Бесконечная ночь пыток в автозаке и РОВД. Юношу схватили омоновцы, когда тот возвращался домой

Егор Скоробогатый – один из так называемых случайных – в автозак его затянули 10 августа посреди дня, когда тот возвращался с другом из торгового центра. Силовики схватили 22-летнего жителя Минска и жестоко избили и пытали. Егор рассказал «Белсату» об обстоятельствах.

Егор Скоробогатый после освобождения из СИЗО. Фото: Belsat.eu

Егор Скоробогатый, 22-летний житель Минска говорит, что задержание было похоже на то, как хватали 90% людей в эти дни.

«Мы с другом были в торговом центре на Немиге. В этот день торговые объекты закрывались раньше обычного. Вышли из здания и пошли в сторону трамвайных путей, чтобы добраться домой на трамвае. На входе в парк мы увидели двух омоновцев и 2 микроавтобуса, а сзади от нас были автозаки с омоновцами, которые надевали экипировку.

Мы подумали, что если начнем убегать назад, то точно за нами побегут. В тот момент просто не оценили, что на самом деле нужно было убегать. Но мы подошли к силовикам и спросили, можно ли здесь пройти к трамвайным путям. Нам ответили, что да, конечно. Но потребовали, чтобы мы показали, что у нас в рюкзаках. Мы начали показывать, но в этот момент к нам подбежали два омоновца, взяли нас за руки и повели за собой.

Омоновец нарисовал черным маркером на голове 3 %

Возле микроавтобуса омоновцы начали смотреть мой рюкзак, а в нем был свитер, пластырь, антисептик и перекись водорода. И как только омоновец увидел перекись, он завис. Потом прозвучало вроде, «капец», как ты набит. Увидели мой паспорт и многозначительно намекнули, что я добегался. Сфотографировали документ, спросили где я учусь. При этом досмотр и допрос сопровождался словами, мол, сколько нам заплатили, что мы оппозиционеры и так далее. Нас завели в микроавтобус и положили лицами вниз. Один из омоновцев нарисовал у нас на лбу и на шее сзади черным маркером 3 %. Я только сегодня, кстати, прочитал, что таким образом они обозначали кого и как бить. Если черный цвет-сильно, а зеленый – слабо.

Егор Скоробогатый после освобождения из СИЗО. Фото: Belsat.eu
Егор Скоробогатый после освобождения из СИЗО. Фото: Belsat.eu

Амповец бил кулаком в перчатке по лицу и голове

Позже нас перевели в другой автомобиль. Там уже просто жестоко избивали. Я пытался спрятать голову между сиденьями, но силовиков это страшно разозлило. Один поднял мою голову, а другой омоновец нанес в лицо и голову то ли четыре, то ли шесть ударов кулаком. А вы знаете, что они надевают на руки специальные перчатки. Я сильно получил по челюсти, носу, переносице. После этого нас, лежащих в автобусе, просто били по почкам, спине, ногам. Продолжалось это некоторое время. Я чувствовал, как по лицу капала кровь. После силовики вывели нас из микроавтобуса, обычными строительными затяжками сковали нам руки за спиной, и бросили в автозак. И автозак стоял, пока омоновцы его не заполнили людьми.

В автозаке температура воздуха была около 40 градусов, мы были насквозь мокрые. Парень рядом начал задыхаться. Видно у него была астма. Но омоновцы не обращали на него внимания, говорили, что если он потеряет сознание, то они скоро его приведут в сознание, поскольку имеют аргументы. Все это время силовики жестоко избивали окружающих, махали дубинами.

Мы довольно долго ехали в автозаке. Причем водитель не сбрасывал скорость на неровностях дороги и каждая яма очень больно отражалась в сбитом теле. Когда машина остановилась, нас всех вывели, и положили на траву головою в землю. Руки все время были в стяжке за спиной и пальцы ты просто не чувствовал вообще.

Егор Скоробогатый после освобождения из СИЗО. Фото: Belsat.eu

Бесконечная ночь пыток в РОВД

Потом по очереди поднимали, спрашивали имя и фамилию, на видео записывали при каких обстоятельствах задержали. После этого ложили обратно на землю. Потом отводили в другое место и процедура происходила аналогичным образом. Я не понял, зачем это делалось. Но так прошла ночь, на этой траве мы провели около 16 часов. За это время произошло несколько смен среди силовиков. Но только некоторые были адекватны, и позволяли менять позиции, поскольку лежать с руками за спиной лицом в землю было больно. Рядом со мною лежал человек, у которого начался приступ эпилепсии. Его трясло всего, он не реагировал на обращения. В течение часа омоновцы подходили, тыкали в его сапогом, спрашивали, или живой и отходили. И только потом возможно сжалились и взяли его за руки и ноги и отнесли в машину скорой помощи.

Другой мужчина просил принести ему его таблетки. Он рассказывал, что только-только после операции и может умереть без лекарств. Но на помощь ему никто не пришел.

Все это время продолжались избиения людей. Один из парней обратился к омоновцу и призвал его снять маску, показать свое лицо, мол, что они боятся показать себя. Но в ответ получил страшный удар ногой.

Так прошла самая запоминающаяся ночь без сна в самом жутком отеле в моей жизни. Только ближе к утру, где-то около 11 часов людей начали развозить на Окрестина и в СИЗО в Жодино.

По дороге в Жодино жестоко били дубинами задержанных

Меня везли всю дорогу лицом вниз и требовали, чтобы я стоя на коленях держал руки над головой. Ноги и руки были просто сплошь синие. И если кто-то жаловался на пытки, того продолжали бить дубинами. При этом палачи говорили, что если мы думаем, что нам больно, то на самом деле они всегда могут сделать нам еще хуже.

В СИЗО в Жодино мне запомнился еще один момент. Когда мы стояли в очереди на оформление и сидели в автозаках, силовики разговаривали между собой. И вот один из них спросил, может ли кто-то из них вправить человеку руку? В ответ же прозвучало, что нет, но можно вторую выбить и подровнять. Это вызвало у них смех».

Егора Скоробогатова освободили только в пятницу. Юноша говорит, что среди задержанных и тех, кого пытали, были самые обычные люди, которых хватали, когда они возвращались из магазина, с работы, из гостей.

Юноша не собирается оставлять без наказания силовиков. Егору удалось пройти судебно-медицинскую экспертизу и снять побои. Но сделать это удалось далеко не каждому, по его наблюдениям, судмедэксперт обычно отказывается делать свое дело и не принимает жалобы. Но в данном случае Егор ожидает, что его заявление на пытки омоновцев рассмотрят.

«Ревели все – и взрослые, и дети. Беременную избивали тоже». 14-летний парень рассказал о пытках

Сергей Егоров/АА, belsat.eu

Новости