«Боюсь за сына». Жительница Могилева рассказала о давлении на заключенных в Оршанской колонии


фото n1.by

В редакцию belsat.eu обратилась жительница Могилева, чей cын отбывает наказание в колонии №8 в Орше, где по словам женщины, на него оказывают психологическое и физическое давление.

Женщина назвалась Людмилой Владимировной и пожаловалась на то, что в последнее время от сына из колонии не приходили письма.

«И вдруг приходит письмо не из колонии, а с другого, гражданского адреса. Сын рассказал, что администрация заставляет осужденных подписывать какие-то документы, а за отказ помещают в штрафной изолятор. В изоляторе всячески издеваются, не выдают постельное белье, чашки, не выводят на улицу, письма и передачи запрещены. Уверена, есть физическое воздействие, но сын не пишет, боится меня расстраивать», – утверждает она.

«Сын и все, кто там находится, просят помощи. В колонии мне ничего не объясняют».

Женщина говорит, что обращалась за разъяснениями в Департамент исполнения наказаний, но там «отказались принимать какие-либо меры».

Назвать имя и фамилию сына, а также статью, по которой он сидит, Людмила Владимировна отказывается, так как боится, что из-за публичности давление может усилиться.

Валентин Стефанович, фото «Белсат»

Мы расспросили заместителя председателя Правозащитного центра «Вясна» Валентина Стефановича, как часто поступают жалобы на плохое отношение к заключённым в белорусских тюрьмах, а также что делать родственникам заключенных, которые столкнулись с давлением.

«С давлением на заключенных мы сталкиваемся довольно часто. И к большому сожалению, случается так, что жалобы попадают к правозащитникам слишком поздно. Есть случаи, когда в результате каких-то действий администрации узники люди умирают в тюрьме. И тогда начинается: дела то открывают, то закрывают, это может длиться годами. До суда удалось довести только дело Игоря Птичкина. Поэтому очень важно реагировать своевременно», – говорит Стефанович.

Маці забітага ў СІЗА: Я перамагла, бо дапамог «Белсат»

Правозащитник предлагает родственникам заключенных, что жалуются на давление, сделать следующие шаги:

Во-первых, следует обратиться в правозащитную структуру, например – ПЦ «Вясна».

Во-вторых, необходимо писать жалобы в прокуратуру по месту нахождения колонии, так как прокурор вправе инспектировать исправительное учреждение, чтобы узнать о ситуации или конфликте.

В-третьих, гласность может сработать в плюс. Правозащитники советуют обращаться к журналистам за информационной поддержкой.

В-четвертых, можно задействовать международные учреждения. Если от осужденных поступают сведения о пытках, родственникам следует направить соответствующее обращение в Комиссию против пыток при ООН. В свою очередь, Комиссия обращается в МИД Беларуси, где обязаны представить релевантную информацию. Потом зафиксированные случаи пыток спецдокладчик включает в отчет.

Что касается «принуждения подписывать какие-то документы», то речь, скорее всего, идет о письменном обязательстве соблюдать режим колонии. Как объясняет Валентин Стефанович, в этом документе изначально нет ничего страшного.

«Проблема в том, что эти бумаги содержат стандартную формулировку типа «я полностью признаю свою вину», но есть осужденные, которые считают себя невиновными. Если человек настаивает на своей невиновности и отказывается подписывать это соглашение, его сразу соответственно аттестуют – «лицо не стало на путь исправления». Фактически, людей наказывают изолятором за отказ признать вину».

***

Согласно официальной статистике на сайте Верховного суда, по состоянию на первое полугодие 2018 года всего по уголовным делам осуждено 20 236 человек. При этом 4951 из них направлены в места лишения свободы.

Екатерина Андреева/АА, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии