Лявон Вольский о государственном шоу-бизнесе: Собрали трех звезд, которые сейчас остаются с этой властью, и поехали

Лявон Вольский. Фото: Белсат

Лицо белорусского шоу-бизнеса после выборов существенно изменилось. Многие из тех, у кого сейчас есть разрешение на концерты и кто принимает участие в провластных мероприятиях, не знакомы широкому кругу белорусов. Черные списки артистов в Беларуси появились еще задолго до прошлых выборов – в начале 2000-х. Лявон Вольский был одним из первых, кто в них попал. Но он рассказывает «Белсату», как те списки отличались от сегодняшних. И как музыканты пытались их обходить.

– В 2004-м те, кто запрещал, делали это впервые. Для них это был первый опыт. Они не знали, как это делать, так как с конца 80-х запрещать ничего было нельзя. Во время первого запрета мы могли делать какие-то полуподпольные акции, например, в ресторане, где есть сцена. Являлся таинственный организатор, он договаривался. Я так понимаю, что контролирующие органы это все видели. Начиная с 2010-го, уже ничего нельзя было. Только квартирник и из-за рубежа. Больше ничего. Люди знали, что с нами опасно связываться. И если власть не меняется – ты навсегда в этом списке.

– Вы в своей музыке уже давно высказывались против действующей власти. А есть артисты, которые высказались только после выборов. Как вы к ним относитесь?

– Их можно понять. Они делали свое дело, зарабатывали нормально деньги, у них были поклонники либо государственная поддержка. Ведь там свои нюансы государственного белорусского шоу-бизнеса. У них была схема: 40% профсоюзных. Это когда менеджер приезжает в какой-то город, на успешное предприятие, и говорит, что, мол, у нас государственный артист, на его концерте сам президент был, поэтому обеспечьте 40% явки ваших сотрудников на концерт. Если 40% обеспечивается, тогда они в плюсе. Плюс у государственных исполнителей льготы, им не нужно аренды платить. А у независимых очень ущемленное положение по сравнению с государственными. Поэтому много музыкантов было в этой структуре, они хотят просто играть. Некоторые из них вынуждены просто этим заниматься. И мне их жалко.

Лявон Вольский во время выступления в Минске. Фото: Белсат

– Что собой представляет государственный шоу-бизнес?

– Государственные звезды поют под «минус 1», но, если нет, тогда под «фанеру». У них нет сильной градации. Просто зарабатывают деньги. Государственный шоу-бизнес часто бывает такой, что две колоночки загрузили в машинку, собрали двух-трех звезд, которые сейчас остаются с этой властью, и поехали. Центр Поплавской и Тихановича это был. В минивэн загружали две колонки на 200 ватт, пультик, микрофон, стойку. Техник, он же звукорежиссер, он же водитель этого минивэна довозит артистов до пансионата, например, «Белорусочка», где массово отдыхают российские пенсионеры. Получили деньги, загрузились снова в этот минивэн, поехали во второй пансионат. Государственный шоу-бизнес. Таким образом это делается.

Читайте также:

АМ/МВ belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости