Будущее Дариги и казахская формула для Лукашенко

Казахстан и Кыргызстан как постсоветские страны имеют разную историю политической трансформации. В Казахстане уже давно забыли, что такое демократические выборы и сменяемость власти. В Кыргызстане после очередных уличных протестов выбрали новую форму государственного правления. Пойдёт ли Беларусь по казахскому сценарию, и грозит ли Кыргызстану авторитаризм по беларусской модели?

Парламентские выборы в Казахстане продемонстрировали, что власть в состоянии гарантировать нужный себе результат.

«Это ни на что не повлияет. Потому что у власти сидят те люди, которые давно привыкли к кормушке. Хапают — хапают. К хорошему ничего не приведёт, но как в Беларуси, Украине «майданов» не будет, потому что власти жёстко пресекают любое проявление инакомыслия».

В парламенте снова большинство у партии Назарбаева «Нур Отан», порог аж в 7 % в состоянии пройти только провластные партии. Оппозиционные партии срезаются на стадии регистрации.

Комментирует Димаш Альжанов, политолог, г. Алматы, Казахстан:

«Партии не являются независимыми игроками, помимо партии бывшего президента есть 2 партии это «Ак Жол» (демократическая партия Казахстана) и «Народная партия», после ребрендинга бывшая коммунистическая партия. «Народная партия» полностью контролируется комитетом госбезопасности, а «Ак Жол» – это тоже элемент режима, это не самостоятельный политический игрок».

«Нур Отан» набрало 72%, «Ак Жол» свыше 10%, а Народная партия – 9,5%. Перед голосованием президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев обещал, что в отношении тех, кто намерен выйти с протестами не будут приниматься репрессивные меры. Задержали несколько десятков человек. Но протесты не были массовыми, как и не была массовой явка избирателей. Это свидетельство того, что интерес к парламентским выборам, гораздо меньше, чем к президентским.

Димаш Альжанов:

«В нашем случае несколько факторов сыграла, во-первых, зима, во-вторых, посленовогоднее состояние людей, длительные каникулы. В отличие от Лукашенко Назарбаев никогда не создает себе реальную альтернативу. Проблема была в том, что одно неверно принятое решение создало обществу возможность мобилизовать всех, в Казахстане таких возможностей не создают».

А как же хвалёная казахская модель трансформации власти? Касым-Жомарт Токаев, который в марте 2019 года сменил на посту президента Нурсултана Назарбаева, фактически позволив тому остаться у руля. Чем не формула для Лукашенко?

Газиз Абишев, политический обозреватель, г. Астана, Казахстан:

«Количество полномочий у Назарбаева перед тем, как он покинул свой пост, было широкое, гигантское количество полномочий, большая степень лояльности госаппарата, экономических элит и легитимность в глазах населения. Его никто не вынуждал уходить. Поэтому он выбрал приемника, которого хотел, а это значит, что он выбрал не случайного человека. Поэтому отделять Токаева я бы не стал, понятно, что Токаев верный ученик, последователь, единомышленник и когда мы говорим: «он хотел бы укрепиться», мы как будто между собой противопоставляем».

Но эти парламентские выборы в Казахстане ввели в политическую жизнь дочь Нурсултана Назарбаева, уже сейчас абсолютно понятно, что она проходит в Мажилис по партийным спискам. Вопрос только в том какой пост в Парламенте займёт, ограничиться ли только депутатским мандатом?

Газиз Абишев:

«Любая должность в Мажилисе сейчас, относительно конституционной иерархии, которая ниже спикера Сената. Потому что спикер идёт сразу после президента. Её политическое будущее тяжело предсказать (…) С позиции депутата Мажилиса есть пространство куда иди вверх, есть пространство куда идти вниз».

В соседнем Кыргызстане на выборах президента к избирательным урнам в пришло 39, 75 % избирателей. Но при этом победитель набрал 80% голосов избирателей, а это до боли знакомая беларусам цифра электоральной победы. Откуда такая популярность у политика, который ещё пару месяцев тому был в тюрьме, а в политику пришёл во времена бежавшего из страны, после кровавого подавления протестов, Курманбека Бакиева.

Казахстан. Уйти нельзя остаться

Медет Тюлегенов, Американский университет Центральной Азии, г. Бишкек, Кыргызстан:

«В обществе существовал и существует запрос на определённого лидера, который как придёт и должен что-то сделать и спасти. Желательно такой, харизматичный, с обещанием твёрдой хозяйской руки. И это ожидание совпало с другими обстоятельствами и этот социальный фактор общественных ожиданий был одним из самых главных. Когда события происходили, опротестования парламентских выборов и когда возник определённый вакуум власти, на тот момент была разгромлена политическая оппозиция, у Жапарова возникла возможность каким-то образом быстро зарабатывать политические очки».

Но интрига электоральной кампании была в том, что вчерашний узник Садыр Жапаров получил ошеломительную победу среди 17 претендентов. Жапаров, пользуясь популярностью среди избирателей, добился и продвижения референдума. Кыргызский избиратель, «устав» от парламентской республики, проголосовал за президентскую форму правления. Не бояться ли кыргызские граждане скатится до авторитарного правления?

Медет Тюлегенов:

«Мне кажется, многие граждане не делают таких параллелей, что президентская форма правления – это то, что было при Акаеве и Бакиеве, самых авторитарных наших периодов постсоветской истории. Это во-первых, а во-вторых, референдум был связан, поскольку проходил в один день с президентскими выборами и по сути те, кто голосовал за Жапарова, они голосовали за президентскую форму правления и получается образ Жапарова для их затмил соображения рисков».

Кыргыстан пережил уже 2 катаклизма в 2005 и в 2010 годах когда вся власть была сосредоточена в руках одного человека. Предложенный документ Жапарова в соцсетях уже прозвали «ханституцией».

Анна Капушенко, главный редактор Kloop media, г. Бишкек, Кыргызстан:

«Версия Конституции достаточно авторитарная. Нет никаких механизмов сдержек и противовесов, которые сейчас есть в Конституции. Условно сейчас Парламент может добиться импичмента президента, процедура достаточно сложная, но возможно. В его варианте он не подотчётен никому, он возглавляет правительство, возглавляет силовой блок, и это действительно очень опасно».

Некоторые политологи считают, что учитывая, что парламент и так пересидел свой срок и уже под давлением Жапарова напринимал противоречивые законы, то новоизбранный президент конституционные изменения может провести через парламент.

Главное отличие кыргызской ситуации от беларуской в том, что выборы там практически прошли без нарушений и будут признаны мировым сообществом, а важное отличие казахского авторитаризма в том, что политические элиты в определённой степени интегрированы с Западом, по крайней мере окружение Назарбаева под санкциями не ходит.

Анастасия Ильина для программы «ПроСвет» от 14.01.2021

Коллаж из фото: Valery Sharifulin / TASS / Forum

 

Новости