество с помощью науки навсегда победило смертоносные пандемии и в состоянии справиться с любыми вызовами. Но сегодняшняя ситуация показывает, что страх остался. Человечество так сильно реагирует, поскольку помнит ужасающие примеры из прошлого. Мы используем также пандемию коронавируса как повод, чтобы переосмыслить цели и ценности современной цивилизации.

В том, как власти нашей страны реагируют на развитие эпидемии, видна и крестьянская суровая прагматичность 19 в. (наши чиновники – в большинстве потомки крестьян, выживших во время прошлых пандемий), и четкие фрагменты «ДНК» бывшей царской бюрократии, для которой главным мотивом было не испортить настроение императору. Видим и своеобразные «противовирусные ритуалы», как, например, игру в хоккей. Главное, чтобы не дошло до жертвоприношений (безусловно, в символическом смысле), ведь сколько еще продлится сегодняшняя эпидемия, никто сейчас точно не скажет.

Александр Лукашенко во время игры в хоккей на ледовой арене в центре «Сириус» в Сочи. Автор Mikhail Klimentyev / Russian Presidential Press and Information Office / TASS / Forum
  • Справка: Сергей Токть, доктор исторических наук. Окончил Гродненский государственный университет имени Янки Купалы, в 1997 г. в Институте истории защитил кандидатскую диссертацию, в 2016 г. защитил в БГУ диссертацию на степень доктора исторических наук. Направления научных исследований: социальная история Беларуси 19-20 вв., микроистория.

Александр Денисов/АА Belsat.eu

 

Новости