«Пик увольнений инакомыслящих еще впереди». Что происходит сегодня в белорусской культуре?

За последний год за инакомыслие из учреждений культуры и образования в Беларуси уволили более ста человек. По мнению экспертов, эта цифра резко увеличится в начале 2022 года. Какие учреждения наиболее пострадали? Можно ли называть происходящее репрессиями? Насколько ощутимые потери несет белорусская культура и что ее дальше ждет? Поговорили об этом с уволенными и экспертами.

«Когда увольняли, спросили – как вы смотрите на договоры подряда в будущем?»

С артистом высшей категории камерного хора Денисом Ивановым Белорусская государственная филармония не продлила контракт. 29 августа у него был последний рабочий день. Денис проработал в филармонии 10 лет, имеет несколько благодарностей от Министерства культуры за высокие творческие достижения.

Музыкальная акция в поддержку протестующих с участием музыкантов из разных коллективов Минска. 17 августа 2020 г. филармония, Минск, Беларусь. Фото: Света Фар / Vot-tak.tv / Belsat.eu

– Самое интересное, что когда меня увольняли, то спросили: а как вы смотрите на то, чтобы в будущем заключать с нами договора подряда? – рассказывает певец. – Мне открытым текстом говорили, что не хотели бы меня увольнять, я чувствовал сильную поддержку от коллег по филармонии. Однако контракт не продлили.

Дениса трижды задерживали. Первый раз отсидел 15 суток в ноябре 2020 года. Задерживали тогда на работе.

25 января текущего года за артистом снова пришли прямо в филармонию. Неделю продержали на Окрестина, дело трижды отправляли на доработку. По каждому делу обвинение рассыпалось. В итоге певца отпустили.

В июне за Денисом снова пришли в филармонию – вызвали в отдел кадров, где уже ждали силовики. Обвинили в том, что он пел во время акции на Комаровском рынке. Однако доказать присутствие артиста на рынке не удалось, поэтому его осудили за сопротивление сотрудникам милиции. 9 суток он отсидел на Окрестина, еще 6 – в подвале тюрьмы в Барановичах.

– Вот там были на самом деле бесчеловечные условия – даже летом температура днем не превышала где-то +10, а ночью опускалась до +3. Это были 6 суток ада, – вспоминает Денис.

«Коллеги не смогли пожертвовать куском хлеба, который нам бросают, как собакам». Семья театралов – о своих разочарованиях

Сейчас он понимает, что в государственное культурное учреждение в Беларуси ему больше при этом режиме не устроиться. Но кроме музыкального образования, Денис имеет еще одну – кондитера, и говорит, что эта специальность его сейчас и кормит. В музыку вернется при наличии хороших предложений.

Руководство филармонии выдает сотрудников силовикам

Музыкант, певец, этнограф Сергей Долгушев с 2010 по 2018 годы работал в филармонии. Три года назад его заставили уволиться: предложили выбрать – увольнение по статье или по соглашению сторон.

– Им давно не нравилась моя активность, и сначала меня предупреждали – ты вот там «засветился», и там, можем и не продлить контракт, – вспоминает Сергей. – А потом я «засветился» на Дне Воли, и руководство нашло, к чему придраться. Вменяли мне в вину, что я не пришел на работу в субботу, мол, официально же работаем. И поставили перед выбором – или увольняем за прогулы, или пишите по собственному желанию.

Музыкальная акция в поддержку протестующих с участием музыкантов из разных коллективов столицы. Филармония, Минск, Беларусь. 17 августа 2020 года. Фото: Света Фар / Белсат

По словам музыканта, в 2017-18 годах из филармонии уволили довольно много людей, но тогда это не афишировалось так, как сейчас. По этой же схеме действуют и сегодня, говорит наш собеседник.

– Не продлевают контракты, как, например, в конце октября с композитором Ларисой Симакович, – объясняет Сергей. – Спокойно выдают своих сотрудников силовикам. Те приходят, говорят, нам нужен такой и такой, артиста вызывают в кабинет, где арестовывают и отправляют на 15 суток. А после увольняют. Как, например, было с солистом камерного хора Денисом Ивановым, который «засветился», когда пели у филармонии в знак протеста против насилия.

«Главный критерий работника – политическая лояльность». Как увольнения несогласных порождают кадровый голод

«Если ты боишься слова сказать, чтобы не оказаться в тюрьме, о каком творчестве речь?»

Сергей Долгушев считает, что сколько бы сейчас ни уволили сотрудников, в том числе из филармонии, это большие потери для белорусской культуры.

– Даже когда я там работал еще, настоящих специалистов было не так много, – говорит музыкант. – Это просто – уволить дирижера или музыканта, но где потом найти такого же профессионала?

Те, кого увольняют, меняют направление работы, идут в другие сферы. Многие уезжают, говорит Сергей. Вынужденные эмигранты недавно создали в Варшаве «Дом творцов» – он принимает на резиденцию работников культуры, которым пришлось бежать от преследования.

«Может, не в это здание, но мы вернемся». Купаловцы об уходе из театра и ответ властям

– Мы собираем лучших белорусских творцов. В «Доме» они могут жить, заниматься разными направлениями творчества, – рассказывает музыкант. – В начале декабря мы запустили первую резиденцию – музыкальную. Участники ходят на разные интересные мастер-классы, отдыхают от стресса, а одновременно пишут музыку. Мы создаем безопасные условия, возможность реабилитации для творцов, ведь если тебя прессуют и ты боишься даже слова сказать, чтобы не оказаться в тюрьме, то о каком творчестве речь?

По словам Сергея, в Беларуси сейчас еще как-то дышит традиционная культура – среди белорусов продолжают жить обряды, традиции, народные песни. Академическое же направление очень страдает, а также рок-, поп-, – альтернативные исполнители – очень многие из них были вынуждены сейчас уехать, а некоторые попали за решетку, как музыканты из группы «Irdorath».

«Культура оживет, как только будет свобода»

Однако Сергей Долгушев видит и позитивные стороны в том, что происходит сейчас в культуре в Беларуси – по его мнению, чем быстрее разрушится старая система, тем быстрее можно будет начать строительство нового.

– Еще когда на меня давили, я говорил – зачем мне такая филармония? Я сам себе филармония, захочу – создам свою. Зачем мне ходить к ним ежедневно, расписываться в каких-то журнальчиках, выступать под принуждением на государственных концертах? – спрашивает музыкант. – Там до сих пор «совковые» подходы, которые надо менять. Например, когда я работал, у нас были бригады. Я был в первой бригаде. В филармонии. Пережитки СССР, с идеологами и зачистками. Ну так и пусть себе разрушается. А наша задача сейчас – сохранить людей, дать им возможность дальше создавать.

«Дом творцов» в Варшаве ждет всех творческих людей, говорит Сергей. После музыкальной резиденции будет театральная – для актеров, режиссеров, драматургов. Далее – литературная.

Долгушев уверен, что как только ситуация в Беларуси изменится, творцы вернутся на родину.

– Все быстро восстановится, и еще лучшим будет. Когда будут открыты границы, заработают стипендиальные программы, появится финансирование культуры, к нам не только свои вернутся, но и европейские творцы поедут, – говорит Сергей. – Культура оживет, как только будет свобода, ведь это – самое главное для творчества.

«Государство выступает как рэкетир»

Мониторингом преследования за взгляды в учреждениях культуры занимается Белорусский ПЕН. По словам председателя организации Татьяны Недбай, количество уволенных «за нелояльность» специалистов уже перешагнуло за сотню человек, однако впереди – еще большая волна увольнений. Она придется на начало 2022 года. При этом, отмечает председатель ПЕНа, для общества пока масштаб репрессий не очень заметен, так как они имеют скрытый характер, а уволенные далеко не всегда хотят огласки. Поэтому Белорусский ПЕН призывает пострадавших белорусов рассказывать свои истории.

– Мы не будем без согласия людей ничего обнародовать, однако нам это поможет лучше понимать и более качественно оценивать ситуацию в культуре, – говорит Татьяна.

Татьяна Недбай, заместитель председателя Белорусского ПЕН-центра. Вручение премии имени Михаила Анемподистова за лучшую обложку к белорусской книге. Минск, Беларусь. 29 апреля 2021 года. Фото: Белсат

По статье нелояльных увольняют редко, отмечает собеседница. Чаще с сотрудниками просто не продлевают контракт или предлагают написать заявление по соглашению сторон.

– В случае отказа человеку могут угрожать увольнением по статье или даже арестом, поэтому чаще всего ничего не остается, как написать это заявление, – говорит председатель ПЕНа. – В том числе поэтому репрессии носят скрытый характер, так как формально все якобы по согласию и закону.

Татьяна Недбай подчеркивает, что такие «чистки» трудовых коллективов – это ни что иное, как репрессии, так как человека выбрасывают с работы за мнение, отличное от официальной позиции государства, и в другой ситуации этот человек оставался бы на работе. Кроме того, режим манипулирует понятием лояльности к государству.

– Это нарушение прав на труд и свободу выражения, – отмечает председатель ПЕНа. – Мы слышим: если ты работаешь в государственной организации, государство тебе платит, поэтому ты должен разделять официальную идеологию. Однако очень важно понимать, что государственные, бюджетные деньги – это деньги людей, которые платят налоги. Нет никакого эфемерного государства с деньгами, которые непонятно, откуда взялись. А сегодняшняя власть выступает как рэкетир, который собирает деньги с людей в виде налогов, а после не дает возможности работать тем, кто критикует власть.

Сокращения за счет политических «чисток»

На сегодняшний день среди культурных и образовательных учреждений, по информации ПЕНа, наиболее пострадали следующие: филологический факультет БГУ, Институт истории Академии наук, Государственная филармония, литературный музей Максима Богдановича, Национальный исторический музей (там планируют уволить около 40 человек), Государственный музей истории белорусской литературы, Гродненский театр кукол, журнал «Искусство», Академия искусств, Национальная библиотека (там за последние три месяца были уволены около 80 человек), музей «Фольварк Ракутевщина», музей «Беларуская хатка», литературный музей Петруся Бровки, драматический театр им. Я. Коласа в Витебске.

Председатель Белорусского ПЕНа высказывает мнение, что кроме «чистки» коллективов от нелояльных, из-за увольнений режим сейчас также проводит сокращения сотрудников:

– Ясно, что в бюджете уже катастрофически не хватает средств, чтобы держать столько сотрудников, поэтому вполне логично, что увольняя несогласных, государство может одновременно проводить сокращения. Будет интересно посмотреть, будут ли на место уволенных набирать новых людей.

Национальный художественный музей. Минск, Беларусь. 17 мая 2021 года. Фото: Белсат

Белорусская культура теряет самые квалифицированные кадры

Самая серьезная опасность «чисток» в том, что уходят квалифицированные кадры, подчеркивает председатель ПЕНа.

– Часто когда директор вызывает к себе и предлагает написать заявление по собственному желанию, он даже не скрывает, что причина увольнения – другие взгляды, говорит – Вы же понимаете все, и вы хороший специалист, поищите себе работу в коммерческой структуре, – отмечает Татьяна. – При этом не скажу, что сотрудники, которые остаются – некомпетентны, однако сегодня очевидно, как много уходит именно профессионалов, часто уникальных, а остаются посредственные.

По словам Татьяны, чем сильнее репрессивная машина набирает обороты, тем больше теряет белорусская культура, и тем больше времени и усилий потребуется, чтобы все восстановить.

– Результаты этой драмы, которая сегодня разворачивается в белорусской культуре, мы увидим позже, –говорит председатель ПЕНа. – Люди, которых сегодня увольняют, найдут себе работу, однако они вымоются из культуры, а нам после придется еще долго воспитывать компетентных специалистов. А перед новым поколением встанет непростая задача находить собственные тропинки к профессионализму, ведь перенимать опыт будет не у кого.

Анна Гончар belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости