Людей, которым помогал «Наш дом», вызывают в Следственный комитет. В чем дело?

Последние несколько дней людей из разных городов Беларуси по телефону и повестке начали вызывать в Следственный комитет. Повод – получение помощи от организации «Наш дом», поддерживающей пострадавших от белорусского режима продовольственными посылками, оплатой штрафов и услуг адвокатов.

Сообщения о вызовах в Следственный комитет приходят из Могилева, Бреста и Пружан. Людей, получивших помощь, вызывают в СК в качестве свидетелей на беседу со следователем, спрашивают о полученной помощи и о тех, от кого получили, знают ли еще людей, получавших такую помощь.

Ольга Карач. Фото: Andrius Ufartas. Источник: Ольга Карач / Facebook

По словам представителя директора «Нашего дома» Ольги Карач, такие вызовы людей в Следственный комитет – новая реальность, происходит это с августа 2020 года, когда начала работать горячая линия помощи репрессированным. Однако в последнюю неделю идет атака по всем городам – не только областным, но и районным.

«Мы изначально фокусировались на том, что называется «белыми пятнами», и на тех людях, которым помощь чаще всего не доходит по каким-то причинам. Поэтому помощь шла прежде всего регионом, так как в Минске и так было довольно много организаций, которые помогали.

Сейчас власти чувствуют угрозу от «Нашего дома» и пытаются отсечь людей от любой помощи. Репрессии – это неприятная штука, но они страшные, только если человек остается один, без солидарности, один против этой машины, которая все разрушает. Мы помогаем в этих репрессиях выстоять», – говорит Ольга Карач.

На данный момент помощь от организации получили более двух тысяч человек, однако сообщений о вызовах в СК приходят только от нескольких десятков человек.

«Мы понимаем, почему давят на организации, которые продолжают помогать репрессированным в Беларуси, хотя их и осталось очень мало. Многие правозащитники задержаны и сидят в тюрьме, координатор нашей горячей линии Юлия Горячко также с 14 июля остается в СИЗО за помощь репрессированным.

Наталья Горячко-Басалыга держит в руках портрет дочери Юлии во время одной из акций солидарности в Варшаве. Фото: spring96.org

«Ясно, что власть хочет, чтобы репрессированные остались один на один, чтобы не было никакой помощи. Все мы граждане Беларуси, никто из нас не иностранец, и это не преступление – получить какую-либо помощь, тем более речь не о каких-то недосягаемых суммах. Ясно, что режим пытается добиться, чтобы люди остались без поддержки. Но ему это не удастся», – говорит Ольга Карач.

Такое внимание к «Нашему дому» и вызовы получателей помощи на допросы может быть связано с готовностью уголовного дела против организации.

«Мы знаем, что людей вызывают, допрашивают и, к счастью, отпускают. Все нормально. По крайней мере у нас нет такой информации, что кто-то не вышел после этих допросов. Известно, что прежде всего атака идет на руководство, но она и не останавливалась. Даже судя по государственной пропаганде, которая активно нас критикует. Нападения идут на всех уровнях: уголовные дела и психологическое давление, очень много угроз мы получаем от белорусского режима, когда угрожают убийством, что в багажнике отвезут в лес или в Беларусь. Это просто часть нашей работы, и ничего, к сожалению, с этим поделать нельзя. Думаю, против нас будет очередное уголовное дело», – говорит лидер организации.

Как рассказал один из получателей помощи во время разговора следователь задавал вопросы о доставке продуктов из интернет-магазина «Перекресток». Возможно, магазин передал данные людей, которым оплачивались продовольственные корзины с иностранных карт. «В связи с этим людей и дергают: мол, кто прислал продукты, почему, за что, а знаете людей, кому еще привозили продукты… » – рассказывает собеседник «Белсата».

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Белсат

Руководитель «Нашего дома» не исключает, что магазины могут передавать информацию силовым органам. Ольга Карач уверяет: нет сведений, что куда-то шла информация со стороны организации.

Также непонятно количество людей, которых вызвали в Следственный комитет. «Нам доходили сообщения от пары десятков людей, кто нам писал, но ведь не факт, что это все. Очень часто человек может бояться написать и сказать об этом, – говорит Карач. – Пока неясно, откуда сведения, но мы выясняем. В любом случае вся система получения помощи будет трансформирована, но она не остановится. И мы не перестанем помогать людям. На нас могут навешать сколько угодно уголовных дел, но это не имеет никакого значения: люди не должны оставаться одни в беде».

Однако силовые структуры интересуются не только помощью от организаций, но и частными лицами, носящими политическим узникам передачи. На этой неделе в Следственный комитет вызвали волонтера, которая вместе с матерью отправляет за свой счет заключенным передачи. Следователи интересовались, откуда у них деньги, кто их финансирует и почему они помогают незнакомым людям.

«Вызвали мою дочь. Она была волонтером на Окрестина в прошлом году, а также мы с ней слали посылки заключенным. Первый раз ее задержали пару месяцев назад возле съемной квартиры: сотрудники КГБ с еще около 10 лицами в балаклавах и масках. Сейчас был повторный вызов в СК», – говорит собеседник «Белсата».

Лидера инициативы «Наш дом» Ольгу Карач власти Беларуси привлекли в число «лиц, причастных к террористической деятельности».

АД/МВ belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости