Активистки движения «Матери 328» прекратили голодовку

Женщины голодали 22 дня.

После 22 дней прекращают голодовку активистки Материнского движения 328 – Елена Кузьмина и Алла Берналь. Голодовку начинали три мамы, но одна из них – Ирина Огородникова – должна была прекратить свое участие на девятый день, когда у нее случился гипертонический криз.

Активистки движения «Матери 328» голодали в деревне Остров Пуховичского района с 16 июля. Они требуют пересмотра судебного решения их детям, а также всем осужденным по части 4 статьи 328 Уголовного кодекса (распространение наркотиков группой лиц). Голодающие добиваются создания независимой комиссии и встречи с Александром Лукашенко, чтобы обсудить проблему не только своих детей, но в целом проблему наркомании и наркотиков в Беларуси.

Фото: Ирина Ареховская / Belsat.eu

Депутат оставил обращение голодающих без рассмотрения

«Первое, что мы сделали после прекращения голодовки – поехали в Руденск. Это ближайший от деревни Остров городской поселок. Там мы написали благодарность врачам городской больницы, которые следили за нашим самочувствием, очень хорошо к нам относились, сочувствовали», – говорят голодающие.

Врачи посоветовали им, как выходить из голодовки – начать с арбуза, а потом перейти на тушеные овощи.

«Врач и медсестра посещали нас ежедневно –это единственные, кто интересовался нами со стороны властей», – говорят женщины.

Активистки Материнского движения 328 направили заявления о начатой голодовке и своих требованиях в различные государственные структуры. Однако получили ответ только от депутата Палаты представителей этого округа Олега Белоконева. Генерал-майор Белоконев оставил на обращении матерей-голодающих резолюцию: «Без рассмотрения».

Фото: Таня Капитонова / Belsat.eu

Немцыбыли шокированы сроками, которые получает наши молодежь

Женщины говорят, что не было ни одного дня, когда бы они оставались одни: поддержать приезжали не только активистки Материнского движения, но и общественные, политические активисты. Самые приятные визиты – молодых людей,которые отбыли наказание по статье 328 и уже вышли на свободу.

«Благодаря нашей борьбе, у некоторых были отменены по четыре года тюрьмы. Поэтому они нас очень благодарили, предлагали свою помощь, деньги на нужды движения – это очень трогает. В такие минуты особенно понимаешь, что наши усилия не напрасны», – говорят женщины.

«Приезжала также группа журналистов и активистов из Германии. Так они были просто в шоке, когда услышали о сроках, на которые осуждают нашу молодежь», – вспоминают женщины.

Фото: Таня Капитонова / Belsat.eu

Сын позвонил из колонии и поблагодарил за голодовку

В завершении голодовки мамы узнали, что об их поступке знают в колониях, где отбывают срок их сыновья.

«Вчера утром вдруг звонят мне из бобруйской колонии: у меня упало сердце, не знала что думать и ждала самого худшего, – вспоминает Елена Кузьмина. – А это мой Кирилл – веселый, радостный, довольный, говорит: «Мама, мы все знаем, спасибо вам». И он рассказал, что заключенные прочитали статью Михаила Пастухова в «Белгазете» о нашей голодовке. Так те, кто по статье 328 сидит, написали нам письма с благодарностями и сложили в один конверт, чтобы отправить. Администрация не разрешила, поэтому в понедельник они будут отправлять каждый по отдельности. Но после этого сыну разрешили мне позвонить».

Так же откликнулся из колонии в Ивацевичах и Александр – сын второй голодающей Аллы Берналь.

«Он соединился со мной через скайп, говорил: «Мама, я тобой горжусь». А когда разговаривал, то к камере подошли еще несколько человек, махали нам руками, улыбались», – улыбается мама.

Фото: Ирина Ареховская / Belsat.eu

«Наши дети в тюрьме, а им приходят приглашения голосовать»

Несмотря на то, что власти никак не отреагировали на голодовку, женщины говорят, что она не была безрезультативной.

«Достигнута главная цель – вновь привлечено внимание к проблеме, требующей решения. Наши дети осуждены на долгие годы, а проблема наркотиков в стране никуда не исчезла: наркотрафик работает, а наркомания только молодеет», – говорят они. Поэтому активистки движения «Матери 328» не собираются прекращать борьбу, включая участие в выборах.

«В субботу вечером будем в Минске, чтобы в воскресенье пойти проголосовать: сначала в Минске, где зарегистрирована Алла, затем вернемся в Марьину Горку, где зарегистрирована я – говорит Елена. – Мы хотим проверить также списки, так как наши сыновья уже по четыре года находятся в тюрьме, а им продолжают приходить приглашения на голосование. Кто и как будет использовать их голоса?».

На вопрос, за кого будут голосовать, женщины одинаково отвечают: за Светлану Тихановскую.

Фото: Таня Капитонова / Belsat.eu

Власти должны бороться не с наркоманами, а с наркотиками

Часть 4 статьи 328 Уголовного кодекса предусматривает наказание за изготовление и распространение наркотиков в составе организованной группы. Срок заключения по ч.4 ст.328 максимальный – до 20 лет. Активистки Материнского движения 328 заявляют, что их дети – не производители наркотиков, не организаторы наркотрафика, а наркоманы, требующие лечения. Естественно, что сроки их заключения должны быть уменьшены.

«Власти должны бороться не с наркоманами, а с наркотиками», – заявляют женщины.

Фото: Таня Капитонова / Belsat.eu

Движение «Матери 328» объединяет около 250 женщин, чьи дети отбывают наказание сроками 10-20 лет. Вместе они устраивали две голодовки протеста в 2018 и в 2019 годах. Активистки добились ослабления наказания по второй и третьей частям статьи 328: до двух лет снижения минимального заключения, а также амнистии по статье 328. Сейчас матери добиваются пересмотра наказаний по четвертой – последней и самой жесткой части «наркотической» статьи.

Галина Абакунчик/ИР Belsat.eu

Новости