Был бездомным – стал поваром в пятизвездочном отеле

Интервью

Евгений Ларионов в «Ночлежке». Фото – Сергей Николаев, belsat.eu

Бездомному человеку работу найти непросто – такую, которая позволит снимать жилье, прилично выглядеть, снова жить обычной жизнью. Восьми таким людям помог проект благотворительной организации Петербурга «Ночлежка» и сети отелей Hilton по обучению и трудоустройству бездомных. Belsat.eu поговорил с двумя из них о самых сложны периодах и возвращении к жизни.

В 2017 году сотрудница «Ночлежки» Саша Попова написала письма в тридцать отелей города с просьбой о совместных программах по трудоустройству прошедших реабилитацию бездомных людей. Откликнулся только Hilton. Совместный проект «Ночлежки» и Хилтона начался в январе 2018 года. За это время в нем приняли участие восемь человек.

Вот истории двух людей – Евгения Ларионова и Александра Гончикова, которые благодаря программе «Ночлежки» и отеля смогли изменить свою жизнь.

Фото – Сергей Николаев, belsat.eu

Евгений

Евгению Ларионову 41 год. Он вырос в Петербурге, учился на социального педагога, но работал не по специальности. Причем работал успешно в различных фирмах, в том числе и международных. Пил с юности, но никогда не думал об этом как о болезни, хотя впервые закодировался в 25 лет.

Евгений Ларионов. Фото – Сергей Николаев, belsat.eu

Но работа с хорошей зарплатой – а она у Евгения была – специалист по внешнеэкономической деятельности, позволяла не только слетать на новогодние праздники, к примеру, в Барселону и потратить там пять тысяч евро на дорогие напитки и бутики, но и вполне себе до поры до времени решать проблемы со здоровьем – частные клиники, где можно было лечь и чистить кровь и печень, получить наркологическую помощь анонимно, лежа в одноместной палате, больше напоминающей номер хорошей гостиницы.

Похмелье было таким, что казалось – это уже смерть

Все стало рушиться, когда в 2014 году Евгений потерял работу. Алкоголизм – а это была именно болезнь, уже так глубоко внедрился, что Евгений ничего не мог поделать. Он пил дешевое пиво, устраивался на какие-то приработки, например, кассиром в супермаркет, чтобы заработать денег. Для того, чтобы пить. Было так плохо физически, подступало отчаяние и невероятный страх. Похмелье было таким, что казалось – это уже смерть.

Александр Гончиков, Евгений Ларионов и менеджер по обучению и развитию персонала кластера отелей Hilton and Hampton by Hilton St. Petersburg ExpoForum Валерия Королева. Фото – Сергей Николаев, belsat.eu

Но у Евгения хватило сил дойти до наркологического диспансера, встать на учет, чтобы дали направление в государственную наркологическую больницу. Вот так он впервые оказался не в частной клинике. А в больнице на общих основаниях. Еще тогда он верил, что чудесные таблетки и капельницы спасут и излечат, что душевных усилий своих собственных не надо, если рядом медики. Так с марта 2016 по март 2017 года Евгений попадал в Городскую наркологическую больницу пять раз, потому что у него случались постоянные срывы.

«Жить мне лучше не становилось, работы не было, возвращаться к родным я не мог, – вспоминает он. – Алкогольная зависимость – это болезнь, а еще это – эгоизм, нечестность и корысть. И лишь сейчас я думаю о родных, что когда-нибудь смогу быть им полезен. Раньше я так даже подумать не мог, наоборот – они для меня были виноваты во всем».

Идти было некуда

Евгений не хочет говорить никаких подробностей о семье и близких, потому что это больно и потому что не хочет им навредить. И еще говорит, что про себя и о себе говорить может вещи даже стыдные, потому что надо быть честным – это одно из условий его реабилитационной программы, его ремиссии, ведь бывших алкоголиков не бывает, можно только выйти в ремиссию.

Евгений Ларионов. Фото – Сергей Николаев, belsat.eu

В марте 2017 года у Евгения началась аллергия на любые лекарства, лечиться стало еще труднее. На реабилитацию он поехал в знаменитый Дом надежды на Горе в деревне Перикюля Ленинградской области, был там с 5 апреля по 4 мая, а потом ему предоставили койку в приюте «Ночлежки». Потому что идти было некуда. Там Евгений стал участником реабилитационной программы «Дом на полдороги» для нарко- и алкоголезависимых людей.

«Ночлежка». Фото – Сергей Николаев, belsat.eu

Евгений сейчас уже не живет в приюте – после второй зарплаты в Хилтоне смог сначала переехать в хостел, а потом снять комнату неподалеку от «Ночлежки». Потому что хочется быть поближе – на группы психологической поддержки ходит до сих пор.

Яйцо пашот научился делать

Он вспоминает, как был удивлен, когда ему в «Ночлежке» в феврале 2018 года предложили поучаствовать в программе Хилтона, как они – трое кандидатов поехали в отель. Как с ними встречались руководители службы персонала, как общались за чаем и кофе. Учеба проходила в колледже туризма и гостиничного бизнеса, потом практика. В июле будет год, как Евгений – повар третьего разряда работает в Хилтоне, занимается завтраками. Ему теперь нравится готовить и себе, причем он всерьез увлекся здоровым питанием.

Евгений Ларионов. Фото – Сергей Николаев, belsat.eu

Вспоминает, как во время учебы – а вначале он смутно представлял себе профессию повара, появился азарт – чтобы вкусно и красиво получались овощи, курица, мясо. Яйцо пашот научился делать, раньше не представлял – что это вообще такое. Мечтает поехать на Байкал, вообще теперь хочется ездить туда, где природа. Уже три года, как Евгений каждый день трезв.

Александр

Александру Гончикову 28 лет. За это время он успел побывать студентом, вором, зеком, бездомным. Употреблял наркотики и пил горькую. Но не забыл английский язык, который учил в школе и вузе, в нынешней работе – это большое подспорье. Александр, как и Евгений – повар третьего разряда, работает в отеле Хемптон, там же, на территории Экспофорума, где располагается и Хилтон.

Александр Гончиков в «Ночлежке». Фото – Сергей Николаев, belsat.eu

Александр учился в институте в Ленинградской области в Гатчине, изучал экономику и финансы, с 16 лет жил от родителей отдельно. Институт бросил, пошел в армию, отслужив, вернулся в Гатчину, пошел на службу по контракту, поселился в общежитии. И стал пить:

«Там служба такая была, что я тесно познакомился с алкоголем».

Жизнь шла, но алкоголь был ее спутником

Контракт пришлось разорвать, но тогда еще были деньги снять комнату с регистрацией, работать, где придется. Родители к тому времени перебрались в Краснодар – у них родился малыш, младший брат Александра, младший на 22 года.

Александр Гончиков. Фото – Сергей Николаев, belsat.eu

Вроде жизнь шла, но алкоголь был ее спутником, поэтому Александр потерял работу – ушел в запой и его выгнали. Поехал в Краснодар, но там его нашла полиция – оказывается, Александра объявили в федеральный розыск за «резиновую» комнату, куда он за деньги прописывал мигрантов. Он и не знал, потому что повестки полиции игнорировал, дверь полицейским не открывал в Гатчине. Поехал по этапу обратно, суд, арест на два месяца и штраф. Это была первая история. Вышел, это был в2014 год. И понял, что идти некуда:

«Помню, как сидел на Ладожском вокзале, пытался обзвонить друзей и знакомых, чтобы кто-то помог, но никто не откликался, не помог. Я взял сим-карту с телефона, сломал и выкинул».

Из тюрьмы в тюрьму – ничего не боялся вообще

Он скитался по рабочим домам, потом начал употреблять наркотики, воровал по магазинам продукты, чтобы найти денег. Поймали на воровстве, осудили на четыре месяца. Вышел:

«Я вообще думал, что жизнь кончена – из тюрьмы в тюрьму, дома нет, тюрьма – мой дом. Я на это настроился, ничего не боялся вообще».

Александр Гончиков. Фото – Сергей Николаев, belsat.eu

Продолжал воровать и снова сел в сентябре 2015 года – уже на семь месяцев, освободился в апреле 2016 года. И тогда почувствовал, что начались метадоновые ломки, отшатнулся от наркотиков – сил на это еще хватило, но начал пить, много, жестко. Дал себе зарок не воровать, но стал бездомным в полном смысле слова, – близок был к тому, чтобы искать еду на помойках.

С компанией других бездомных молодых людей стрелял деньги, потом познакомился с бродячими музыкантами, жили в заброшенных домах и палатках, играли за еду. Ушел и от них. Снова «сдался» в рабочий дом, но там не просто работал, стал администратором – то есть организовывал на работы других людей – как правило, престарелых и больных алкоголиков.

Александр говорит, что это было против его совести – отправлять на работу за 200-300 рублей в день больных и слабых людей, на стройки, демонтаж, на таскание мешков. Ушел. И тогда уже докатился до того, что стал жить в подвале, пить.

Александр Гончиков. Фото – Сергей Николаев, belsat.eu

Единственный человек из судей, который отнесся по-человечески

Утром вышел из подвала с приятелем за опохмелкой и зачем-то они вдвоем стали бить стекла у машины во дворе. Выскочил хозяин, вызвал полицию. Так Александр снова отказался под арестом. В конце 2017 года, перед самыми новогодними праздниками он стал ожидать суда. Ждал пять месяцев и был уверен, что теперь-то закроют года на два-три. Но оказалось, что на десять месяцев, причем пол срока уже прошло. Немолодой судья Ленинского районного суда Адмиралтейского района Петербурга дал этот срок вместо запрашиваемых прокурором двух лет. Дал и сказал Александру, что пришла пора взяться за ум, отсидеть, завязать и перестать чудить:

«Он сказал – ты какой уже раз попадаешься на мелочевке, но на фиг тебе это надо – тебе работу нормальную надо, женщину, семью, и все у тебя нормально будет в жизни. Это единственный человек из судей, который отнесся ко мне по-человечески».

Где Хилтон, а где зеки и бомжи

На зоне в Обухово Александр работал поваром, но и помыслить не мог, что это станет его специальностью в пятизвездочном отеле совсем скоро. Но звезды легли именно так. Когда Александр покинул колонию, то пошел в «Ночлежку», которую знал по бездомным годам – приходил сюда за помощью и одеждой.

«Ночлежка». Фото – Сергей Николаев, belsat.eu

Соцработник Роман предложил заселиться в приют – были места, а потом, узнал, что в колонии Александр был поваром, предложил и программу Хилтона:

«Я сначала не поверил. Где Хилтон, а где зеки и бомжи. Но он действительно меня записал. И вот через месяц я пошел вместе еще с двумя парнями учиться в Колледж туризма и гостиничного бизнеса, что на Обводном канале – пошел учиться на повара».

После практики, которая была в апреле, шеф-повар предложил Александру остаться на постоянную работу. И вот теперь Александр работает два дня через два – встает в пять, едет на первом поезде метро, чтобы к семи, когда начинается завтрак в отеле, уже быть на работе:

«Я пополняю шведский стол, слежу, чтобы все было. После 11-ти, когда завтрак завершается, я занимаюсь заготовками на следующий день».

Александр задерживается на работе, но это его не тяготит, он считает, что надо совершенствоваться в профессии. Ведь у поваров есть и четвертый, и пятый, и шестой разряды – есть куда стремиться.

***

Пятеро из восьми участников проекта «Ночлежки» и сети отелей Hilton получили специальность помощника повара в Колледже по туризму и прошли практику в одном из петербургских отелей сети. Из них три человека устроились на работу в сеть отелей, где продолжают работать двое из них. Два других участника получили рекомендательное письмо от Hilton и устроились на работу в один из торговых центров города. Трое из пяти участников смогли начать самостоятельно снимать жилье и съехали из приюта «Ночлежки». Еще три человека сейчас учатся по специальности «помощник повара» в Колледже по туризму и планируют выйти на практику в конце июня.

Большая встреча с топ-менеджментом сети отелей Hilton в «Ночлежке». Фото – Сергей Николаев, belsat.eu

27 мая в «Ночлежку» приехали топ-менеджеры международной сети отелей Hilton и руководители петербургских гостиниц сети. Они встретились с бывшими бездомными, которые за счет программы сети отелей получили новую специальность, и руководителями благотворительной организации.

Директор «Ночлежки» Григорий Свердлин (справа) во время большой встречи с топ-менеджментом сети отелей Hilton. Фото – Сергей Николаев, belsat.eu

«Во встрече участвовали трое наших клиентов: один из них уже работает помощником повара в Hilton практически год, второй участник устроился в Hampton by Hilton несколько недель назад, а третий участник еще учится в колледже по туризму и готовится к практике в отеле. Помочь начать зарабатывать – это самая частая просьба, с которой попавшие в беду мужчины и женщины приходят в нашу Консультационную службу, ведь если дать человеку возможность преодолеть обстоятельства, он может вернуться к самой обычной жизни», – говорит Григорий Свердлин, председатель благотворительной организации «Ночлежка».

Читайте также:

Пенсионеры вышли на защиту кафе, где их бесплатно кормили

Галина Артеменко, для belsat.eu

Смотрите также
Комментарии