Болонская система, распределение и зарубежный опыт: как реформировать белорусскую систему образования?


Фото: Nikolay Georgiev/Pixabay

На Западе работодатели буквально охотятся на талантливых студентов и желают взять лучших из них на вакантные места. У нас же большинство выпускников ждет распределение или же молодежь самостоятельно ищет работу. Как это изменить?

О недостатках современной системы высшего образования и о возможных путях изменения мы поговорили с руководителем экспертного сообщества «Стратегическая мысль» Алексеем Харкевичем и аналитиком Белорусского института стратегических исследований (BISS) Вадимом Можейко.

Студенты становятся волонтерами, чтобы получить трудовой опыт

— В Беларуси тоже иногда на распределение приходят работодатели, чтобы выбрать лучших студентов, – рассказывает Вадим Можейко. – Единственное, что существует порочная система, когда только государственные компании имеют приоритет.

По словам собеседника, несколько иначе ситуация выглядит у айтишников. Во-первых, они работают на очень продвинутые компании, которые знают западный опыт. Во-вторых, в этой сфере – большая конкуренция. Айтишники хорошо знают, что начинать работать нужно еще в университете.

Вадим Можейко. Фото: Анна Ващенко/ belsat.eu

Если уж и приводить в пример западные университеты, то там студенты хорошо знают, что прежде всего нужно иметь практический опыт. Почему, например, на западе так развито волонтерство? Студенты хорошо понимают: в эту компанию за деньги меня не возьмут, а волонтерам туда попасть больше шансов.

Диплом – это не гарантия наличия знаний

Алексей Харкевич говорит, что в Беларуси система высшего образования построена иначе. Например, студент «Гарварда» сразу понимает, что у него больше шансов на трудоустройство. Ведь, во-первых, такое обучение не каждый может себе позволить. Во-вторых, там студенты «обрастают» большим количеством связей и знакомств.

Алексей Харкевич. Фото: БАЖ

— В наших реалиях косвенно к такой системе можно отнести разве что Академию управления при президенте и в очень малой степени – БГУ, – говорит эксперт.

Также в Беларуси много людей учатся заочно – что не гарантирует качество знаний. И работодатели понимают: диплом, полученный студентом, – это не гарантия наличия знаний.

Как изменить ситуацию?

Вадим Можейко считает, что хорошей реформацией мог бы стать пошаговый переход к Болонской системе. И вот какие перемены он считает основными:

— принятие, понимание и распространение академической этики, академической свободы, а также развитие реального студенческого самоуправления;

— повысить зарплаты преподавателям, чтобы обеспечить им достойную жизнь. При этом должны быть повышены и требования к самим преподавателям;

— студенты и преподаватели должны знать, как университет зарабатывает и тратит деньги;

— распределение должно быть не принудительным, а добровольным. Чтобы распределение не ломало судьбы молодежи, которую принудительно отправляют работать в село, но чтобы те, кто не может найти себе работу, имели возможность рассчитывать на рабочее место.

Алексей Харкевич выделяет несколько иные перемены, которые хорошо отразились бы не только на системе образования, но и на экономике страны:

— вернуть высшему образованию элитарность. То есть более жесткий контроль знаний, минимум заочного образования, сократить наборы, чтобы был выше конкурс и чтобы на старте отбирали самых лучших, повысить требования в процессе обучения;

— уменьшить роль государства в образовании: бюджетное образование должно быть сведено к минимуму. Ведь бесплатное не ценится;

— повысить зарплаты преподавателям.

Фото: Jan Vašek/Pixabay

Что будет, если ничего не менять? И заработает ли когда-нибудь Болонская система?

Вадим Можейко считает, что большой потенциал в развитии высшего образования в Беларуси имеет Болонская система. Но она должна заработать фактически, а не номинально как это происходит сейчас.

Вместе с тем, приближение Беларуси к принципам европейского пространства высшего образования тесно связано с изменениями в политике, экономике – ведь европейские принципы образования и сегодняшняя белорусская политическая и экономическая модель не до конца совместимы.

Анна Ващенко/АА, фото автора и БАЖ belsat.eu

Смотрите также
Комментарии