Что ждет шедевры Сутина и Шагала из коллекции «Белгазпромбанка»?

В рамках уголовного дела в отношении представителей «Белгазпромбанка» были «приобщены к делу» картины известных художников. Разбираемся, какая судьба может ожидать эти произведения искусства.

Что произошло

К «делу Белгазпромбанка» следователи приобщили около 150 картин стоимостью в $ 20 млн, которые якобы собирались вывозить из Беларуси.

«Истинная стоимость этих активов может быть значительно выше. Можно только представить, за сколько они могли быть проданы на аукционах!» — заявил в программе «Главный эфир» на БТ председатель «Белтелерадиокомпании» Иван Эйсмонт.

При этом телеканал крупным планом показал картину «Ева» Хаима Сутина, которая входит в корпоративную коллекцию «Белгазпромбанка». Но именно благодаря банку она появилась в Беларуси. В 2013 году банк приобрел ее на аукционе Sotheby’s за $ 1 805 000. Также БТ показало картину Марка Шагала «Зеленый пейзаж» – ее купили за $ 137 000. Целью создания корпоративной коллекции «Белгазпромбанка» было возвращение в Беларусь произведений искусства представителей Парижской школы, уроженцев Беларуси.

Силовики изъяли у «Белгазпромбанка» картины из корпоративной коллекции

Галерея «Арт-Беларусь», где хранилась корпоративная коллекция «Белгазпромбанка», с 16 июня возобновила работу. Но уже без картин. Работы можно посмотреть на большом проекторе, а биографии авторов и истории полотен – по QR кодам в пустых рамах на чистых стенах галереи.

Картины пока в галерее

Как стало известно TUT.BY, «приобщенные к делу» картины пока находятся в хранилище галереи. Пока неизвестно, являются ли они вещественным доказательством по делу или арестованы для обеспечения в последующем иска для погашения ущерба. При сохранении картин важно соблюдать все требования, включая температуру.

Что касается срочного вывоза картин за границу, о котором говорил Эйсмонт, то чтобы вывезти предмет искусства, нужно заранее получить разрешение от Министерства культуры, иначе их не выпустит таможня. По информации TUT.BY, за последние месяцы Минкульт не выдавал собственнику таких разрешений.

Для перевозки картин также нужно использовать только специальный транспорт, обеспечивающий амортизацию, чтобы картины не повредились от вибрации. Кроме того, необходим температурный режим. Картины упаковывают в большие ящики, учитывая их размер.

Фото: Таня Капитонова / Belsat.eu

Что дальше?

В комментарии belsat.eu правозащитник Гарри Погоняйло отметил, что сотрудники Департамента финансовых расследований КГК, возбудившие уголовное дело и совершившие изъятие картин, обязаны осмотреть их, оценить стоимость, описать и решить процессуальный статус – будь то вещественное доказательство или имущество, которое изымают для погашения каких-то убытков или иных расходов, связанных с уголовным делом.

«Потом их нужно будет хранить в соответствующих условиях в комнатах, где находятся вещественные доказательства по делу или извлеченные вещи, судьба которых пока не определена приговором суда или самим следствием», – рассказал правозащитник.

При этом неизвестно, насколько обеспечивается сохранность картин в таких хранилищах.

Фото: Таня Капитонова / Belsat.eu

Также и суд, и следствие должны определить, кому принадлежит имущество. Если это корпоративное имущество банка, то если сам банк является ответчиком за причиненные кому-то убытки, «и этот кто-то заявил требование о возмещении этих убытков, и суд в установленном порядке в гражданском или хозяйственном, а не экономическом судопроизводстве, признает, что виновным действительно является банк и с него подлежат выплаты, то за счет этого имущества эти убытки могут быть погашены».

«Если же будет установлено, что эти картины принадлежат кому-то из обвиняемых, то будут решаться два вопроса. Во-первых, нажито ли это имущество преступным путем. Если же это не доказано и человек приобрел картины добросовестно, но определенными преступными действиями нанес кому-то убытки, тогда имущество могут арестовать для погашения этих убытков. И если судьбу убытка будет решать суд, он может наложить взыскание на это арестованное имущество», – подчеркнул правозащитник.

Далее же картины могут выставить на аукцион, продать, а полученные средства передать тому, в чью пользу было решение суда.

Фото: Таня Капитонова / Belsat.eu
  • Утром 11 июня силовики пришли с обыском в главный офис «Белгазпромбанка». Также обыски прошли в офисах компаний «ПриватЛизинг», «Кампари» и «Кентавр». ДФР КГК возбудил уголовное дело по ч. 2 ст. 243 «Уклонение от уплаты налогов и сборов в особо крупном размере» и по ч.2 ст. 335 «Легализация средств, полученных преступным путем, в особо крупном размере». В качестве подозреваемых по уголовному делу проходят топ-менеджеры банка, а также представители коммерческих структур. Виктора Бабарико, руководившего «Белгазпромбанком» 20 лет, среди них нет, отметили в КГК 11 июня. Всего в рамках «дела Белгазпромбанка» были задержаны 15 человек.
  • 12 июня Александр Лукашенко заявил, что Виктора Бабарико причастен к преступной деятельности топменеджеров «Белгазпромбанка». Председатель КГК Иван Тертель рассказал, что «фактически на базе банка ими была создана организованная преступная группа, осуществлявшая вывод денежных средств на территории иностранных государств». В ответ на вопрос журналистов, причастен ли к этому Виктор Бабарико, Тертель отметил: «Не могу себе представить, что то, что делалось в банке заместителями, могло быть неизвестно руководителю. Могу подтвердить, что в настоящее время у нас имеются убедительные доказательства его причастности к данной противоправной деятельности». Согасно КГК, в ходе следственных действий были изъяты большие суммы денег – в том числе более $ 4 млн и ценные бумаги на сумму свыше $ 500 тысяч.
  • Виктор Бабарико заявил, что обыски и уголовное дело – это давление на него и политический заказ. Потенциальный кандидат рассказал, что обыски происходят у его друзей и бывших коллег, и таким образом власти хотят сформировать у него «комплекс вины».
  • Комментируя высказывания Лукашенко, Бабарико заявил: «Если деньги, о которых упоминал Александр Григорьевич Лукашенко, найдены у моих друзей, то я официально заявляю: это мои деньги». Бывший банкир подчеркнул, что деньги были получены легально и он собирался отражать их в налоговой декларации.

МГ/МВ belsat.eu

Новости