«Били лицом об асфальт, результатов судмедэкспертизы пока нет». В СК минчанину ответили, что не знают, имеет ли смысл к ним обращаться

Андрей. Фото: Ирина Ареховская / Vot-tak.tv / Belsat.eu

«9 августа мне как раз исполнилось 24 года», – говорит наш собеседник Алексей. Он работает IT-специалистом в Минске. Активно интересоваться общественно-политическими новостями начал после того, как об участии в выборах заявил Виктор Бабарико.

После содержания в ЦИП в переулке Окрестина Алексей прошел судмедэкспертизу, разговаривал со следователями СК, но никаких подвижек по заявлению в деле избиения и незаконного задержания нет. По словам следователей, они сами не знают, имеет ли смысл обращаться к ним для защиты прав.

Далее мы даем слово нашему собеседнику.

Перепутали антисептик с бензином

«Задержали меня 11 августа, было около 21:00. До момента задержания мы даже не видели на улице ни одного работника милиции. Нас с братом задержали возле гостиницы «Европа» в месте, где не было никаких протестов. Была пустая улица, мы были вдвоем с братом, к нам подошли люди в штатском и попросили пройти с ними, мы уже поняли, что нас задерживают. Меня повели первым, брат пошел за мною, чтобы меня не забрали одного. Мы не сопротивлялись, на просьбу представиться они не отреагировали. После подбежали два человека в балаклавах, заломили «ласточкой» и повели в обычный рейсовый автобус.

Фото из личного архива

Нас положили лицом в пол, меня начали довольно сильно бить. Спрашивали, сколько нам заплатили, откуда мы, кто нам платит… После с меня сорвали рюкзак, там были бинты, антисептик (хлоргексидин) и бутылка воды. Они, наверное, подумали, что я собрался делать коктейль Молотова или что-то подобное, так как начали на меня кричать, что я поджигатель, начали топтаться берцами по голове, несколько человек начали избивать дубинками. После я слышу, что один из них говорит: бля, мужики, это просто антисептик. Они успокоились на несколько секунд, а потом говорят: ах ты, сука, собрался лечить фашистов – и начали снова бить.

Фото из личного архива

Читаешь Nexta – координатор

Когда нас задержали, я отправил родным сигнал SOS с телефона, и он почему-то не заблокировался. Когда у меня забрали телефон, то начали смотреть мой Telegram, увидели, что я подписан на Nexta, а там еще последнее сообщение пришло «план действий» или что-то такое – ОМОНовцы говорят: ты координатор. Нашли в SMS-сообщении, что мне пришел аванс с работы, говорят, значит ему еще заплатили, и начали избивать еще сильнее.

Эпикриз. Фото из личного архива

После в автобус начали заводить новых задержанных, и нас бить перестали. Складывали всех друг на друга, мы лежали первым уровнем, на нас клали вторых, потом был еще третий уровень. Далее мы проехали на автобусе максимум 10 минут, и нас перегрузили в автозак.

Партизанское РУВД

Когда нас переводили в автозак, один из милиционеров сорвал у меня с руки белый браслет, несколько раз ударил меня по челюсти, у меня начали подкашиваться ноги, меня подхватили под руки, затащили в автозак, и мы поехали в Партизанское РУВД. Интересно, что нас задерживали в Центральном районе, но отвезли в Партизанское РУВД, возможно, в Центральном не было места, не знаю.

Фото из личного архива

Во дворе РУВД нас поставили на колени лбом в асфальт, людей было много. Ходили, запрашивали имя, фамилию, где работаешь, место жительства. Я называю место работы, название фирмы, меня в ответ запрашивают: форма собственности? Берут за волосы на голове и бьют об асфальт. Я говорю: не знаю. Они заново головою об асфальт. Я говорю: пусть будет ОАО. Они снова бьют и спрашивают: пусть будет или точно? Я говорю: точно. Меня четвертый раз тюк об асфальт.

