Сформировал вкус поколения белорусов. Каким был «тот-самый-Филимонов-из-Видимо-невидимо»

В ночь на 17 ноября стало известно о смерти телеведущего Сергея Филимонова – автора передачи «Видимо-невидимо». Его знакомые говорят, что он лежал в больнице с коронавирусом. О времени и месте прощания обещают сообщить позже: пока тело не могут выдать из-за высокой загруженности в связи с пандемией.

Сергей Филимонов, 2016 год. Фото: Белсат

Сергей Филимонов рассказывал, что «Видимо-невидимо» началось с его личного интереса к «буржуазной» культуре, фирменный винил «The Dark Side of the Moon» группы Pink Floyd он заполучил в коллекции в конце 1973 года, а этот альбом вышел в марте того же года. Надежный доступ к западной культуре в СССР был у «бойцов идеологического фронта» – будущий автор «Видимо-невидимо» отучился на историческом факультете БГУ, в 1981 году получил специальность «критика буржуазной культуры и пропагандиста научного коммунизма».

Филимонов вспоминал, что форцевал музыкой с 15 лет, в начале 1990-х держал в Минске пункт видеопроката. В то же время Белтелерадиокомпания искала кого-нибудь, кто мог бы стать «медиаперсоной». Со второй попытки получилось: в культурной тусовке, которая собиралась в подземном переходе метро «Академия наук», родилась идея телепередачи о кино и музыке.

«Видимо-невидимо» выходила на БТ с 1992 года по 2002-й. Филимонов оставался на государственном телевидении одним из последних белорусскоязычных ведущих – это была принципиальная позиция, он называл себя «последним из могикан». БТ прекратило выпуск передачи и разорвало договор с Филимоновым, но передача переехала на государственный телеканал СТВ до 2011 года.

Типичный выпуск «Видимо-невидимо» с середины 1990-х можно посмотреть здесь.

Вице-директор телеканала «Белсат» Алексей Диковицкий говорит, что для поколений людей, смотревших телевизор в 1990-х, Филимонов – личность легендарная.

«Этот голос, эта передача “Видимо-невидимо” были очень важны, особенно когда не было такого доступа к фильмам и музыке, как сейчас в интернете, – вспоминает Диковицкий. – Эту программу всегда ждали».

Последний выпуск «Видимо-невидимо» вышел на государственном телевидении 24 июля 2011 года. Диковицкий говорит, что узнал об этом от диктора Зинаиды Бондаренко: она рассказала, что Филимонова уволили с телевидения, что нужно помочь. Было «естественным» пригласить его на «Белсат», объясняет Диковицкий. С осени 2012 года «Видимо-невидимо» выходило на «Белсате».

«Как каждая талантливая личность, он не был простым человеком в сотрудничестве, но это всегда был человек высокоинтеллигентный, сведущий, начитанный, – добавляет Диковицкий. – Человек, с которым всегда было приятно вести разговоры на разные темы, в том числе близкие мне – о хард-роке, в котором он также был сведущ, в том числе в новинках.

Из уважения к спадару Филимонову я попросил его, чтобы он перешел со мной на “ты”, а я бы говорил ему “вы”. Он категорически отказался: сказал, что нет, также из уважения к своим коллегам никогда не переходит на “ты”».

Последний выпуск «Видимо-невидимо» вышел на «Белсате» зимой 2019 года.

Телеведущая, поэтесса и киновед Валерина Кустова говорит, что смерть Сергея Филимонова – большая потеря не только для его коллег, но для всей белорусской культуры, белорусского телевидения, киноведения и искусствоведения. Филимонов был для нее в том числе учителем, поддерживал ее проекты, относился к молодым с «подчеркнуто благородным уважением и родительским наставничеством».

«Сергеем Филимоновым я восхищалась, смотрела его программы с самого-самого детства, когда еще была дошколёнком, – рассказывает Валерина. – Всегда с большим интересом, восхищением его профессионализмом, его осведомленностью. Я думаю, его программы останутся в нашей культуре, в истории нашей телевизионной культуры. Недаром его программа существовала несколько десятилетий.

Сергей Филимонов останется культовой фигурой для белорусской культуры, глубоким знатоком. Мы все очень благодарны ему за то, что он прививал хороший вкус всем нам, нашему поколению, молодым белорусским интеллигентам».

Кустова добавляет, что у Филимонова была интересная позиция о том, что белорусскую культуру можно доносить не только через серьезность и осведомленность, но и через легкость и креативность того, как культуру преподносить.

Сергей Филимонов. Фото: Siarhei Filimonau / Facebook

«Какой это был год? Кто его знает, – вспоминает журналист и друг Филимонова Александр Чернуха. – Мы сидели в квартире у Сергея, пили коньяк и трындели обо всем на свете. Говорил преимущественно Сергей, я сидел с раскрытым ртом и ловил флешбеки из счастливого детства, потому что этот голос не спутаешь ни с каким другим – вы и сами точно это знаете.

Сергей шаловливо улыбался, ставил классику вроде «Weasels Ripped My Flesh» и говорил. О музыке, о хипанской жизни в Москве, о европейских эротических приключениях – слушать его было всегда интересно, о чем бы он ни рассказывал. Были только маленькие брейки на йогу. Филимонов внимательно следил за своим ментальным и физическим здоровьем, поэтому всегда выглядел живо, а его глаза улыбались окружающему миру с каким-то совсем детским энтузиазмом.

Филимонов любил хулиганство. Для него не существовало авторитетов или условных канонов. Он мог отметить талантливую работу, а мог назвать говно говном. И это было вполне естественно и интеллигентно: даже телефонные шуточки, если ты говорил ему «здрасьте», а в ответ слышал «п***асьте» в трубку, вызывали только улыбку.

Сяргей Філімонаў: Лепш за ўсё працавалася на БТ, але гэта было даўно

Сергей любил угостить вкусным ужином, а после травить свои истории про ведьминские ритуалы и чакры, про психоделический рок и Кроненберга, про партийное воспитание и Элеонору Езерскую – ну, знаете, как это бывает: история начинается с берлинского клуба KitKat, продолжается наследием Фрэнка Заппы, а в какой-то момент ты уже слушаешь захватывающую лекцию о Jefferson Airplane и их влиянии на современную музыку. Потом Сергей крепко жмет тебе руку, смотрит прямо в глаза и исчезает. И ты думаешь, то ли вы действительно сидели сейчас в кафе с тем-самым-Филимоновым-из-Видимо-невидимо, то ли это просто был твой очень личный трип.

У меня от Сергея остался ковер. Крутой ковер, кстати. И кипа воспоминаний и захватывающих разговоров. У нас всех от Сергея остался архив «Видимо-невидимо» и то же «Вітаю, шаноўнае спадарства» как пример качественного телевидения, как пример неистовой жажды к знаниям, как пример прекрасного языка, как пример выдающейся человеческой жизни. Спасибо за все, друг!»

На Facebook многие вспоминают, что Филимонов часто публично отрицал опасность коронавируса и был противником вакцинации, ношения масок и ограничений в пандемию. По словам его знакомых, он умер от последствий COVID-19.

Вакцинируйтесь, носите маски, придерживайтесь социальной дистанции!

Правда и мифы о COVID-19. В 404 словах и шести больших разборах

АА/АА belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости