Трясут экологов Нарочанского края якобы по делу Автуховича. Но активисты считают это надуманным поводом

Нарочанско-Вилейский край славится своей природой. Здесь находятся два заказника и национальный парк, название которому дало самое большое белорусское озеро – Нарочь. Манят эти места туристов. Среди местных – много тех, кому не безразлична судьба своего края. С началом строительства атомной станции в Островце, который территориально граничит с Мядельским районом, активисты и экологи попали под особое внимание спецслужб. Однако еще никогда в отношении них не было такого преследования, как в послевыборное время.

Экологические активисты подвергаются резкому усилению давления на них со стороны силовиков. Они считают это преследованием экологического третьего сектора.

Поводом для обыска стал поджог автомобилей в Гродно

Игорь Пастухов – житель Лынтуповщины. Ранее занимал должность директора заказника Сорочанские озера. Хорошо знает местную природу, себя называет экологическим активистом. Устраивает для детей и всех желающих путешествия, знакомит с локальными интересностями и окрестностями.

Игорь Пастухов. Фото: личный архив

Игорь попал в ряд местных, к кому проявили интерес гродненские следователи. Приехали к нему в глухую деревню на границе с Литвой в конце января.

«Утром, в 10 часов, пришли четыре человека. Они представились работниками Гродненского Комитета государственной безопасности. На руках имели решение на проведение обыска», – рассказывает активист.

По словам Игоря, основанием для обыска был поджог автомобилей в Гродно осенью 2020 года, который приписывают группе Автуховича.

Игорь пригласил «гостей» в дом, чтобы не мерзнуть на дворе. По делу поджога транспортных средств активисту показали фотографии какого-то человека, попросили опознать. Но Игорю человек был не знаком.

Затем приступили к процедуре обыска. Вначале у Игоря спросили о наличии запрещенных вещей. Но, как признается активист, сейчас под запрещенное может попасть все что угодно, та же канистра с бензином, которая стоит в гараже. Это он подчеркнул и своим «гостям». Также сказал, что производит ножи и топоры, сочетая старые, ненужные вещи и природные материалы – сейчас это модное экологическое течение «ZeroWaste».

Игорь Пастухов изготавливает ножи и топоры, сочетая старые, ненужные вещи и природные материалы. Фото: личный архив

Игорю предложили самому выбрать понятых, которые будут присутствовать при обыске. «Я позвал двух односельчан. Обыск проводился корректно, работники комитета были вежливыми. В этом плане у меня нет никаких претензий. Ничего не переворачивали и на пол не бросали», – подчеркивает Игорь.

У активиста извлекли 28 единиц тех самых изделий, составив на них краткое описание с замерами длины и характеристиками.

«Ножи забрали на экспертизу. Как и кованую плотницкую топор. Да я их не скрывал, все они опубликованы у меня на странице в социальных сетях. При всем они сказали, что очевидно – это не холодное оружие, но судебным экспертам должны показать, – говорит Игорь. – Просматривали и технику. Телефон у меня кнопочный, его забирать не стали».

Игорь Пастухов изготавливает ножи и топоры, сочетая старые, ненужные вещи и природные материалы. Фото: личный архив

При разговоре с активистом не составляли протоколов, что удивило нашего собеседника, так как речь вроде бы шла о террористическом акте.

«Приезд их, наверное, был не столько по делу поджогов, сколько направлен на активистов»

Игорь Пастухов – не единственный местный, к кому приходили представители следственных органов и милиции. Обыски проводили у экологических активистов, краеведов, владельцев агроусадеб: у некоторых изымали технику, с другими просто беседовали.

«Приехали пять молодых ребят, документов никаких не показывали, только сказали, что из КГБ. Как впоследствии выяснил у людей, это были из Витебска и местные поставские работники. Высказал я им все что думаю. Так они начали оправдываться, что не омоновцы, политическим сыском не занимаются», – рассказывает краевед Алесь Горбуль, к которому приехали в Лынтупы в 20-х числах декабря.

Алеся также просили опознать человека на снимке, будто бы тот имеет отношение к нанесению ущерба имуществу силовиков. Однако лицо было для краеведа незнакомым, хотя представители комитета якобы имеют сведения, что тот передавал Алесю Горбулю благодарность за помощь. В чем именно, ответить не могли.

Краевед Алесь Горбуль. Фото: Белсат

«Пытались поймать меня на слове. Но я действительно не знаю этого человека. Да тогда у меня состояние было такое, мать умирала, они пришли накануне ее смерти. Попросили показать мой телефон, а у меня простенький кнопочный, только контакты просмотрели. Сам распоролил им компьютер, так как я много пишу, не хотелось, чтобы они его забирали, не возвращаться же мне к тетрадям. Так вот в компьютере долго ковырялись.

Все время, что были у меня, я им лекции читал насчет человечности. Очевидно, так надоел, что сбегали от меня. Но приезд их, наверное, был не столько по делу поджогов, сколько направлен на активистов», – считает Алесь Горбуль.

Игорь Пастухов придерживается того же мнения: органы розыска и следствия имеют приказ о определенных людях, а дело о нанесении ущерба имуществу по поджогам в Гродно – исключительно официальное основание, чтобы прийти.

«У меня интересовались моей позицией по поводу сегодняшней ситуации в стране: мол, вы против? Да, я не скрываю, что против. Расспрашивали об экологической деятельности и связи с антиядерным движением, о местных, выступающих против БелАЭС», – отмечает наш собеседник.

Во время, когда проводились обсуждения строительства атомной станции под Островцом, Игорь Пастухов был директором заказника Сорочанские озера и готовил экологическое обоснование в рамках независимой экспертизы о влиянии на природу заказника.

«Они спрашивали: «Откуда вы взяли документацию по БелАЭС?» Да это все было доступно, три тысячи страниц лежали тогда в Островце, в сокращенном варианте – в интернете. Мы методично все изучали. А вывод? Вывод по моему блоку, что будет хана заказнику с учетом антропогенной нагрузки», – отмечает Игорь.

На этот счет активист обращался в Совет Министров, вот только ответа оттуда не получил. Неоднократно поднимал проблему отрицательного воздействия станции на окрестности озерного края в средствах массовой информации, включая иностранные.

«Теперь могут что угодно прикрутить»

Сейчас Игорь обеспокоен, чтобы несмотря на то, что изъятые в ходе обыска ножи, – сувенирные, художественные изделия ручной работы, украшенные стразами, бисером и росписями, это все же не стало основанием привлечь его к ответственности:

«Сейчас могут все что угодно прикрутить, могут так подогнать, что у меня здесь чуть ли не группировка наготове. У нас же вагнеровцы по лесам до сих пор бегают..», – говорит он.

Об истинных мотивах проверки активист может только догадываться.

«Даже если себе представить, что те люди, которых выискивают в рамках дела о повреждении имущества силовых структур, осели где-то здесь на агроусадьбе за 300 километров, почему приезжают исключительно к экологическим активистам? Почему не устраиваются обыски по всем усадебным домам? У нас же здесь сарафанное радио, люди обо всем знают. Так не хотят ли таким образом запугать, чтобы после не брались решать экологических проблем?»

По поводу увеличения давления на экологов Нарочанско-Вилейского края, проведения обысков у них Белорусская партия «Зеленые», товарищество «Зеленая сеть», общественное объединение «Экодом» и Белорусская антиядерная кампания выпустили заявление, в котором осуждают действия властей. Активисты уверены, что такие шаги могут привести к прекращению взаимодействия общества с государственными институтами по экологическим вопросам. И призывают немедленно прекратить преследование активистов.

«Мы поддерживаем резолюцию Европарламента по Белорусской АЭС, выражающую солидарность с гражданами Беларуси, озабоченность давлением на экологических активистов и экспертное сообщество и призывает Беларусь обеспечить соответствие международным стандартам, в том числе в отношении участия общественности. Репрессии должны быть прекращены, а законность восстановлена!» – отмечается в заявлении.

Христина Чернявская/ИР, «Белсат»

Новости