После подняли и повели в РУВД, в какой-то подвал. В этом подвале нас заново осмотрели, от сотрясения головы я начал терять сознание, меня начало тошнить. Работники милиции дали мне попить, разрешили немного посидеть.

«Забудь, успокойся, будь тише»

Далее нас повели на опись вещей и дактилоскопию, записали на камеру, мы говорили, где живем, сколько лет, на белом фоне сфотографировали… Я несколько раз просил медицинской помощи, просил зафиксировать побои. Все время мне отвечали: забудь, успокойся, будь тише и т.д. А у меня гематома была на правой руке довольно серьезная, и немели пальцы, я думал, что все…

В подвале РУВД мы сидели до 12:00 следующего дня, и на следующий день нас увезли на Окрестина. Там нас посадили во дворике для прогулок 5 на 5 метров под открытым небом. Там нас было 90 человек.

Завезли в Следственный комитет как свидетеля, оттуда – на Окрестина как преступника. Студентку БГЭУ обвиняют в массовых беспорядках

В течение суток, то есть с 12:00 до 24:00, по разным причинам забрали человек 20. Кого-то просто вызвали. Кого-то «скорая» забрала, например, у одного парня даже лица не было видно. Он был с переломанным носом, разбитой губой. Его, когда задерживали, просто сбили с ног и запечатали лицом в асфальт, его забрала «скорая». Надо сказать, что не очень охотно отдавали людей в «скорую». У них был свой фельдшер, который очень сомнительно все оценивал, говорил: заживет, успокойтесь. Я просил «скорую», мне никакой помощи не оказали, сказали: все с тобою в порядке, жить будешь.

20–30 граммов хлеба

Нас там не кормили. Нам дали сначала один кусок хлеба и после, на вторые сутки, еще один кусок хлеба. Эти куски хлеба были по 20-30 граммов. Еще приносили какую-то котлету, но она была просто ужасная, из каких-то костей. Пить не давали. Первый раз воду дали в 2-3 часа ночи. В туалет не выводили. Вместо туалета нам забрасывали ведро со словами: вот сюда ходите, скоты. Ночью нас сводили в туалет один раз каждого.

На улицах постоянно кого-то избивали. Было слышно, что одного из парней избивали несколько милиционеров, причем избивали прямо под нашими дверями. Кричали ему: ты будешь помнить, что такое ОМОН, на всю жизнь. Раз 8 его заставили крикнуть «я люблю ОМОН», пока он очень сильно не закричал.

Андрей. Фото: Ирина Ареховская / Vot-tak.tv / Belsat.eu

Уже брат рассказывал, что их, когда переводили с улицы в камеры, ближе к вечеру – они видели этого парня, он был весь в крови.

Освобождение и реакция следователей

Освободили нас 13 августа где-то между 22:00 и 23:00. Просто пришел работник милиции, забрал брата и меня, вывели из ЦИП. Никаких обвинений, никаких повесток в суд. На следующий день мне отдали вещи, и потом я поехал в больницу. После больницы мне позвонил следователь из Первомайского отделения Следственного комитета, пригласил дать показания. Где-то 2,5 часа я давал показания. Старший следователь майор Шалковская у меня брала показания. Она, надо отметить, вела себя корректно, у меня сложилось впечатление, что следователи на моей стороне, что они против избиения. По крайней мере, в СК говорили, что это ненормально, что это нарушение законодательства, составили протокол опроса по фактам избиения и незаконного задержания. Но вместе с этим сказали: «Мы сами не знаем, имеет ли это какой-то смысл, но надеемся, что делаем это ненапрасно».

Фото из личного архива
  • За время протестов с 9 августа в Беларуси задержали более 10 тысяч человек. Несколько тысяч задержанных обратились в Следственный комитет с заявлениями на противоправные действия работников МВД. Следственный комитет не завел ни одного уголовного дела по фактам обращений граждан.

НА/ИР belsat.eu

Новости