«Армия Господа идет»: Белорусские протестанты заселяют духовную пустыню


По случаю 500-летия Реформации вспоминаем репортаж о том, как сегодня живется белорусским потомкам Мартина Лютера.

Большой коттедж за высоким забором где-то на окраине Минска. Вокруг – промышленные здания, железнодорожные подъездные пути. За забором слышится развговор, кто-то заходит через ворота во двор, где двое одетых по-праздничному мужчин приветствуют прибывших словами «Мир вам».

Во дворе слышится белорусский язык, по-белорусски зовут друг друга многочисленные дети. Вскоре должна начатся молитвенная встреча в протестантском сообществе «Иоанн Предтеча». По сигналу все входят в коттедж – там в просторном зале собрались около 60 человек.

Служба начинается с чтения Библии, далее – молитва. Все по-белорусски. У прихожан нет молитвенников с напечатанными словами. Каждый из них молится так, как умеет, шепчет то, что хочет доверить Богу. То и дело присутствующие поднимают вверх руки и во весь голос объявляют: «Слава Тебе, Господи!». Молитва чередуется с песнями, которые исполняют несколько человек на возвышении вроде сцены, но весь зал дружно тянет мелодию. Восторженность и энтузиазм, кажется, овладевают каждым.

«Паша, мы благодарим Бога за то, что ты выстоял»

Пришло время делиться свидетельствами. Каждый желающий может рассказать о том, что с ним случилось за прошедшую неделю, поблагодарить Бога за поддержку. Помощник пастора – диакон – приглашает вперед Павла, совсем молодого парня, который несколько дней назад вернулся из армии. Кто-то говорит: «Паша, мы благодарим Бога за то, что ты выдержал». После этого диакон признается, что благодаря Божьей опеке, в чем он убежден, ему удалось не опоздать на поезд в Вильнюс. Другая важная тема – события в Украине. Помощник пастора призывает присутствующих помолиться, чтобы Бог изгнал «из Украины чертовщину», под которой, наверное, подразумевались российские военные-захватчики, и помог своей милостью в выборах, которые должны были там состояться.

«Войско Господа идет»

Еще одна история – о выезде детей верующих по следам белорусских рыцарей в Несвиж. «Представьте себе, десятки наших детишек с рыцарскими шлемами и щитами шли около горисполкома и пели: «Войско Господа идет». Некоторые прохожие останавливались и спрашивали, кто мы такие», – рассказывает организатор. Смелость малых христиан, которые не стесняются и не боятся делиться собственной верой, впечатляет, поскольку даже за хлопанье в ладоши или политическое молчание в нашей стране могут наказать.

Протестантизм, который появлялся и пропадал

Основателями протестантизма называют Мартина Лютера, Жана Кальвина и Ульриха Цвингли, которые в начале XVI века выступили против некоторых догм католической Церкви, критиковали католическое духовенство за богатство и монополию на духовное руководство в Европе. Протестанты не признавали авторитета римского папы, лишились богатого убранства своих святынь, отказались от сложных ритуалов, культа мощей, икон, святых и Девы Марии. Единственным авторитетом для них оставалась Библия.

На белорусских землях протестантизм появился в XVI веке и носил элитарный характер. К Реформации присоединились прежде всего магнаты и шляхта, например, могущественные роды Радзивиллов, Сапег, Ходкевичей, Тышкевичей, Дорогостайских и др. В 1572 году сенаторами Великого княжества Литовского было 16 протестантов и только 3 православных и 3 католиков. Со временем протестантизм в ВКЛ начал ослабевать, чему послужила причиной Контрреформация – движение католической Церкви ради восстановления своего значения и влияния. Протестантизм, потеряв поддержку магнатов, потерял свое влияние в ВКЛ, а его распространение прервалось.

«А, может, они правду говорят?»

В конце XIX-начале ХХ веков белорусы активно выезжали на заработки в Америку. Некоторые из них возвращались с новыми религиозными идеями, согласно которым нужно было отмежеваться от «испорченных», по мнению бывших рабочих эмигрантов, католичества и прежде всего православия. В белорусских деревнях появились первые «сектанты», как их называли. В 1938 году польский журналист Иосиф Мацкевич описал деятельность протестантов в Западной Беларуси в своем сборнике репортажей «Бунт топей» («Bunt rojstów»).

