Наталью Любецкую назвали «помощницей Макара». Она уехала за границу и рассказала, как сидела в СИЗО КГБ с подругой Бабарико

Наталья Любецкая. Фото из личного архива

Врача Наталью Любецкую задержали 31 марта на Партизанском проспекте в Минске. Государственное белорусское телевидение утверждает, что ее схватили «с архивом в руках», а в том архиве – сведения о том, что Игорь Макар, которого обвиняют в терроризме, хотел получить «слитые документы КГБ». Из фильма «Манкурты. Постскриптум» не было понятно, что это были за документы и в чем обвиняют Наталью.

25 апреля Игорь Макар рассказал на своем Youtube-канале, что Наталья Любецкая вместе с детьми улетела в Германию. Против нее якобы начали уголовные дела за «измену Родине» и «помощь в государственной измене».

Сегодня Наталья должна была идти на допрос в КГБ Беларуси. Она рассказала «Белсату» о задержании и об условиях в СИЗО КГБ.

Так и не увидела «секретных бумаг»

Наталья говорит, что училась с Игорем Макаром, жила недалеко от него. Он попросил ее «забрать важные бумаги» у одного человека в Гродно, с тем человеком она не была знакома.

«Секретных бумаг» она так и не увидела. Наталья говорит, что ее задержали «без предмета преступления».

«Я не держала в руках никаких бумаг, я их даже не видела», –утверждает Наталья.

Тот человек был участником «специальной операции», а «сумка с бумагами» была подготовлена «для фильма», говорит Наталья. На Игоря Макара она не обижается – считает, что его самого подставили, чтобы возбудить против него уголовные дела.

КГБ включил в официальный список террористов Тихановскую, Латушко, Мотолько и бывших силовиков

Три дня держали в СИЗО, не пускали адвоката, но давали подозрительный кофе

В неволе с Натальей разговаривали люди, которые не назывались. Она считает, что это были не следователи, а оперативники. Она требовала предоставить ей адвоката, но те реагировали на требование как на что-то невероятное: ее спрашивали, понимает ли она, «куда попала». О задержании не дали сообщить родным.

Наталью задержали поздно вечером, привели на допрос в 23 часа. Сначала ей говорили, что ее опрашивают как свидетеля, но потом – как подозреваемую. Первый допрос шел до 6 утра.

«Мне назвали статьи и бросили передо мной Уголовно-процессуальный и Уголовный кодексы, – вспоминает Наталья. – Я как развернула и почитала, была в шоке. А мне сказали: «Почему вы так удивляетесь?» 31 марта, когда меня задержали, они Игоря Макара обвинили в терроризме. Сказали: «Вот, помощница, в сговоре с террористом – вы знаете, что он террорист?» Я сказала, что нет».

Она просила дать ей поспать, потому что устала, но ей заваривали кофе. Также ей предложили капли для сердца – объясняли, что это, «чтобы не стало плохо на допросе». В кофе могли добавлять какие-то вещества, считает Наталья, так как она необычно себя чувствовала даже через 10 дней после допроса: засыпала, был гул в ушах, почти ничего не слышала. Через день после освобождения она попала сразу в два дорожных происшествия, хотя раньше никогда не попадала в ДТП.

Через три дня допросов ее отпустили без официальных бумаг, даже не дали бумаги для объяснения отсутствия на работе – только выдали толкование прав подозреваемой и сказали ждать. Наталья считает, что это произошло из-за того, что с ней не работал следователь, а оснований задерживать ее более чем на 72 часа не нашлось.

Оказалось в одной камере с подругой Бабарико

В СИЗО КГБ Наталью посадили в трехместную камеру, где уже были три женщины. Одна из тех женщин – Светлана Купреева, подруга семьи Бабарико и член инициативной группы Виктора Бабарико. Наталья вспоминает ее как очень хорошую женщину: «Она меня все время обнимала, волосы заплетала, поддерживала очень сильно».

Светлана уже 10 месяцев «сидит ни за что», говорит Наталья: официального обвинения так и не предъявили. Однажды в феврале, пересказывает Наталья, Светлана полезла закрыть форточку, упала и сломала ребра, но ей не оказали никакой помощи.

«Я не знаю, как люди приспосабливаются к этим ужасным условиям, — говорит Наталья. – Там буквально создают такие условия, чтобы ломать людей психически и физически, портить здоровье. Там заставляют всех заключенных выписывать газету «Советская Белоруссия», все заключенные ее мнут и подкладывают под тонюсенькие матрасы, иначе на металлических рейках спать невозможно».

Стало известно, в чем обвиняют подругу семьи Бабарико Светлану Купрееву

Друзья, близкие и сам Макар убедили уехать. Далее – неопределенность

Своего истинного статуса в деле Наталья так и не узнала. Знакомые и друзья, а также сам Игорь Макар, убедили ее уехать – и она без проблем вылетела в Германию вместе с детьми. Сейчас она чувствует себя в безопасности, но не уверена в будущем: придется начинать жизнь «с нуля» в другой стране, а в Беларуси она оставила все, что нажила, и там остались все друзья. Пока она не просила убежища в Германии.

«В государстве, где нарушаются все законы и права, я боялась, что после сегодняшнего дня не выйду из тюрьмы, – объясняет она. По мнению Натальи, на ее месте мог оказаться любой белорус, а против нее могли бы появиться любые «доказательства вины». – Мне, конечно, очень тяжело придется, но не тяжелее, чем могло быть в Беларуси. Как мне кинули эти УК и УПК: «Да ты тут будешь гнить эти 7–15 лет!»

«Это был открытый разговор, запись рассылалась многим». Игорь Макар ответил на новые обвинения властей

АА/ИР belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости