Беларуский космос современного Полесья

«Подоляко справился с достаточно сложной задачей – он сделал не просто спектакль с ясного фабулярного литературного произведения, а театральный эксперимент по книге, написанной в форме не линейного повествования, пригласив зрителя в авторское путешествие по лабиринтам планеты Прудок». Поэтесса и телеведущая «Белсат» Валерина Кустова пишет о спектакле «Радзіва «Прудок».

Справка. «Радзіва «Прудок»» Андруся Горвата – сборник коротких заметок из Facebook рассказывает о белорусском журналисте и дворнике, отправившегося в «космос» родной деревни, чтобы восстановить дом предков и найти свое место в мире. Постановка осуществили ​​при поддержке компании velcom и Министерства культуры Республики Беларусь.

Читательница Света Иванова из Мозыря неожиданно решила поделиться со мной впечатлениями от Купаловской премьеры спектакля «Радзіва «Прудок», один из показов которого прошёл в Калинковичах: «Здравствуйте! Читали «Радзіва «Прудок»? Смотрели спектакль по этой книге? Я была в Калинковичах на постановке и так увлеклась… До этого не знала о книге. Там есть на 24 странице абзац о младенце. Так это сестра моей бабушки Мани из Березовки. Младенец оказался двенадцатой дочерью моих прадеда и прабабки из Березовки. Моя прабабушка Ульяна умерла, когда маме было три с половиной года. Она простудилась где-то. Мужик работал у пана Аскерки на пивоварне. В Вадовичах. А бабка должна была делать всю остальную работу по дому, по хозяйству. У них был надел земли. И она его сама обрабатывала. А как запоёт, все в округе умолкали. Мама говорила, что люди видели, как Ульяна после смерти приходила и кормила маленькую дочку цыцкой и та была всегда накормлена. И предупреждали, что если приходит, то скоро и заберет её. Так и получилось. Младенец умер. Ей был месяц или немного больше. Я так и не знаю, как её звали. Вот тебе и радива истории моего рода…» – вот они, существующие зрители и читатели сегодняшнего Полесья, с соответствующей ритмикой мольбы, постепенностью, человечностью.

Этот спектакль о белорусском будущем, где звучит китайский язык, где все мы станем звездной пылью, потому что таков закон существования. Сначала мне не хватало в произведении Любви, Живых чувств между людьми, но оно там есть… и эта любовь, что существует нераздельно от Космоса Беларуси, который и есть отдельной космической системой. Он состоит из планет Минска, Пинска, Мозыря, Бреста, Давид-Городка, Белоозёрска, Шарковщины и… Прудка. Это спектакль о малой большой Родине, которая почти всегда более тех, кто на ней родился.

Кейс Горвата

Даже не одна, а несколько особенностей… Андрусь Горват первый из белорусских авторов, кто написал книгу как дневник жизни-онлайн, пуская читателей в свое пространство, чем вызвал доверие у белорусской публики.

Он показал в книге современное белорусское Полесье, которое, впрочем, мало чем отличается от Полесья былого. И речь здесь прежде всего не об инфраструктуре (впрочем, и она будет неожиданным чудом для подростков, что гнездились в городе), сколько в локальной ментальности, в восприятии жизни во всей его необманности.

Как говорил мой друг-полешук: «Очень медленно время здесь идет… с соседями разговариваю о разных бытовых делах – кто куда поехал, колодец выкопал, у кого больной кто. Другой мир здесь, другие проблемы совсем – простые и обычные, но не менее важные от этого».

Так оно и есть

Андрусь Горват был журналистом, мечтавшим стать писателем. Он хорошо продумал свой концепт. Сюжет в книге может показаться стечением обстоятельств – чем завораживает, поэтому и не всем хочется верить, что Горват так профессионально вырастил и приручил своих читателей. Но это уже не так существенно. Автора выпадает судить только по законам написанного им. И вот теперь в нашей культуре есть кейс Горвата. Кейс успеха. Свидетельством этому – аншлаги во время продажи билетов: все 440 мест на шесть июньских показов были выкуплены всего за 6 часов.

…Он бросил все – семью, работу … Сначала пошел работать дворником в «Купаловский театр» (с которого все началось и в котором сейчас продолжается), а после – уехал в дедов дом в Прудок, на Полесье – в своё фантасмагорическое будущее: козы тети, мухи Наташи, Маруси Зайчиковой и беларуского Космоса …

Он сделал то, о чем в глубине души хоть изредка задумываются, пожалуй, все беларусы, но обремененные долгами перед семьей, государством, обществом – не решаются.