Мацкевич спросил протестантов в белорусском селе, в чем заключается их наука? «В Евангелии и добрых делах. Мы – христиане, остальные только записаны христианами в метрических книгах и больше ничего. Ходят в церковь, но пьют, воруют и убивают, играют в карты, курят, ругаются. Они христиане? Сами скажите? Живу ли я среди христиан, если должен держать свое добро под семью замками? Это не христиане», -–ответили журналисту «пятидесятники из Радашковичей».

И сегодня чувствуется, что у протестантов есть чувство своеобразного преимущества над представителями других христианских конфессий. Члены протестантских сообществ на Полесье, с которыми нам довелось поговорить, в противовес католикам и православным только себя называют «верующими», чем подчеркивают особую близость к Богу. «В полесских селениях православные иногда называют протестантов «святыми», так как те не потребляют алкоголь и не курят», – подтверждает журналист из Пинска Василий Мацкевич.

Его тезка по фамилии Юзеф Мацкевич считал, что массовое распространение протестантизма среди белорусов, что жили в Польше перед Второй мировой войной было «мистической реакцией на близкую советскую границу». По его мнению, белорусские селяне под влиянием новостей о советских колхозах теряли веру в коммунизм, и, не находя решения своих проблем в этом мире, обращались к Богу. «Там (в СССР – ред.) плохо и здесь плохо. Тогда из одной деревни в другую идут люди, держат в руке святое Евангелие и объявляют нечто новое. Может, это новое – это и есть спасение? В этом прилекательная сила новизны, изменений типа «может, и правду они говорят», – писал польский журналист, используя белорусские слова.

Об активности белорусских протестантов в межвоенный период на территории Польши свидетельствует и то, что они первые перевели Новый Завет и Псалтырь на современный белорусский язык.

Вера в подполье

Распространение протестантизма среди белорусов прекратилось вместе с присоединением Западной Беларуси к БССР. Протестантские верующие испытывали гонения со стороны коммунистических властей, поэтому были вынуждены уйти в подполье. Во времена сталинизма открытых верующих часто объявляли «врагами народа», приговаривали к расстрелам или отправляли в ГУЛАГ. Во время II мировой войны советские власти ссылали протестантов с еще неоккупированных территорий в Сибирь, обвиняя их в прогерманские настроениях.

Протестантские общины в СССР всегда были под пристальным наблюдением, так как коммунисты боялись бунта с их стороны. На подпольные встречи в протестантские общины, как правило, приходили «тихари». «У нас было подозрение, что один из мужчин, который начал посещать молитвенные собрания, – посланник властей, чтобы контролировать, не говорим ли мы на собраниях чего плохого о советской власти, – рассказала женщина из евангельского сообщества в Пинске. – Мы не могли проверить, что он на самом деле шпионит. На одной из встреч, после того как прочитали отрывок из Евангелия, кто-то попросил подозрительного мужчину, чтобы тот поделился своими мыслями. Мужчина очень смутился и убежал, полагая, что его разоблачили. Больше на собрания верующих он не приходил».

Новая волна протестантизма появилась в Беларуси после распада СССР. Тогда из подполья вышло много Церквей и христианских общин, из-за границы начали приезжать миссионеры, среди которых был католический активист из Польши Ярослав Лукасик. По рассказам его последователей, он услышал Божий голос, который звал его в Беларусь, чтобы отблагодарить народ, который питал знаменитого поэта Адама Мицкевича и главу Польши Юзефа Пилсудского. Активист сплотил при костеле святого Роха в Минске активную молодежь и основал харизматическую общину, которая спустя некоторое время вышла из католической Церкви и присоединилась к движению пятидесятников.

Элита страны – протестанты

Со временем Церковь «Иоанн Предтеча» стала крупнейшей протестантской общиной, в которой объединяется вера и патриотизм. Церковь работает легально, но власти Беларуси не спускают с нее глаз. В 2007 году из нашей страны депортировали пастора и основателя общества Ярослава Лукасика. Его обвинили в «действиях против национальных интересов Беларуси». Преемника пастора Лукасика – Антония Бокуна – наказывали штрафом и арестом «за организацию несанкционированного массового мероприятия, хотя он только провел молитвенное служение в своем доме.

В феврале 2012 года ОМОН совершил нападение на дом молитвы общины «Иоанн Предтеча». Силовики через окна ворвались на заседание исторического «Литвинского клуба». Основанием для вторжения якобы было сообщение о наличии в здании наркотиков, которых так и не нашли. Вполне возможно, что это была провокация со стороны властей, так как членами общества являются многие оппозиционные деятели.

Такие, как хотя бы Павел, который только что вернулся из армии. Парень был крещен в православии, но в церковь не ходил, как признался. Благодаря контактам с лидерами «Молодого фронта» Дмитрием Дашкевичем и его будущей женой Настей пришел в Церковь «Иоанн Предтеча». Спустя какое-то время его забрали в армию. «Мой призыв был политический. Я был студентом строительного колледжа, но меня отчислили специально под призыв», – утверждает Павел. В армии молодой человек отказался давать присягу властям Беларуси, за что его направили в железнодорожный батальон. «Я решил, что это не нужно, поскольку я уже присягал перед Богом в «Молодом фронте», – добавил Павел.

Оказалось, что у него в батальоне находятся около 100 верующих других протестантских ответвлений. «Были там баптисты, адвентисты. Жила там, можно сказать, элита нашей страны – протестанты. Кроме того, различные уголовники, которым государство боялось дать оружие в руки», – признался юноша. Павел подчеркивает, что в армии никто не приставал к нему из-за белорусского языка, некоторые просто не понимали и поэтому приходилось иногда переходить на русский. Вместе с другими протестантскими верующими Павел имел возможность совместно молиться.

По словам молодого человекао, величайшей угрозой для нынешних властей Беларуси являются протестанты и католики. «Мы независимы от властей, и делаем то, что считаем необходимым, то, что нам говорит Господь», – поделился молодой верующий.

Побег из «духовной пустыни»

Помощник пастора – диакон Юрий – тоже прошел путь от православия к Церкви пятидесятников. Мужчина родом из Восточной Беларуси, которую называет «духовной пустыней». Хотя родители Юрия окрестили его в церкви, сами они не посещали ее даже в большие праздники.

В сообщество «Иоанн Предтеча» он попал благодаря своему коллеге с исторического факультета, который пригласил его туда на молитву. «Когда я пришел, там как раз обсуждали образ Бога и человека с точки зрения Библии. Я заинтересовался этим, так как еще в детстве я хотел жить в окружении хороших людей, которые делятся любовью. Потом я открыл, что вокруг – маловато любви, и сам начал делать плохие вещи. Мои детские мечты не исполнились. Но потом я пришел в Церковь и услышал, кем является человек в Божьем плане». Белорускость пришла к Юрию позже. Стимулом для этого было присутствие в сообществе людей, которые не стеснялись говорить на родном языке.

Диакон признался, что в Беларуси к протестантам часто относятся с подозрением. «Когда я сказал жене, что стал пятидесятником, она впала в истерику, боялась, что я попал в секту. Но после того, как я дважды привел ее сюда, она изменила свое мнение». Иногда проблемой для тех, кто выбрал протестантизм, являются также родители, ведь многие из них считает отход от православия изменой вере предков, заметил Юрий. «На самом деле эти люди сами предали свою веру, и давно не верят в Бога, но стереотип существует», – добавил помощник пастора.

«Господи, ты показал нам узкую тропинку, с которой мы можем оступиться в каждую минуту, – но мы не оступимся, потому что Ты с нами».

 

Оппозиционеры и протестанты

На богослужении мы встречаем бывшую политзаключенную Анастасию Дашкевич. Ее муж Дмитрий также отсидел за решеткой 2,5 года. Его арестовали накануне президентских выборов в декабре 2010 года якобы за то, что он напал на прохожего. Тогда он был только женихом Анастасии. Позже пара расписалась в тюрьме, а церковный брак они заключили в Церкви «Иоанн Предтеча» сразу после освобождения Дмитрия.

Настя на этот раз пришла на молитву одна, так как Дмитрия снова арестовали, когда он собирал подписи за новые названия для минских улиц, и наказали арестом на несколько суток.

Для Анастасии, которая в возрасте 12 лет потеряла мать, вопрос о существовании Бога всегда был очень болезненным. «Я не ходила в церковь, а родители окрестили меня, когда мне было 7 лет. Я чувствовала, что у моей веры нет фундамента, мне не хватало соответствующих знаний», – поделилась активистка. Именно в 12 лет девушка присоединилась к «Молодому фронту», где подружилась с Дмитрием Дашкевичем. «Он все время повторял одну фразу – «теряешь свой шанс». Как-то он пригласил меня в Церковь «Иоанн Предтеча», где я и осталась», – вспоминает бывшая политзаключенная.

По словам активистки, не каждый протестант – это диссидент. Тем не менее, по ее словам, протестантизм способствует независимости мышления. «В общем, протестанты не боятся высказывать свое мнение и понимают, что нельзя у человека забрать свободу. Существуют сообщества, которые не являются пробелорусскими, но в то же время поддерживают политзаключенных. Есть также Церкви, которые полностью отмежевываются от политики».

По ее словам, бытие протестантом добавляет сил в оппозиционной деятельности: «Трудно жить в течение многих лет в системе общей несправедливости и сохранить свое достоинство». Она, как призналась, искренне жалеет людей, которые в борьбе с диктатурой «ломаются», попадают в зависимость от алкоголя и т.д. «У меня такое впечатление, что неверующие быстрее сгорают, так как в них нет надежды». Она признает, что вера помогла ей выдержать в тюрьме, а Библия давала советы, как справиться с трудными моментами. Анастасия подчеркивает, что вера – это сильное поддержка для людей с жзненными проблемами. А на протестантских служениях утешения часто ищут люди, которые когда-то нарушили закон, стали алкоголиками или наркоманами.

Дети Лютера

Пастор Церкви «Иоанн Предтеча» Антоний Бокун называет себя последователем первых церковных реформаторов. «Наше сообщество пережило тот самый опыт, что и Мартин Лютер и Жан Кальвин. Основатели нашей Церкви подхватили идею Реформации – идею возвращения христиан к первоначальному образу. Я полагаю, что в наше время Лютер и Кальвин были бы пятидесятниками», – рассказал лидер сообщества.

По словам пастора, Церковь «Иоанн Предтеча» стремитатся христианизовать белорусских патриотов и белорусизировать христиан. Антоний говорит, что для их сообщества неприемлема модель белоруса-селянина.

«Деятели белорусского Возрождения начала ХХ в. выбрали деревенскую модель белорускости. Шляхтич Иван Купала писал, к примеру: «Я мужик-белорус, пан сохи и косы …» Тогда все белорусы, независимо от происхождения, начали ассоциироваться с крестьянской культурой. Отныне белорускость начали воспринимать сквозь вышиванки, календарно-обрядовые праздники и т.д. Эту же идею подхватили в БССР и усилили «серпом и молотом», – утверждает пастор Антоний.

По его словам, протестантизм – это рецепт на преодоление разрыва между белорусами, на «единение двух душ нашего народа, который сейчас разделен религией, двумя государственными языками, двумя белорусскими правописаниями и т.д». По мнению пастора, протестантизм приемлем для всех слоев общества, и создает западные стандарты. «Запад всем хорошим обязан христианству. Весь мир, даже коммунисты, к примеру, считают время от рождения Христа. И, посмотрите, наши люди эмигрируя выбирают именно Запад. За Америку эмиграцией голосует весь мир», – подчеркнул Антоний.

Сила сообщества

После служения дом молитвы превращается в кафе. Люди покупают кофе, мороженое, пирожные, садятся за столы и беседуют. Протестантская община, кажется более связана, чем католический приход или православный приход в большом городе. Протестантские Церкви есть в разных уголках Беларуси, но их белорускость – это скорее редкость. Однако в доме молитвы, где собираются верующие Церкви «Иоанн Предтеча», царит дух давней и славной истории белорусских земель. Правда, вместо икон, окутанных расшитыми узорчатыми полотенцами, на стенах сбора висят старинные гербы Великого княжества Литовского.

Якуб Бернат, Виктор Шукелович, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии