22 июня 1941 – как в Беларуси так и не началась Великая Отечественная война

Александр
Гелогаев
историк, военный обозреватель

«События лета 1941 года навсегда разделили историю страны на до и после войны – – эти слова звучат довольно регулярно из уст политиков и публицистов, хотя мало кто, похожее на то, понимает, что эта фраза в стиле «капитан очевидность» должна означать.

Любая последняя значительная война на какой-то территории делается, условно говоря, «просто войной», а время делится на «до войны» и «после войны». Поговорите, например, с украинцами — у них сейчас «до войны» означает «до оккупации Крыма и начала войны на Донбассе», а вовсе не до 1941 года.

В этом смысле нам, белорусам, конечно повезло. Война, которую мы называем просто война, редко уточняя название и даты, для нас была давно.

Но что за война началась 22 июня 1941 года?

В белорусских официальных учебниках по истории пишут, что это началась Великая Отечественная война, так как «Советский Союз ставил целью защиту Отечества», а «по масштабам боевых действий война была действительно великой».

Какое Отечество подразумевает белорусский учебник? Нашу Беларусь?

Но Беларусь, хотя и провозгласила независимость в 1918 году, стала суверенным государством только благодаря тому, что Советский Союз окончательно исчез с карты мира. Если есть СССР – нет независимой Беларуси. Перестал существовать СССР – благодаря этому и возникла независимая Беларусь. Таким образом, абсолютно непонятно, почему в белорусских школах до сих пор учат ориентироваться на советские характеристики каких-то исторических событий.

Оказывается, отечественных войн в России наделать могут сколько угодно. А потом навязывать их белорусам. Источник: «Герои и жертвы Отечественной войны 1914,1915 и 1916 гг»

Вот, например, в Российской империи Второй Отечественной войной называли Первую мировую. Но ни мы в Беларуси, ни в СССР так Первую мировую не называли. Ну какая она белорусам отечественная? Кто там воевал за наше Отечество – российский царь, немецкий или австрийский императоры? И войну 1812 года тоже мы не называем Отечественной, об этом в 2012 году писали даже Институт истории Национальной академии наук и Министерство образования.

Как и российский царь в 1914 году, так и Советский Союз не воевал за наше независимое Отечество, как раз наоборот, он воевал за то, между прочим, чтобы Беларусь оставалась под советским контролем, и ни в коем случае не стала независимой. Любые призывы к независимости Беларуси были в СССР преступлением, за что и преследовали «белорусских буржуазных националистов».

Война для белорусов началась давно…

Пока Сталин еще обнимался с Гитлером и слал ему праздничные телеграммы, белорусы уже начали воевать с фашистами с первого дня Второй мировой войны. Беларусь встретила Вторую мировую войну разделенной на две несвободные половины – Восточную, которая была под властью российских большевиков, и Западную, которая была под контролем Польши.

Первые выстрелы большой войны для белорусов прозвучали не 22 июня 1941 года, а 1 сентября 1939 года, когда десятки тысяч сыновей белорусской земли служили не в советской, а в польской армии.

И в это время СССР был врагом этих белорусов – действия немецких и советских войск координировались, зоны оккупации были разделены. Уже 3 сентября немецкое посольство в Москве спрашивало: когда же советские войска нападут на Польшу с востока? Москва отвечала: «Обязательно… Но мы считаем, что этот момент еще не наступил», а «поспешностью можно испортить дело».

То есть когда западные белорусы (вместе с поляками и западными украинцами в составе польской армии) проливали кровь в войне с нацизмом, СССР торговался с Гитлером и договаривался ударить белорусам в спину.

А тезис о «Великой Отечественной войне советского народа» появился в советской пропаганде в июне 1941 года. Что это за «советский народ» такой, куда он девался 29 лет назад, и какое отношение к нему имеет белорусский народ? Почему белорусский народ должен считать Отечественной войной» Отечественную войну «некоего несуществующего «советского народа»? Никаких ответов до сих пор нет.

Вообще сторонники не белорусской, а советской версии истории отличаются странной непоследовательностью. Для них, когда белорусы воевали с нацистами в 1939 году, это не была «Отечественная война», а как только друг Сталина Гитлер на этого самого Сталина напал, то вдруг «Отечественная война» началась.

22 сентября 1939 года в Брест. «Немецко-российский парад Победы» – тогда коммунисты и нацисты снова делили Беларусь и еще дружили

А что же случилось? Почему это белорусов должно вообще интересовать, кто там на кого напал из этой теплой парочки диктаторов? Почему белорусы должны ставить свою историческую терминологию в зависимости от коммунистическо-нацистских обществ или споров, да и к тому же еще и поддерживать пропаганду одного из них?

«Довоенная»… война

При этом и до 22.06.1941, и до 1.09.1939 белорусы жили отнюдь не в мирных условиях. Страна, провозгласившая свою независимость 25 марта 1918 года, жила под оккупацией, причем под коммунистической оккупацией белорусы были жертвами массового террора, грабежей, ссылок.

Только в 1937-1938 годах коммунисты в СССР официально расстреляли 681 692 человека. Это примерно в 1000 раз больше, чем было официально убито в нацистской Германии до начала Второй мировой войны.

Это в несколько раз больше, чем СССР потерял убитыми в открытой и жестокой советско-финской войне.

Тела убитых коммунистами в советских тюрьмах. Фото: wikipedia.org

До сих пор точно неизвестна, сколько тысяч белорусов погибло во время советского террора в Восточной Беларуси в 20-30-е годы. Власти Беларуси не хотят открыть архивы спецслужб или начать археологическое воспитание родителей коммунистических преступлений. Еще сотни тысяч были отправлены в тюрьмах и концентрационные лагеря, высланные на Дальний Восток, Сибирь и Казахстан.

Коммунистическо-нацистская дружба позволила Москве с осени 1939 года и на территории Западной Беларуси использовать такие же методы ликвидации всех, кто мог критически относиться к «достижениям социалистического строя».

Первая волна массовой депортации началась в феврале 1940 года. 21 февраля глава НКВД БССР Лаврентий Цанава направил письмо первому секретарю Центрального Комитета Коммунистической партии (большевиков) Беларуси Пантелеимону Пономаренко:

«Операция началась с рассвета 10 февраля. К концу дня в основном была завершена. В связи с высокими морозами (-37..-42 градуса), пургой и большими заносами, погрузка в эшелоны затянулась до 13 февраля… Общее количество репрессированных составило 9854 хозяйства (50 732 человека)».

Только в феврале 1940 года коммунисты отправили в ГУЛАГ более 50 тысяч жителей Западной Беларуси. К весне из них погибло более 11 500 человек, в основном дети и старики

Вторая депортация состоялась 13 апреля 1940 года, во время которой из Западной Беларуси было выселено 26 777 человек. Следующая волна депортации была выполнена 29 июня 1940 года, в Сибирь было вывезено 22 879 человек. Во время четвертой депортации в июне 1941 г. было вывезено 22 353 человек.

Много тысяч были насильственно загнаны на работы в различные предприятия и шахты в других регионах СССР. Последний эшелон с теми, кто был отправлен в изгнание, отходил из Бреста 21 июня 1941 года.

Примечательно, что ни Цанава, ни Пономаренко не были белорусами и не имели никакого отношения к Беларуси перед назначением на свои фактически главные в марионеточной «республике» должности – они оба были присланы руководить БССР в 1938 году после нескольких волн массовых расстрелов местного руководства.

Так и выглядела советская оккупация Беларуси.

Для белорусов– не отечественная, а новая в дополнение к предыдущим

Таким образом, «советский народ», что бы под этим не понимать, никакую «Отечественную войну» за свободу Беларуси не вел. После войны СССР продолжил ту же самую оккупацию Беларуси, пока не начал ослабевать и в итоге не развалился.

Белорусы, помня советский террор, совсем не горели желанием за СССР воевать. Например, в Бресте и Белостоке 22 июня люди побежали штурмовать тюрьму НКВД, чтобы освободить своих друзей и родственников.

Местные жители сносят Ленина в Белостоке. Кадр из кинохроники, 1941 год

«Вражеские элементы… освободили из тюрем более 3000 арестованных… открыли стрельбу из окон по частям и тылам наших войск, которые проходили [через город], используя для этого спрятанное оружие бывшей польской армии и брошенное нашими частями», – напишет уже 13 июля начальник 3 отдела (контрразведка) 10-й Советской Армии полковой комиссар Лось в своем рапорте о событиях в Белостоке.

А вот ситуацию уже под Гродно еще перед 22 июня 1941 года описывает советский курсант:

«Без оружия и по одному нам не разрешалось никуда отделяться… В первой роте нашего батальона однажды исчез дозор из двух бойцов. Через несколько дней одного из них нашли пристегнутым к Земле штыком его же винтовки, другого вообще не нашли».

Немудрено, что коммунистическое руководство на Гродненщине тоже сбежало «задолго до отхода наших единиц, причем, вместо того, чтобы вывозить государственные материальные ценности, вывозили транспортом личные вещи».

Таких примеров активных выступлений белорусского населения против советской оккупации в то время – сотни. Мы до сих пор не представляем, насколько массовыми были радикально антисоветские чувства в Беларуси в 1941 году.

Вот общая оценка с другой стороны – уже немецкой:

«3-я танковая группа [Армия]
11 июля 1941

…Необходимо отметить, что пока что белорусское население, то есть население района примерно к линии Гомель – Костюковичи-Климовичи, Горки, Дубровно, Витебск, Городок) вело себя безупречно… То доверие гражданского населения к немецким вооруженным силам и тот подъем, с которым местные жители встретили свое освобождение от советского режима, не должны быть подорваны некорректными или неправильными действиями личного состава армии».

Но сила, которая прогоняла коммунистов, оказалась не менее преступной от них. Началась новая трагедия, в которой наш народ боролся с преступниками разных цветов и страдал одновременно от коммунистического и нацистского террора.

Молодой Казимир Свентак. Фото realbrest.by

В некотором смысле точным символом положения Беларуси в это время является история белорусского кардинала Казимира Свентка, который был тогда молодым священником:

«22 июня я вышел на свободу – благодаря нападению гитлеровской армии на Советский Союз. Гитлеровцы спасли меня от расстрела чекистами. Начал служение, которое продолжал до 1944 года, когда вновь пришла советская армия. В это время гестаповцы собирались вывезти меня в лес на расстрел. Но на этот раз советы спасли меня от смерти от рук гестапо. Я снова начал служение в Пружанах, однако через полгода из того же приходского дома КГБ снова арестовало меня, и после допросов в тюрьме в 1945 году меня осудили на 10 лет каторги в лагерях ГУЛАГа».

Так где та «Великая Отечественная» для Беларуси? Одна оккупация сменилась другой, началась кровавая борьба СССР и Германии – советско-немецкие война. Потом вернулась советская оккупация – и продолжалась до того времени, пока Беларусь не стала свободной.

Отменяет ли это безграничную трагедию белорусских жертв? Отменяет ли это огромный героизм воевавших белорусов? Конечно, нет. И героизм, и страдания были, они заслуживают вечной памяти, чествования и изучения.

Однако советская ложь дискредитирует героизм и страдания наших предков, а также само современное белорусское государство, от имени которого эту ложь распространяют.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие материалы