Для городских хипстеров и…

Городских хипстеров, вылетевших из урбанистической застрехи, для которых Полесье чудо и экзотика, произведение зацепит не менее, чем тех, кто ностальгирует по деревенскому детству, парному молоку и бабушкиным блинчикам. А еще «Радзіва «Прудок» может зацепить беларускую интеллигенцию, которая следила за онлай-дневником Горвата и которую оставляла неравнодушной сама концепция дауншифтества, преобразования из городского в деревенского в живом времени, свидетелями чего она и стала. И, конечно же, спектакль будет интересен всем читателям (тем, кто уже прочитал или только собирается) книги.

Эксперимент Подоляко

«Радзіва «Прудок» – это режиссерский театральный дебют одного из ведущих купаловских актеров Романа Подоляко.

Перед тем, как поставить этот материал, Роман совместно с Михаилом Зуем снял короткометражный фильм «Егор». Эта лента участвовала в фестивале мобильного кино velcom Smartfilm и получила приз зрительских симпатий. А в декабре 2017 года Подоляко выиграл конкурс режиссерских экспликаций, организованный министерством культуры Республики Беларусь, что позволило воплотить книгу в экспериментальную театральную постановку. К осуществлению этой идеи присоединилась и компания velcom, поддерживавшая книгу и раньше в рамках проекта Movabox.

Роман решил сделать акцент на идее внутреннего космоса. Особенность постановки еще и в том, что все шесть главных ролей исполняют всего три актера: Михаил Зуй, Светлана Аникей и Дмитрий Есеневич.

Если герой Горват (Михаил Зуй) убаюкивает своей неизменно-отчужденной созерцательностью, то перевоплощение Светланы Аникей и Дмитрия Есеневича действительно впечатляют: от безумно иронически-смешных жуков под кроватью героя, до старой (Аникей), самозабвенно поющей народные песни.

Подоляко справился с достаточно сложной задачей – он сделал не просто спектакль с ясного фабулярного литературного произведения, а театральный эксперимент по книге, написанной в форме не линейного повествования, пригласив зрителя в авторское путешествие по лабиринтам планеты Прудок.

На фоне внешне-эффектных, но не всегда энергетически-содержательных постановок Купаловского, этот спектакль выглядит настоящей находкой.

Что такое Родина?

Роман Подоляко: «Мне хотелось передать свое ощущение того – что такое Родина, беларускость и как к ним духовно приблизиться… Это может прозвучать странно, но у меня была задача через чувства и простые вещи, с одной стороны, и через форму космичности, с другой, достичь прозрачного понимания: что все в этом мире повторяется… мы живем в этой стране, и мы сами её создаем, и она останется даже после того, как мы все превратимся в космическую пыль…»

Подоляко скромно делает акцент на том, что это не была его работа в чистом режиссерские виде.«Радзіва «Прудок» – счастливый пример сотворчества, где артисты вели себя не внутренне-равнодушными профессионалами, а работали, как настоящие художники-создатели, поэты сцены. Сложности были в том, чтобы показать космическую тему техническими средствами. Надо отдать должное художнику по костюмам и сценографу Екатерине Шиманович. Это, пожалуй, одна из величайших заслуг спектакля – так лаконично, точно, уместно менять пространство, героев минимальными бюджетными средствами – просто рисуя костюмы на белых кусках пенопластовой ткани.

Полесье как планета

Интересно, а как бы восприняли сами прудковцы такую ​​подачу их жизни, не было ли идеи показать постановку на малой родине Горвата?

Роман Подоляко: «Все-таки это не документальный спектакль, в котором действуют реальные герои. Мы много чего переделали. Здесь преобладает не протокольная правда, а наше субъективно-фантазийное восприятие Полесья, я думаю, что если и есть определенное совпадение, то оно фрагментарное». Хорошо если бы жители Прудка могли посмотреть постановку, но боюсь, что наши космические фантазии могут не быть им близки…»

Роман Подоляко и его артисты создали уникальный спектакль. Внешне легкий по форме и щемяще-глубокий по своему поэтическому содержанию. В «Радзіве «Прудок» время от времени звучит в записи проза Ивана Мележа. Его классические «Люди на болоте». И это не дань дешевому постмодерну. Иван Мележ в свое время по-новому открыл нам белорусское Полесье, показал его изысканный, полный удивительной пластики, звуков, полушепотов почти сказочный мир, где трава, деревья, люди, образуют одно магическое нерушимое целое. Вот именно к такой гармонии стремится главный герой спектакля, а вместе с ним и Подоляко со своей командой. К такой забытой, утраченной гармонии стремятся многие. Поэтому на этот спектакль и трудно купить билеты, поэтому его уже сейчас можно смело назвать явлением в нашем театральном дискурсе.

Валерина Кустова, belsat.eu

Фото пресс-службы Купаловского театра

Смотрите также

Новости