Как приближенные к Лукашенко бизнесмены скрываются от санкций

Belsat.eu рассказывает, как приближенные к режиму Александра Лукашенко бизнесмены, попавшие под западные санкции, пытаются вывести свои активы из-под удара.

Алексей Олексин

Алексей Олексин. Скриншот с видео president.gov.by

Ожидалось, что Алексей Олексин попадет под санкции еще в конце 2020 года, но в последний момент его вычеркнули из списка. По неофициальной информации, на этом настояла Латвия, где олигарх в том числе ведет бизнес. Правда, в декабре санкции коснулись IT-компании «Synesis», четверть которой принадлежала Олексину. Первый санкционный маневр был связан как раз с этим активом: жена олигарха Инна Олексина и компания «Энерго-Оил-Инвест» покинули состав собственников.

Санкции против самого Олексина были введены только летом 2021 года. К персональным санкциям олигарх был готов: еще в январе 2021-го он вышел из состава совладельцев своих ключевых активов («Энерго-Оил» и «Белнефтегаз») и переписал их на сыновей – Виталия и Дмитрия.

Сыновья олигарха Дмитрий и Виталий Олексины. Коллаж из фото: alfoot.net и Дима Олексин / VK

Сыновья олигарха – люди не публичные. Старший сын Дмитрий как минимум с 2013 года имел отношение к бизнесу отца, включая Латвию. При этом сложно сказать, играл он некогда реальную роль в бизнесе или просто был номинальным совладельцем некоторых активов. За пределами делового мира Дмитрий известен только дружбой с группой «Тяни-Толкай», в 2008-м он даже снялся в их клипе.

Имя 23-летнего Виталия Олексина до 2021 года вообще никогда не звучало в публичном пространстве. В открытых источниках о нем можно узнать лишь то, что сын бизнесмена играл в любительской футбольной команде «Энерго-Оил». По информации belsat.eu, Виталий в 2018-м окончил БГЭУ, в университете ничем особо не выделялся. Некоторые однокурсники даже не знали, что он сын приближенного к Лукашенко человека, хотя и понимали, что Виталий из обеспеченной семьи. Чем занимался Виталий после вуза, точно не известно.

Окружение Лукашенко пользуется оффшором в Арабских Эмиратах. Эксклюзивный комментарий табачного олигарха «Белсату»

Однако перевод ключевых активов на сыновей оказался неэффективной мерой, так как под санкции попал не только лично Алексей Олексин, но и его активы. В августе США включили в черный список «Энерго-Оил» и «Белнефтегаз». Таким образом, схема обхода санкций здесь не сработала.

Из-за «Энерго-Оил» и «Белнефтегаза» семья Олексиных владела «МТБанком». Но еще в июне этот актив продали зарегистрированной в ОАЭ компании «Stoneva Limited» бизнесмена Ромео Абдо. Сумму сделки не называли.

Слева – Ромео Абдо. Фото: onliner.by

Ромео Абдо – уроженец Ливана, живет в Беларуси с 1993 года. «Я стал частью этой страны и не отличаю себя от белорусов. Моя жена – белоруска», – рассказывал он в одном из интервью. Абдо – соучредитель компании «BNK Estate», построившей в Минске ТЦ «Galileo», бизнес-центре «Rubin Plaza» и «Silver Tower». Также он занимался строительством торговых центров «Европа» и «Рига».

О связях Ромео Абдо с Олексиным ничего неизвестно: его бизнес-партнеры – непальские инвесторы, которые в том числе владеют крупными банками у себя на родине. По информации «Нашей Нивы», в бизнес-кругах до сих пор нет согласия, как рассматривать сделку покупки белорусского банка – как декоративную или реальную. Поэтому сейчас западные партнеры потребовали от «МТБанка» доказательства тому, что сделка не фиктивная. «Они не хотят иметь дела с санкциями», – сообщил источник «НН».

Окружение Лукашенко отмывает деньги через Литву? Расследование

Семья Олексина официально лишилась и латышских активов – компаний «Mamas D» и «Latgales Alus D». Теперь «Latgales Alus» полностью принадлежат бизнесмену из Даугавпилса Александру Граховскису, который ранее был бизнес-партнером семьи Олексина. А «Mamas D» на бумаге принадлежит директору компании Александру Киселеву.

Николай Воробей

Николай Воробей. Фото: tut.by

Николай Воробей попал под санкции ЕС еще в декабре 2020 года. Тогда же он переписал свой базовый актив – «Красный Бор» – на Алесю Бережную, Вячеслава Атрахимовича и Ирину Панкратову.

Бережная и Атрахимович – топ-менеджеры олигарха, занимают должности директора и главного бухгалтера компании «Интерсервис». Ирина Панкратова тоже вряд ли самостоятельная фигура: о ней известно лишь то, что в начале 2010-х она была индивидуальным предпринимателем в Новополоцке.

Бизнес на Мальте, семейные активы в Австрии и санкционный маневр. Рассказываем об олигархе Воробье

«Красный Бор» – 100-процентный собственник крупнейшего частного белорусского нефтетрейдера компании «Интерсевис», а уже на «Интерсервис» записано 99,94% «Абсолютбанка», 100% Нефтебитумного завода и 75% спецэкспортера нефтепродуктов – новой нефтяной компании. Таким образом, выйдя из состава собственников «Красного Бора», Воробей на определенное время вывел из-под санкций свои основные активы в области нефтегандля и банковской сфере.

Однако эта схема потеряла смысл, когда ЕС и США начали вводить санкции против конкретных компаний Воробья. А 9 августа США ввели санкции сразу против «Интерсервиса», «Абсолютбанка», Нефтебитумного завода и ННК.

После санкций США Абсолютбанк прекращает операции в валюте

Также в черный список попали «БелКазТранс» и «БелКазТранс Украина» (последняя компания записана на сына олигарха, его полного тезку). На эти фирмы был завязан транзит угля и поставки в Украину российских нефтепродуктов в обход тамошних санкций.

Сразу после введения американских санкций из числа учредителей компании «БелКазТранс Украина» вышел Николай Воробей-младший. А еще в июле невестка олигарха Валерия Воробей ушла из «Укрбелнефтепродукта», хотя против нее никто санкций не вводил. В обоих случаях не было речи о переписывании активов: и сын, и невестка олигарха просто были исключены из состава учредителей. Фирмы сейчас принадлежат их бывшим партнерам, малоизвестным украинским бизнесменам.

Александр Зайцев

Александр Зайцев. Фото: pressball.by

Основные активы Зайцева – зарегистрированная в ОАЭ компания «Sohra Overseas» и «Бремино Групп», развивающая промышленно-логистический комплекс «Бремино – Орша» (совладельцы – Воробей и Алексин). Обе компании попали в санкционный список ЕС в июне, одновременно с Зайцевым. А в августе ограничения против «Бремино групп» ввели США. Попыток олигарха скрыть эти активы от санкций замечено не было. Не исключают, что Зайцев посчитал это просто бессмысленным, ведь компании с учетом своей репутации попали бы под санкции в любом случае.

А вот в Украине Зайцев вышел из состава основателей поставляющей тепловизоры компании «Sigma Technology», устройства ночного видения и аксессуары к стрелковому оружию силовикам. Начиная с 2018 года, «Sigma» регулярно принимала участие и побеждала в государственных тендерах в Украине.

Фото: SIGMATECHNOLOGY/ Facebook

С июля 55 % «Sigma Technology» принадлежит латышской компании «Электрооптика», а 45 % – украинской юридической компании «Де Леге Лата». Belsat.eu ранее рассказывал в своем расследовании, что «Электрооптика» (ее учредители – граждане Латвии Маркс Блатс и Анжела Шакина) наряду с «Sohra Overseas» и государственной «Белспецвнештехникой» были собственником важного предприятия белорусского ВПК – «Кидма тек». «Электрооптика» при этом имеет ряд признаков фирмы-прокладки: не исключают, что она де-факто контролируется Зайцевым.

«Продюсер» в ВПК, латвийский партнер и фирмы в Украине. Рассказываем про бизнес олигарха Зайцева в оборонной сфере

Дальнейшая судьба «Sohra Overseas» в «Кидма тек» пока неясна. Весной компанию превратили в открытое акционерное общество, депозитарием назначили «Беларусбанк» и допустили акции к обороту на бирже. Из официальной выписки при этом невозможно понять, кто сейчас является собственником акций «Кидма тек».

Фрагмент выписки на компанию «ТЭМО» из сервиса kartoteka.by

Михаил Гуцериев

Михаил Гуцериев

Свой самый масштабный проект в Беларуси Михаил Гуцериев реализовывал через «GCM Global Energy PLC»: эта британская компания является совладельцем предприятия «Славкалий», которое строит Нежинский горно-обогатительный комбинат. Ранее собственником «GCM Global Energy PLC» был сам Михаил Гуцериев, но после введения в июне санкций ЕС он передал свой пакет акций младшему брату – Саиту-Саламу.

В августе, сразу после объявления британских санкций, стало известно, что Михаил Гуцериев передал брату и свой пакет акций в компаниях «Нефтиса» и «РуссНефть». Также олигарх покинул пост главы совета директоров «РуссНефти». Компания после этого даже пригласила юридических консультантов, которые должны были подтвердить, что Гуцериев сейчас не контролирует «РуссНефти» и нарушения норм санкционного регулирования здесь нет.

Фото: safmargroup.ru

Санкции косвенно имели последствия и для бизнеса сына Михаила Гуцериева – Саида. Персонально против него никто ограничения не вводил, но на фоне последних событий он продал свои доли в трех криптобиржах – Currency.com, Capital.com и Zubr.io. покупатели-международная криптобиржа FTX и Виктор Прокопеня – человек, имеющий теплые отношения с семьей Гуцериева. Представители Саида утверждают, что сделку готовили с прошлого года. Однако эксперты убеждены, что это результат западных санкций, так как весь связанный с Гуцериевым бизнес стал токсичным для европейских партнеров.

Дамоклов меч «иранского формата». Что нужно знать о новых санкциях против режима Лукашенко

Вскоре после этого стало известно, что Саид Гуцериев ушел и с поста генерального директора нефтегазовой компании «ФортеИнвест». Правда, Саид через кипрскую фирму «Beristore Holdings Limited» остается собственником белорусского «Паритетбанка».

Александр Шатров

Как кошельки Лукашенко убегают от санкций. Александр Шатров. Программа «Давайте разбираться». Фото: Александр Глебов / probusiness.io

IT- компания «Synesis», разрабатывающая и дистрибьюторская системы видеонаблюдения и аналитики, попала под санкции ЕС еще в декабре 2020 года. Весной «Synesis» попытался скрыть от санкций свои дочерние структуры: собственником «24х7 Паноптес» и «Синезис Стратус» вместо «Синезиса» стал основатель IT-компании Александр Шатров. Еще в четырех аффилированных компаниях изменили названия, выбросив оттуда слово «Синезис».

Созданная «Synesis» платформа для мониторинга общественной безопасности «Kipod» стала важным инструментом спецслужб для идентификации и преследования протестующих во время событий 2020 года. Именно из-за этого компания попала под санкции.

Однако в июне 2021 года и сам Александр Шатров был включен в санкционный список. За несколько дней до этого Шатров переоформил 81 % «Синезиса» на директора фирмы Юрия Сербенкова, а также вышел из состава собственников «Синезис Стратус».

В августе стало известно, что Александр Шатров, его брат Петр и партнер по бизнесу Николай Птицын вышли из состава собственников российского филиала «Синезиса». Сейчас актив принадлежит малоизвестному Александру Шестакову, который в мае стал одним из совладельцев еще одного российского проекта компании – ООО «Камера Биай».

Братья Шатровы и их компаньон Николай Птицын также вышли из списка собственников компании «Стигма Софт», которая занимается мониторингом транзитных перевозов грузов по Беларуси. Сейчас 100 % фирмы (ранее – 75 %) принадлежат компании «Белнефтегаз», которую контролирует семья Олексиных. Интересно, что перерегистрация произошла 9 августа – и в тот же день стало известно, что «Белнефтегаз» (как и лично Олексин) был включен в санкционный список США.

Хто з набліжаных да ўлады бізнесоўцаў можа трапіць пад санкцыі ЕЗ і што пра іх вядома

ИИ/МВ belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости