Арест «Евы» и выход искусства на улицы. Топ-10 культурных явлений и событий 2020 года

Несмотря на довольно драматичные эпизоды, которые в этом году из-за пандемии коронавируса и политической ситуации имели место в белорусской культуре, главный вывод года все равно положительный. Искусство — и это касается чуть ли не всех его направлений, по крайней мере, некоторые могут показать себя только со временем, – нашло в кризисе последних месяцев сильный импульс. Кто знает, возможно, скоро мы сможем использовать термин «возрождение». А поскольку культура так или иначе отражает состояние страны, символично то, что в этом году она насквозь прониклась бело-красно-белым.

«Белсат» подытоживает год и приводит топ-10 культурных явлений и событий 2020-го.

На выставке «8-й регион» Сергея Гриневича. Фото: «Белсат»

Столетие УНОВИС

В начале года страна отмечала юбилей «Утвердителей нового искусства», УНОВИС – авангардного художественного объединения, которое сто лет назад создал в Витебске Казимир Малевич. Упоминание арт-революционеров контрастом прозвучало в современном белорусском контексте: два года существования объединения повлияли на всю дальнейшую историю искусства, а через сто лет унависовцы все еще выглядят новаторами на фоне современного белорусского художественного процесса.

«Проследить за нами нереально». Во что превратились белорусские дворовые мероприятия?

Благотворительные арт-аукционы

Из-за пандемии коронавируса художники и дизайнеры оказались в довольно уязвимом положении, но все же начали активно участвовать в благотворительных проектах общественной солидарности – это было связано и с COVID-19, и с репрессиями со стороны власти. В апреле, например, состоялся онлайн-аукцион «Дзякуй!»: около ста авторов безвозмездно передали свои произведения, а собрано 37 тысяч рублей. были отправлены на помощь врачебным работникам. В августе на московском аукционе «VLADEY» продали 30 произведений белорусских художников, а вырученные средства направили пострадавшим и художникам.

«Не знаю, как после победы мы будем жить с этими людьми». Беседа с Анастасией Шпаковской

Закрытие галереи «Ў»

Культурные площадки страны испытали значительные трудности еще в апреле, когда из-за COVID-19 потеряли возможность проводить мероприятия и, соответственно, потеряли посетителей. К финансовым проблемам добавились политические репрессии: один из соучредителей галереи «Ў» Александр Василевич стал политзаключенным. Он и еще три человека вышли из числа акционеров галереи, и в октябре было объявлено о закрытии пространства. Таким образом работавшая в Минске галерея с 2009 г. и за это время ставшая одним из главных независимых культурных центров перестала существовать.

Заломили руки, не принимали передачу. В Минске задержали директора рекламного агентства

Бюджетное финансирование независимых кинопроектов и его отмена

В июле Министерство культуры через процедуру госзакупки решило профинансировать экранизацию двух белорусских книг, «Сфагнума» Виктора Мартиновича и «Радзіва «Прудок»» Андруся Горвата, а также фильм про Александра Медведя и сериал про Владимира Мулявина. Это вызвало потрясение в киносообществе: во-первых, вследствие выбранных проектов, во-вторых, все лоты пошли независимым кинокомпаниям (ранее за редким исключением бюджетные деньги направлялись «Беларусьфильму»). Впрочем, вскоре Министерство культуры передумало и, сославшись на жалобу Андрея Курейчика в Министерство антимонопольного регулирования и торговли, отменило финансирование обеих экранизаций и фильма о Медведе.

Акционист Михаил Гулин: самые важные вещи сейчас создают не художники

Арест «Евы» Хаима Сутина

К уголовному делу «Белгазпромбанка» приобщили более ста картин из его корпоративной коллекции. Среди них и самое дорогое из приобретенных в независимой Беларуси произведений – «Ева» Хаима Сутина (представители банка купили ее в 2013 г. на аукционе «Sotheby’s»). Приобщенные к делу картины стали недоступны для гостей галереи «Арт-Беларусь», где выставлялись до того: теперь они спрятаны в опечатанном помещении, а на их месте разместили рамы с QR-кодом. С момента ареста «Ева» визуализировалась в разных образах (за решеткой, в арестантской робе, с омоновцами), попала на разного рода атрибутику и одежду и в конце концов стала символом белорусского сопротивления.

