5 главных вопросов о политических заключенных

В Беларуси на сегодня 289 человек признаны политзаключенными, но около 500 человек остаются за решеткой по политически мотивированным приговорам. Зачем и как получается статус узника совести?

Политический заключенный – человек, которого преследуют за его общественную или политическую деятельность и которому белорусские правозащитные организации дали такой статус.

Что дает статус политического заключенного?

Наличие заключенных с таким статусом дает основания накладывать на страну санкции, чтобы заставить правительство отпустить этих людей. Также это может спасти от произвола властей.

Во время пребывания в тюрьме статус политического заключенного может повлиять как на срок, так и на условия заключения такого человека. За его состоянием следят международные структуры и политики. О нем пишут СМИ, следят за его условиями содержания, заботятся волонтеры, его адрес указан на сайтах для переписки.

Вынесение приговора журналисткам «Белсата» Дарье Чульцовой и Екатерине Андреевой. Их приговорили к двум годам лишения свободы в колонии общего режима. Минск, Беларусь. 18 февраля 2021 года. Фото: АВ / Белсат

Статус автоматически оправдывает доброе имя человека в глазах общества. Его не оставят без возможности устроиться на работу, к нему не должны упрежденно относиться в государственных структурах и банках.

Как получить такой статус?

Чтобы правозащитники признали человека политическим заключенным, нужно обратиться ему или его представителю в «Весну», Белорусский Хельсинкский комитет или другие учреждения и предоставить документы по делу: протокол, приговор и другие. Иногда правозащитники дают статус и без обращения, когда сами следят за делом. Бывают ситуации, когда до судебного разбирательства или приговора материалы недоступны: это замедляет процедуру.

Кого признают политическим заключенным?

Сегодня в Беларуси политзаключенными до суда признают тех, кого обвиняют по уголовным статьям 293 («Массовые беспорядки») и 342 («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них»). Правозащитники считают, что в стране не происходили такие события, ведь пикеты для поддержания кандидатов на президентство до 9 августа 2020 года и протесты против результатов выборов были исключительно мирными.

Кого признают политическим заключенным?

Сегодня в Беларуси политзаключенными до суда признают тех, кого обвиняют по уголовным статьям 293 («Массовые беспорядки») и 342 («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них»). Правозащитники считают, что в стране не происходили такие события, ведь пикеты для поддержания кандидатов на президентство до 9 августа 2020 года и протесты против результатов выборов были исключительно мирными.

Если человека осудили по другой статье, то правозащитники рассматривают каждый случай отдельно. Особенно это актуально для дел по ст. 364 («Насилие либо угроза применения насилия в отношении работника органов внутренних дел») и ст. 363 («Сопротивление работнику органов внутренних дел») Уголовного кодекса.

Почему политических узников меньше, чем тех, кому вынесли политически мотивированный приговор?

Во-первых, процедура предоставления статуса политзаключенного занимает определенное время, а политически мотивированные приговоры выносятся в Беларуси почти ежедневно.

Во-вторых, не все обращаются к правозащитникам, так как боятся преследования себя и родственников.

В-третьих, человека могут не признать политзаключенным, если будет недостаточно документов (например, нет приговора).

Кто выдает человеку статус политического узника?

Узниками совести осужденных признает сообщество правозащитных учреждений — «Весна», БХК, БДЦ, ПЕН-центр, БАЖ, Инициатива «Forb», Правовая инициатива, «Human Constanta» и «Lawtrend».

Списки политзаключенных с их адресами есть на сайте «Весны». Там же можно найти подробное руководство для определения понятия «политический заключенный».

Могут ли рассчитывать на поддержание люди с политически мотивированными приговорами, но без статуса?

Фонд «BySol», проект «Dissidentby» и другие структуры решили собирать информацию и поддерживать узников и их родственников и без статуса политзаключенного. Таким образом, постепенно удается менять существующую парадигму неоказания помощи человеку, которого нет в официальных списках, так как то же дело за насилие или угроза применения насилия в отношении силовиков чаще всего бывает самообороной.

Специалисты сами знакомятся со делом заключенного.

«Когда мы лично знаем историю человека, что он принимал участие в мирных акциях или иным образом реализовывал свои гражданские права, мы тоже ему помогаем», – рассказал соучредитель фонда «BySol» Андрей Стрижак.

МГМ/МВ, belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости