8 президентов и премьеров Израиля были родом из Беларуси. Но никогда о ней не вспоминали. Почему?

ВИДЕО

Расспрашиваем гостя нового выпуска программы «Intermarium» Леонида Смиловицкого. Почему израильские лидеры молчали о Беларуси и вернут ли евреям здания в исторических центрах белорусских городов?

Леонид Смиловицкий – руководитель проекта «История евреев в Беларуси» Центра диаспоры при Университете в Тель-Авиве.

– На территории Беларуси родились четыре президента и четыре премьер-министра Израиля. Как они вспоминали свою Родину?

– Все онибыли родом из Западной Беларуси, которая с 1921 до 1939 года находилась в составе Польши. Каждый из этих деятелей оставил воспоминания о своей жизни. И все с большим трепетом относились к своей малой Родине. Но называли её не Беларусью, а Восточной Польшей.

– Думаю, многие из белорусов будут разочарованы, когда это прочитают. С другой стороны, что делает Беларусь для сохранения памяти об этих людях? Улицы в их честь не называют, зато в каждом городе есть улица Свердлова, одного из главарей красного террора.

– Забывают, что Свердлов и Сталин были ягодами одного поля. А чтобы в г.п. Мир назвать улицу именем Залмана Шазара (третьего президента Израиля – ред.) или в Ружанах – именем Ицхака Шамира (восьмой и десятый премьер-министр Израиля), вы представляете, что должно повернуться в головах местного руководства? Ведь это должна быть местная инициатива, а не израильского посольства. Белорусы должны понять, что это за люди, что это важно и нужно, к тому же это перспектива для туризма.

Можно сказать, первый шаг в этом направлении сделан. В Ашдоде (Израиль) несколько лет назад поставили памятник Янке Купале, а в Бресте на ул. Куйбышева – уроженцу этого города Менахему Бегину (седьмой премьер-министр Израиля).

Леонид Смиловицкий в программе «Intermarium». Фото belsat.eu

– Множество зданий в белорусских городах до Второй мировой войны принадлежали евреям. Есть ли шанс, что их начнут возвращать бывшим собственникам, как это произошло в странах Балтии?

– Это вопрос, который должен быть решен на государственном уровне с учетом норм международного права. Пока ни в Беларуси, ни в России, ни в Украине этого не произошло. Для современного белорусского истеблишмента характерна позиция: это было при большевиках, мы не виноваты и почему мы за их ошибки должны отвечать? Я думаю, что в будущем это неизбежно, если строить нормальные правовые отношения. И если бы Беларусь на это пошла, она получила бы такие выгодные экономические проекты, что это давно покрыло бы все расходы.

– Вы имеете в виду, что собственники стали бы вкладывать деньги в недвижимость, которую им вернули?

– Если бы Беларусь и Израиль заключили соглашение о реституции, это открыло бы путь для экономического сотрудничества на государственном уровне. Что собственники сделают со зданиями – это уже мелочи. В то же время, я очень сомневаюсь, что после войны осталось много документов, на основании которых можно что-то вернуть. Здесь вопрос в политических принципах, а не в тех деньгах, которые Беларусь когда-то сможет выплатить в качестве реституции.

– То есть речь идет, скорее, о жесте доброй воли. А что Израиль мог бы предложить Беларуси в экономическом плане?

– Закон о реституции позволил бы, например, поставить вопрос о режиме большего благоприятствования в торговле и взаимных льготах в налогообложении. Израилю есть что предложить. А экспортирует наша страна в основном передовые технологии и услуги в сфере здравоохранения.

– Ну это довольно дорогие вещи, может поэтому торговля между нашими странами медленно развивается?

– Я думаю, здесь другие причины. Развитие белорусско-израильских отношений очень тормозят арабские страны. Есть много примеров, когда Беларусь ставят перед выбором: мы или они. Поэтому Лукашенко проводит уникальную политику, чтобы со всеми сохранить отношения.

Леонид Смиловицкий во время подготовки к записи программы «Intermarium». Фото belsat.eu

– Но претензии к белорусам у евреев есть. Уже не вспоминая об известных высказываниях Александра Григорьевича.

– Я не могу назвать Лукашенко или кого-то из его окружения антисемитом. Но нужно открыто говорить о том, что нам одним в других не нравится. Зачем прятать скелеты в шкафу? В Литве, например, открыто обсуждается, почему литовцы убивали евреев. Ежегодно в день уничтожения Вильнюсского гетто (которое произошло в 1943 году – ред.) президент, премьер-министр, депутаты парламента участвуют в траурной церемонии, во всех городских храмах зачитывают списки жертв.

А Александр Григорьевич когда последний раз был на «Яме»? (Речь идет о мемориале, посвященном жертвам Холокоста на ул. Мельникайте в Минске, где находилось гетто – ред.). В 2005 году. По принципу: а мы не убивали. А тысячи белорусов, которые служили в полиции при немцах, чем занимались? Была, конечно, разница. Белорусов нельзя было раскачать на массовые убийства, как это было в Украине или Прибалтике. Часто называют аргумент: они выполняли приказ. Но каждый мог отказаться участвовать в массовых акциях, за это никого не убивали. Даже немцев, которые отказывались расстреливать евреев. Их просто отправляли на Восточный фронт.

В Беларуси давно должны быть открыты государственные музеи – истории евреев Беларуси, истории Холокоста, истории Минского гетто. Прежде всего, это нужно самим белорусам, поскольку евреи – это неотъемлемая часть белорусской истории. Без евреев Беларусь была бы другой страной и другим народом. Только тот, кто уважает соседа и его память, уважает себя.

О том, что на самом деле происходило между белорусами и евреями на протяжении тысячи лет, смотрите в новом выпуске программы «Intermarium» (видео в начале статьи).

Беседовала Инга Островцова

Смотрите также
Комментарии