Ограничения с пространством для маневра. Действительно ли санкции ЕС можно считать жесткими?

Секторальные санкции ЕС хоть и являются беспрецедентными, но включают в себе некоторые оговорки, которые будут смягчать их эффект для Беларуси. Между тем, Евросоюз оставляет за собой возможность в дальнейшем увеличить давление на режим Александра Лукашенко в зависимости от ситуации.

24 июня Евросоюз впервые в истории ввел против режима Александра Лукашенко секторальные санкции. Под удар попал экспорт и транзит нефтепродуктов, калийных удобрений, а также производство табачных изделий. Беларуси ограничен доступ к финансовому и банковскому рынку Евросоюза. Кроме того, европейскому бизнесу и государственным структурам запрещено напрямую или через посредников торговать с Беларусью технологиями контроля интернета, товарами двойного назначения, военными и полицейскими товарами.

Санкции коснулись ключевых секторов белорусской экономики, которые обеспечивают значительную часть экспорта страны. По оценкам исследовательской компании InComeln, даже без учета секторальных ограничений нынешние санкции могут стоить Беларуси до 7% ВВП. А при условии дополнительных санкций со стороны США и ЕС потери вообще могут составить 15-18% экспорта, до 20% импорта и до 12-14% ВВП. Города, где расположены предприятия нефтехимии, столкнутся с серьезными социальными проблемами. Также пострадает банковский сектор и предприятия, обслуживающие внешнеторговые сделки.

Однако к этим выводам компания InComeln пришла до того, как стало известно конкретное содержание секторальных ограничений. Между тем, опубликованные 24 июня санкции ЕС имеют ряд нюансов, позволяющих по-разному оценивать их возможные последствия.

Жесткий или мягкий вариант?

Например, газета «Коммерсант» считает, что секторальные санкции Евросоюза пока оказались «довольно мягкими». Согласно изданию, из белорусских нефтепродуктов под запрет попали только поставки битума, нефтяных газов и парафинов, тогда как ключевые товары – бензин и дизельное топливо – пока санкций избежали. Аналогичным образом санкции введены только в отношении технического калия с содержанием K2O менее 40% и более 62% (используется в химическом секторе и металлургии). Тогда как основной экспортный товар – калий с содержанием 40-60% K2O – под санкции не попал.

Однако похоже, что в отношении нефтепродуктов «Коммерсант» ошибается. Согласно официальному журналу ЕС, под ограничения попали 5 четырехзначных товарных макрокодов. В названиях этих категорий товаров действительно ничего не говорится о бензине или дизельном топливе.

Категории товаров из Беларуси, попавших под запрет. Источник: eur-lex.europa.eu

Но каждая из этих товарных категорий подразделяется на дополнительные с исчерпывающим перечнем товаров, имеющих уже восьмизначные коды. Среди них как раз можно найти и автомобильное топливо. При этом в основном документе нет уточнений, которые бы свидетельствовали о каких-то исключениях из общего списка.

В Официальном журнале ЕС можно найти полный перечень товаров по каждому макрокоду. Источник: eur-lex.europa.eu

Одновременно в решении ЕС есть оговорка: санкции не затрагивают контракты, заключенные до 25 июня 2021 года, или дополнительные соглашения, необходимые для исполнения предварительных контрактов. Таким образом, сиюминутного экономического эффекта от этих ограничений ожидать все же не стоит.

Здание белорусского нефтяного торгового дома. Минск, Беларусь. 28 апреля 2021 года. Фото: АВ / Белсат

Эксперт в нефтегазовой отрасли Татьяна Маненок констатирует, что санкции против белорусской нефтеперерабатывающей отрасли – это «очень существенно». Однако более мощным удар был бы в том случае, если бы к санкциям присоединилась Украина – крупный покупатель белорусских нефтепродуктов. «Например, для Мозырского НПЗ основной рынок – это рынок Украины», – подчеркивает эксперт.

Татьяна Маненок также подчеркивает, что Беларусь в любом случае будет искать схемы обхода санкций. Возможно, делаться это будет при помощи небольших российских компаний-посредников, которые не боятся потерять европейский рынок.

«Естественно, это приведет к созданию более длинной цепочки и, возможно, снижению конкурентоспособности белорусских нефтепродуктов. Поэтому валютная выручка будет в любом случае сниженной. Но Беларусь будет искать пути обхода санкций», – говорит она.

В результате многое будет зависеть от того, насколько досконально в Евросоюзе станет отслеживаться весь путь нефтепродуктов на европейский рынок.

«Санкции относительно калийной отрасли слегка отложены»

Более обоснованно выглядят выводы «Коммерсанта» относительно калийных удобрений. В отличие от нефтепродуктов, здесь Евросоюз включал в санкционный список товары не по общему четырехзначному коду, а по восьмизначному – то есть точечно. Товарный код 3104 20 50, который как раз и включает калий с содержанием 40-60% K2O, под ограничения не попал.

Категории товаров из Беларуси, попавших под запрет. Источник: eur-lex.europa.eu

Кроме того, санкции также не затрагивают контракты, заключенные до 25 июня.

«Из трех кодов продукции, которую мы продаем, в представленном документе присутствуют два. Для нас важен каждый вид товара, вне зависимости от поставляемых объемов – точно так же, как родители любят своих детей вне зависимости от возраста или статуса. Мы будем продолжать работать в существующих рамках, прилагая все усилия для выполнения наших обязанностей перед партнерами», – заявили агентству БелТА в Белорусской калийной компании, комментируя санкции.

Татьяна Маненок считает, что санкции ЕС в отношении калийной отрасли действительно можно считать относительно мягкими.

«Можно сказать, что санкции относительно калийной отрасли немножко отложены. Поставки на 2021 год уже сформированы и новых контрактов будет наверняка немного. Поэтому ситуация серьезно пока не изменится. Но безусловно негативные последствия санкций будут ощущаться потом, при заключении новых контрактов. Очевидно, что Беларуси будет сложнее вести переговоры о ценах, о новых контрактах с Китаем, Индией и т. д, если будет потерян европейский рынок», – отметила эксперт в разговоре с belsat.eu.

Вообще Европа не является главным покупателем белорусского калия – например, в прошлом году на европейские страны пришлось лишь 8% от калийного экспорта. Основными покупателями белорусского калия являются Бразилия, Китай, Индия и Индонезия.

Санкции на транзит удобрений через страны ЕС могут создать существенные проблемы для Беларуси с точки зрения логистики экспорта, поскольку тогда единственным вариантом станут российские порты. Возможность переориентации путей поставок белорусских удобрений из Литвы на Россию обсуждается давно, но, как подчеркивает газета «Коммерсант», до сих пор никаких конкретных договоров на этот счет нет.

Работают ли санкции? С какими ограничениями сталкивался режим Лукашенко и к чему это приводило

ЕС сохраняет возможность существенно увеличивать давление

Относительно мягкий вариант санкций против калийной отрасли не стоит считать сюрпризом. 22 июня министр иностранных дел Литвы Габриелюс Ландсбергис заявил, что санкции Европейского Союза в отношении сектора удобрений будут вводиться поэтапно, «чтобы они не охватили весь сектор сразу». То есть перечень продуктов, которые Беларуси будет запрещено экспортировать через ЕС, будет расширяться постепенно, пояснил министр.

Встреча министра иностранных дел Литвы Габриэлюса Ландсбергиса со Светланой Тихановской. Фото: tsikhanouskaya / Telegram

Такой подход Евросоюза имеет определенные тактические преимущества. Вместо того, чтобы сразу использовать весь арсенал санкционных механизмов, Брюссель оставляет для себя возможность существенно увеличивать давление на режим Лукашенко в зависимости от того, как власти в Беларуси будут реагировать на ситуацию. ЕС таким образом получает более широкое пространство в дальнейшем.

Сам факт того, что ЕС впервые в истории пошел на введение секторальных санкций против режима Лукашенко, свидетельствует: политика Брюсселя в отношении диктатуры после скандала с самолетом Ryanair изменилась содержательно. Ранее Запад имел к Лукашенко претензии исключительно этичного характера – нарушения прав человека в Беларуси, фальсификация выборов и т.д. Это противоречило европейским ценностям, но напрямую не представляло угрозы для граждан ЕС. После инцидента с рейсом Афины-Вильнюс Лукашенко в глазах Запада превратился в проблему безопасности, а это уже другой уровень приоритетности проблемы. Стремительное введение секторальных санкций (пусть и с некоторыми оговорками) доказывает, что в этом новом контексте Евросоюз готов действовать относительно режима Лукашенко гораздо более решительно.

Санкции против режима: какой у них эффект и может ли Лукашенко их остановить?

Игорь Ильяш/АА belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости