«Неизвестно где и неизвестно что»: главные вопросы о ядерном могильнике БелАЭС

14 апреля на пресс-конференции первый заместитель начальника «Госатомнадзора» Леонид Дедуль сообщил, что в Беларуси возведут первую очередь хранилище отходов Белорусской АЭС. Что это будет за объект и за чьи деньги его собираются построить – ни на конференции, ни на сайте «Госатомнадзора» не объяснили. «Белсат» поговорил с экспертами, чтобы узнать, какие бывают отходы, с какими проблемами мы столкнемся и как с ними справляются другие страны.

Почему место могильника держат в секрете?

Физик и эколог Георгий Лепин считает, что в Беларуси вся работа, связанная с АЭС, с самого начала покрыта тайнами.

– Место полигона держится в секрете, чтобы люди не выступали против строительства в том или ином месте, – считает Георгий. – Ведь жители окрестностей в таком случае становятся заложниками: земля вокруг может быть загрязнена радиоактивными отходами, лес, водоемы.

1-й энергоблок Белорусской АЭС. 11 октября 2019 года. Фото: Наталья Федосенко / ТАСС / Forum

Эколог Ирина Сухий думает, что с местом расположения еще не определились, хотя и должны были это сделать до момента строительства станции. Несколько лет назад участники антиядерной кампании, в число которых входит и Ирина, задавали властям вопрос о том, где планируются эти могильники. Но тогда вразумительного ответа получить не удалось.

– Я могу сказать, что, как правило, такие полигоны делают или на самой площадке АЭС, или где-то недалеко, чтобы не было дополнительных расходов и рисков при транспортировке опасных отходов, – говорит Ирина Сухий. – Понятно, что место, где будет размещен полигон отходов, должно быть безопасным: не должно находиться на территории, где могут быть какие-то землетрясения, наводнения и другие природные катаклизмы. Но станции обычно и строят в наиболее сейсмопригодных точках, чего не скажешь о нашей станции, ведь островецкая площадка в советское время была оценена как непригодная для строительства АЭС из-за Гудогайского землетрясения, произошедшего неподалеку в XIX веке.

Какие отходы там будут хранить?

Участник Белорусской антиядерной кампании Андрей Ожаровский изучает работу атомных электростанций. Он объяснил, какие виды отходов и технологии их хранения существуют.

– С момента энергетического пуска атомная станция начала нарабатывать радиоактивные отходы. Это неизбежный процесс – любой реактор вырабатывает радиоактивные отходы, много разных типов. Очень жаль, что на сайте ведомства нет информации по этому поводу, которую можно было бы комментировать. Насколько я понимаю, было заявлено, что Беларусь построит неизвестно где неизвестно что. Огромное количество и разнообразие отходов требует различных подходов к обращению с ними. И из публикаций в СМИ я вижу, что происходит упрощение, свободно-непроизвольное смешение и путаница.

Андрей Ожаровский объясняет, что от работы АЭС возникают несколько видов отходов, которые требуют разных подходов к утилизации.

Газообразные радиоактивные отходы. Они не требуют никакого хранилища – атомщики получили разрешение через вентиляционные трубы атомной станции сбрасывать в окружающую среду радионуклиды. Их не могут полностью улавливать. Так делают все – это неизбежно и является проблемой атомной энергетики. В газообразных отходах концентрации радиоактивных веществ не такие огромные, как в твердых и жидких.

Жидкие радиоактивные отходы. Есть технологии, которые при определенных затратах позволяют перевести жидкие отходы в твердую фазу. Насколько мне известно, такие технологии будут применены на АЭС в Беларуси.

Твердые радиоактивные отходы. Существует большое разнообразие таких отходов. Бывают низкоактивные, высокоактивные, среднеактивные. И для всех отходов важно учитывать даже не их удельную активность, а объемы и изотопный состав. В радиоактивных отходах происходит альфа- или бета-распад, при котором количество радиоактивного вещества естественным образом уменьшается. Кратковременные вещества обычно распадаются при временном хранении. Но не все – иногда в цепочке дочерних продуктов распада появляются долговечные изотопы. Для долговечных нужны долговечные хранилища.

– Я полагаю, что в Беларуси речь идет о хранилище отходов, период полураспада которых очень велик. Задача такого хранилища – изолировать опасные вещества от окружающей среды на весь период, пока они являются опасными, – говорит Андрей Ожаровский. – Хранилища для низко- и среднеактивных отходов обычно представляют собой приповерхностные, слегка заглубленные пункты размещения. Есть термин «могильник» – это пункт хранения радиоактивных отходов. А есть репозиторий – место расположения отходов. Это по сути то, что пытаются выдать за могильник, но оно таковым не является.

Фото: Natalia Fedosenko / TASS / Forum

Андрей Ожаровский также обращает внимание на стоимость качественного глубинного захоронения. Он может составлять от 5 до 10 млрд долларов, судя по проектам-аналогам, для которых была проведена оценка.

– Озвученный 1 млрд – это очень заниженная цена и может быть оправдана при строительстве приповерхностного хранилища. Поэтому нужно подождать общественных слушаний и публикации проекта, чтобы понять, что конкретно за объект собираются строить, – говорит Андрей Ожаровский.

Что наиболее опасно?

Отработанное ядерное топливо – наиболее опасный вид отходов. Из этих отходов можно получить плутоний, используемый для производства взрывных ядерных устройств. Такие отходы держит под контролем Международное агентство атомной энергетики.

В чем главная опасность ядерного могильника?

Эколог Ирина Сухий рассказала, что ядерные отходы крайне непредсказуемы: их упаковывают в специальные контейнеры, где происходит излучение, от чего со временем контейнеры могут разрушаться, а это очень опасно.

– Я знаю, что во Франции была проблема – у них произошла утечка отходов в водоносные слои под землей, – рассказывает Ирина. – И был риск загрязнения вод. Если недостаточно за этим следить и начнут происходить утечки, то мы получим радиоактивную воду.

Островецкая АЭС. Фото: Василий Молчанов/Белсат

Что будет с ядерным топливом, если АЭС закроют раньше, чем успеют построить могильник?

Физик Георгий Лепин считает, что при таком развитии событий отходы будут храниться на самой АЭС.

– При строительстве атомной станции закладывается могильник для временного хранения. Поэтому хранить скорее всего будут там, – говорит Георгий Лепин.

Эколог Ирина Сухий считает, что Беларуси так или иначе придется строить хранилище ядерных отходов.

– Утилизировать это в другой стране не удастся, так как по международным соглашениям это запрещено – каждый должен разбираться со своими отходами сам. Россия раньше брала на переработку отработанное ядерное топливо, но полностью оно все равно не перерабатывается и часть отходов потом возвращают обратно.

Как с отходами от атомных станций справляются в других странах?

По словам Георгия Лепина, другие страны пока никак не смогли решить проблему с отходами.

Например, в США нашли такое место, где есть масса гранита. И в этой массе пытаются найти область, куда можно спрятать отходы, чтобы до них не добиралась вода и не выносила их. Уже много десятков лет этот план существует, но реализовать его пока не смогли, как рассказывает Георгий.

Модель полигона для хранения отработанных ядерных отходов. Фото предоставлено Андреем Ожаровским

Ирина Сухий также отмечает, что ни одна страна в мире не нашла абсолютно безопасного способа хранения отработанного ядерного топлива и других отходов.

– Срок хранения отходов очень велик, и ни одна корпорация не может предоставить гарантии на 100, 200, 1000 лет, потому что некоторые элементы остаются опасными на протяжении тысячелетий. Сейчас самый надежный способ – наземные хранилища, ведь, если что-то пошло не так, можно все контролировать и оперативно разные ситуации гасить. Поэтому строят наземные хранилища на 50 лет с мыслью, что через 50 лет ситуация изменится, и тогда с этим можно будет что-то дальше делать.

Кто будет финансировать проект?

Эксперты сходятся во мнении, что строительство полигона ядерных отходов будет происходить за деньги белорусских налогоплательщиков.

Даже если это кредит, который нам дала Россия, то нам же его и возвращать, говорит Ирина Сухий.

На БелАЭС доставили ядерное топливо для второго энергоблока

Анна Ващенко/ИР belsat.eu

Новости