В стране – два новых политзаключенных. Они пострадали за свободу выражения мнения

Правозащитники признали политзаключенными двух человек – Ольгу Завадскую и Михаила Беркаса. Сейчас в стране 288 политзаключенных.

Белорусские правозащитники 22 марта признали политзаключенными жительницу Бреста Ольгу Завадскую, обвиняемую по ч. 2 ст. 339 УК («Хулиганство») и жителя Орши Михаила Беркаса, обвиненного по ст. 341 УК («Осквернение сооружений и порча имущества»).

Ольге Завадской было предъявлено обвинение и избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, а Михаил Беркас был приговорен к одному месяцу ареста. Правозащитники считают их преследование политически мотивированным.

Ольга Завадская. Фото: spring96.org

Согласно предъявленному Ольге Завадской обвинению, она вместе с другими гражданами 23 октября 2020 года изготовила чучело, «представляя его перед общественностью как президента Республики Беларусь, присоединив к нему два листа бумаги, на которых неустановленное лицо совершило надпись «Украл голоса» и «Осудил невиновных», вместе с другими лицами вывесила чучело на дереве на участке местности по Варшавскому шоссе, тем самым выставив чучело на осмотр неопределенному кругу лиц».

Таким образом, по мнению следствия, Ольга Завадская совершила преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 339 УК («Хулиганство») – умышленные действия, совершенные группой лиц, грубо нарушающих общественный порядок, выражающих явное неуважение к обществу и отличающиеся исключительным цинизмом.

Лезвием по венам. Почему политзаключенные идут на крайние меры

«Суть действий – содержание надписей, а также вид чучела, по нашему мнению, свидетельствуют об их протестном содержании. Очевидно, что целью данного поступка было выражение своего протеста и несогласия с фальсификацией президентских выборов и ситуацией, сложившейся в стране в поствыборный период. Мы считаем, что данная форма выражения мнения попадает под защиту Международного пакта о гражданских и политических правах и не имеет ничего общего с предъявленными обвинениями», – отмечают правозащитники.

В соответствии со ст. 19 Пакта каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения.

Обвиняемая не посягала на сакральные или историко-культурные ценности. Сами надписи не содержат нецензурной лексики либо языка вражды и ненависти по признакам национальной, расовой, религиозной принадлежности или социального происхождения и другим признакам. Таким образом, эти действия нельзя квалифицировать как хулиганство, – уверены правозащитники.

5 главных вопросов о политических заключенных

Согласно обвинениям, Михаил Беркас нанес несколько граффити («Жыве Беларусь», «3%» и т.д.) на сооружениях в оршанском микрорайоне Западная. Граффити носили протестный характер, были изображены на магазине, «Табакерке», на здании дома престарелых, контейнерах для сбора мусора и некоторых других объектах города.

Михаил Беркас. Фото: spring96.org

По обвинению, своими действиями Михаил Беркас «нанес материальный ущерб их владельцам на сумму 583 рубля 57 копеек».

«Граффити носили исключительно протестный характер и являлись высказыванием мнения автора на общественно-политические события в стране и не были циничного или оскорбительного содержания, не призывали к насильственным действиям и не разжигали вражду по каким бы ни было признакам, – отмечают правозащитники. – Мы считаем, что данная форма выражения мнения попадает под защиту Международного пакта о гражданских и политических правах и не имеет ничего общего с предъявленными обвинениями».

2006, 2010, 2020: как выборы вынуждали белорусов уезжать

В связи с этим, представители правозащитных организаций Беларуси требуют немедленного и безусловного освобождения из-под стражи (домашнего ареста) Ольги Завадской и Михаила Беркаса, прекращения уголовного преследования в отношении них, а также немедленного освобождения всех политзаключенных и прекращения политических репрессий в стране.

AB/ИР, belsat.eu

Новости