Фото: Таня Капитонова / Belsat.eu

«Сила в том, чтобы проживать системное угнетение вместе». В галерее «Арт-Беларусь» прошел перформанс «Достояние»

Развал Купаловского театра и разделение театральной сферы

Купаловский театр выступил против насилия и вывесил бело-красно-белый флаг, а Министерство культуры в ответ уволило его директора Павла Латушко. В итоге все режиссеры и абсолютное большинство труппы написали заявления на увольнение и покинули свой театр. После этого поступка они не разошлись в разные стороны, а остались вместе как свободные купаловцы. Сегодня их YouTube-канал имеет 145 тысяч подписчиков, а выложенные «Тутэйшыя» получили 307 тысяч просмотров. Затем театральная сфера сама собой разделилась на тех, кто уволился или кого уволили, и тех, кто решил остаться. Возможно, это каким-то образом повлияет на будущее развитие белорусского театра.

«Люди хотят услышать какую-то правду». Профессионалы – о том, может ли театр оставаться прежним

Активный выход искусства на улицы и во дворы

После августовских событий белорусское искусство, любительское и профессиональное, начало активно осваивать улицу. Все – от плакатов до перформансов – начало интегрироваться в городское пространство и высказываться о современности.

Вспомнить хотя бы художественную акцию «Моя камера»: участники отмерили метраж стандартной камеры Окрестина и стали в этих пределах в количестве 30-40 человек – таковы были условия для задержанных в первые дни после выборов. Потом театралы, поэты и музыканты разошлись по дворам, а дворовые мероприятия стали социальным феноменом. Правда, улица недолго оставалась безопасной для художественных высказываний и районных концертов: уже в скором времени силовые структуры вынудили воскресные марши разойтись по всему городу, а Мингорисполком составил список территорий повышенного внимания администраций, коммунальщиков и милиции.

«Мы побудем немного бездомными, но обязательно вернемся». Как актеры драмтеатра в Гродно ушли в подполье

Отъезд из страны Светланы Алексиевич

Как, к сожалению, и многих других культурных деятелей. Нобелевский лауреат вошла в основной состав Координационного совета, и Светлану Алексиевич вскоре вызвали в Следственный комитет в качестве свидетеля в рамках уголовного дела, которое завели против Совета якобы за призыв к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности. Потом, когда писательница осталась единственным членом основного состава КР в Беларуси и на свободе, неизвестные пытались попасть в ее квартиру, а дипломаты европейских стран приехали ее поддержать. Наконец Светлана Алексиевич уехала из страны на лечение в Германию и, как сообщила позже, не планирует возвращаться, пока Александр Лукашенко остается у власти.

Светлана Алексиевич (справа) с адвокатом у здания Следственного комитета перед допросом как участницы Координационного совета. 26 августа 2020 года. Фото: Света Фар / Belsat.eu

Отмена кинофестиваля «Лістапад»

Министерство культуры отменило фестиваль за день до его открытия. О своем решении оно сообщило в официальном телеграм-канале, а за полчаса до этого – в направленном организаторам электронном письме. Официальной причиной назвали эпидемиологическую ситуацию в стране, но, поскольку кинотеатры продолжили работать, есть повод предполагать, что реальная причина была политической.

Фестиваль «Листопад» отменили, а показы в кинотеатрах – нет. Как Минкульт плюет в культуру

Протест культуры и культура протеста

Изменения в обществе выявили креатив белорусов, а также помогли нащупать почву профессиональному искусству. То, насколько активно культурные деятели включились в современные процессы, дает повод ожидать нового белорусского возрождения. Белорусское сопротивление проявило себя в дизайне, живописи, театре, музыке, кино, поэзии и акционизме, причем не только в самой стране, но и за границей. И не менее важно, что культура белорусов воплотилась в самом сопротивлении – в его настойчиво мирном характере и снятой обуви у лавочки.

Олег Хоменко: «Мы научились умирать за Беларусь, но убивать за Беларусь не умеем и не собираемся»

Ирена Котелович/АА, belsat.eu

Новости