Новые Конституции Лукашенко и Тихановской. Какая разница?

Выходом из ситуации в Беларуси могут стать поправки в Конституцию. Такое мнение высказал постоянный представитель Беларуси при Отделении ООН и других международных организаций в Женеве Юрий Амбразевич в интервью швейцарской телерадиокомпании «RTS». Нелегитимные власти четко указывают путь к переменам и инициировали работу над текстом. Проект нового Основного закона подготовили и демократические силы. Чем отличаются возможные изменения Конституции по Лукашенко и вариант команды Светланы Тихановской?

Третий раз в истории независимой Беларуси внести изменения в Конституцию. Об этой необходимости Александр Лукашенко говорил не единожды в течение последних лет. Однако фраза, давшая ход началу работы в этом направлении, прозвучала на Всебелорусском народном собрании.

Александр Лукашенко:

«В течение этого года проект Конституции будет готов и обсужден всенародно, а в начале следующего года как минимум, я полагаю, мы справимся, мы внесем его на рассмотрение на всенародное голосование. На референдум».

Не позже 18 января: Ермошина анонсировала референдум

Конституционную комиссию, которая должна выработать поправки, одобрил Лукашенко. В ней 36 исключительно провластных персон, из которых только трое – юристы.

Андрей Казакевич, директор Института политических исследований «Политическая сфера»:

«Очевидно, что основные решения будут приниматься на высшем политическом уровне. Это Александр Лукашенко с ближайшим окружением. А задачей этих людей, я думаю, будет обсуждение технических моментов».

Кто будет иметь больше всего полномочий и какими будут взаимоотношения между ветвями власти? Это основные конституционные вопросы. Точного ответа на них пока нет. До сих пор звучали предположения, что сильную власть президента сохранят. Председатель Конституционного Суда Петр Миклашевич анонсировал и намерение закрепить статус высшего органа власти за Всебелорусским народным собранием – форумом вертикальщиков Лукашенко. Делегатов на собрание, которое представляло общество, избирали не открытым голосованием, а путем выдвижения кандидатов руководством преимущественно государственных учреждений и предприятий. Совершенно недемократично.

Андрей Казакевич, директор Института политических исследований «Политическая сфера»:

«Мне кажется, по той риторике, которую слышим, в том числе от Миклашевича, есть политическая задача как-то включить этот орган в Конституцию. А зачем, никто точно не понимает. Ведь давать ему большие полномочия – это значит забирать полномочия у того же президента. А на это наверное не решатся».

Принятый в 1994 году Основной закон Беларуси Лукашенко изменил референдумом уже дважды. Первый раз – в 1996-м. И второй – в 2004-м. Лукашенко получил право распускать парламент и издавать декреты выше закона. И главное – претендовать на пост президента неограниченное количество раз.

Андрей Казакевич, директор Института политических исследований «Политическая сфера»:

«Если мы говорим о действующей Конституции, то вся полнота исполнительной власти здесь сконцентрирована в руках президента. Кроме этого, фактически в соответствии со статьей 137 Конституции президент имеет всю полноту законодательной власти. Его нормативные акты имеют большую юридическую силу, чем закон. И при этом он еще назначает всех судей».

Проект альтернативного Основного закона в позапрошлом году начала разрабатывать рабочая группа из представителей общественности. Преимущество в ней составляют юристы и историки. Под руководством политика Анатолия Лебедько и в сотрудничестве со Светланой Тихановской уже сейчас команда отдала на общественное обсуждение в интернете проект новой Конституции.

15 марта – День Конституции Республики Беларусь. Каким будет основной Закон демократической Беларуси?

Анатолий Лебедько, представитель Светланы Тихановской по вопросу конституционной реформы:

«Проект Конституции новой Беларуси и Конституция 1994 года как проект транзита власти – это абсолютно разные вещи. Мы перед собой ставим задачу сделать качественный документ, который соответствует времени, нашим сегодняшним реалиям, учитывающим наш опыт, в том числе и негативный, использующий позитивный опыт международного сообщества»

Франак Вячорка, советник Светланы Тихановской по международной политике:

«Этот предложенный проект включает в себя пункты, гарантирующие, что лукашизм в Беларуси больше не повторится».

Так, в проекте четко прописано разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную. Избранный народом парламент должен приобрести роль высшего органа власти. Президент будет выполнять функцию главы государства, а не исполнительной власти – она будет концентрироваться в правительстве. Судам будет гарантирована независимость, а гражданам – свобода слова и мирных собраний. Бело-красно-белый флаг и Погоня предложены для закрепления государственными символами. Штаб Светланы Тихановской однако уверяет, что наработки – пока только основа для всеобщего обсуждения. Время на реформу же – после ухода Лукашенко. Приоритет сейчас – вернуть законность и провести новые, честные выборы.

Светлана Тихановская:

«Нам нужны поправки в Конституцию, но это не нынешний вопрос. Нынешний вопрос – преодоление политического и гуманитарного кризиса в Беларуси. Изменения в Конституции, подчеркивая, о чем речь, должны иметь место во время новых выборов или после них. Мы должны придерживаться приоритетов в нашей революции».

Какой может быть Конституция новой Беларуси?

Опыт стран СНГ показал, что позитивный опыт поправок в Конституцию ппиобрели страны, которые ввели поправки после наступления демократических изменений. Так, в Украине, Грузии и Кыргызстане поправки ограничили полномочия президента в пользу парламента. В то же время власть президента усилилась, помимо Беларуси, в Казахстане, Туркменистане, Азербайджане, России… Что же в случае последней страны, то ни одна из прошлогодних поправок не была необходимой, считает эксперт по конституционному праву Екатерина Мишина. Внесенные и принятые поправки имеют существенные различия.

Екатерина Мишина, профессор Свободного университета (Москва), независимый эксперт по конституционному праву:

«То, что было анонсировано Федеральному собранию в плане, что было на самом деле внесено и что было принято, – это совершенно разные вещи. Основные поправки появились уже после первого чтения. Это поправка об обнулении и поправка о возможности решать вопрос об исполнении решений международных и иностранных судов, международного и иностранного арбитража, если они противоречат российскому публичному правопорядку».

Три ветви власти оказались сконцентрированными в руках президента России, он получил полномочия распускать Думу и инициировать отстранение от полномочий судей. Сама же процедура голосования происходила не через референдум, а через так называемое общероссийское голосование. Отдать голос за или против можно было только за полный пакет поправок.

Екатерина Мишина, профессор Свободного университета (Москва), независимый эксперт по конституционному праву:

«Граждане не имели возможности сказать, например, что им нравится поправка о суверенитете, но не нравится поправка процедуры отстранения судей. Или да, или нет. И вспомните, как на практике все происходило: за избирателем разве что с сачком не бегали, подстерегали их в подворотне».

В белорусской же модели Конституции, то Лукашенко еще в начале нулевых определил себе тотальный контроль над властью и возможность занимать должность неограниченно. Нынешние поправки рискуют иметь характер косметический. Отдать часть власти независимым органам и сохранить контроль для себя – задача противоречивая. Однако роль представителя народной власти может сыграть формально народное, на деле же – Всебелорусское народное собрание Лукашенко.

Сюжет подготовила Юлия Лобанова для программы «ПроСвет» 18 марта 2021 года.

Коллаж из фото: Kremlin Pool / Russian Look / Forum; Maxim Guchek / TASS / Forum

/ИР

Новости