«Против мирных граждан использовали вооруженные силы». В суде назвали военнослужащего, убившего Геннадия Шутова

Военные, которые убили Геннадия Шутова, ехали на задание на городском троллейбусе с пистолетами Макарова. Но после следствия убийцы оказались потерпевшими, а в областном суде Бреста судят друга Геннадия Шутова и свидетеля происшествия – Александра Кордюкова. По мнению правозащитников, этот суд проходит, чтобы оправдать использование оружия и убийство.

Суд над Александром Кордюковым. Фото: Белсат

Судебный процесс начался 16 февраля в суде Брестской области. Дело рассматривает судья Светлана Кременевская, государственное обвинение поддерживает Геннадий Бурый.

Первоначально Александра Кордюкова обвиняли в сопротивлении работнику органов внутренних дел (ч. 2 ст.). 363 УК РБ). По этой статье ему грозило до пяти лет лишения свободы. Позже обвинение переквалифицировали в покушение на убийство – по ч. 2 ст. 139. Теперь Александру грозит от 8 до 25 лет лишения свободы или пожизненное заключение.

Что произошло

Вечером 11 августа прошлого года Геннадий Шутов и Александр Кордюков вместе оказались на улице Московской в Бресте. Недалеко от этого места начали собираться люди. Вечер закончился трагически: Геннадий Шутов был смертельно ранен и умер 19 августа в минском военном госпитале, а Кордюкова задержали, и с тех пор он остается в СИЗО, сначала в Бресте, потом на Володарского в Минске, а теперь снова в СИЗО №7 в родном городе.

Что говорили на суде

Не все желающие смогли попасть на этот процесс, многих не пустили, ссылаясь на отсутствие мест в зале. Но те, кто попал на судебный процесс, говорили, что места в помещении еще оставались.

Согласно обвинению, Шутов и Кордюков напали на милиционеров: они «наносили удары, использовав металлическую трубу, а также пытались завладеть огнестрельным оружием, что подтверждается материалами, которые есть у следствия. Предварительно установлено, что, пресекая противоправные действия нападавших, правоохранители применили физическую силу. Один из них, воспринимая действия подозреваемых как реальную угрозу жизни и здоровью и пресекая попытки завладеть табельным оружием, применил в отношении нападающего оружие, выстрелив в направлении плеча. Однако вследствие длительного активного сопротивления мужчины непреднамеренно ранил его в область головы».

Потерпевшие по этому делу – двое военнослужащих из воинской части 89417, базирующейся в Марьиной Горке: капитан Роман Гаврилов и прапорщик Арсений Голицын.

Потерпевшие, Роман Гаврилов и Арсений Голицын. Фото: Белсат

Как они оказались так далеко от своей воинской части, пояснил на суде Гаврилов, который в итоге и произвел смертельный выстрел.

«В Брест мы приехали еще до выборов для участия в соревнованиях на Брестском полигоне. После выборов наше подразделение вызвали в ОМОН и поставили задачи выявлять опасных протестующих, дали оружие. 11 августа поступила команда из центра Бреста ехать на Восток, была информация, что там собираются протестующие. Мы поехали на троллейбусе, с собой у нас были пистолеты», – говорит Роман Гаврилов.

Когда Гаврилов и Голицын приехали в район Востока, они увидели Шутова и Кордюкова. Мужчины показались военнослужащим подозрительными, поэтому к ним и подошли, говорит Гаврилов.

Кордюков сказал в суде, что с собой у него был отрезок трубы для самообороны – на всякий случай. Они с Шутовым сидели на парапете и наблюдали, что происходит вокруг. Потом подошли к военным, спросили, что происходит, и Гаврилов толкнул Шутова. Кордюков «дал сдачи».

Гаврилов говорит, что Шутов и Кордюков дрались с ними. Он сделал предупредительный выстрел, потом хотел выстрелить Шутову в плечо, но попал в затылок, потом оазал первую помощь.

Судья спросила у Гаврилова, почему он целился не в ногу Шутову. Тот ответил, что боялся попасть в себя.

На вопрос, мог ли Гаврилов не стрелять в затылок Шутову и сохранить ему жизнь, тот ответил:

«Я сделал все, что мог. Я плохо себя чувствовал».

Позже Гаврилову стало плохо, медики диагностировали у него черепно-мозговую травму. Адвокат Кордюкова обратил внимание на то, что в медицинских справках, содержащихся в материалах дела, четыре разных объяснения по поводу того, каким образом он получил травмы. Гаврилов объяснил это тем, что не хотел раскрывать обстоятельств получения телесных повреждений.

«Против мирных граждан были использованы вооруженные силы»

«Сложное дело, на видео не видно этих событий, кто наносил удары. Фактически слова этих военных – против слов Александра Кардюкова», – говорит правозащитник Роман Кисляк.

Правозащитник Роман Кисляк. Фото: Белсат

Он обращает внимание, что в показаниях военных есть явные противоречия: представители воинской части, которые пытались задержать Шутова и Кордюкова, а в итоге застрелили Шутова, не представились, не показывали удостоверений, этого нет нигде в показаниях.

«Сотрудники воинской части из Марьиной Горки объясняют свое присутствие в Бресте тем, что в те дни в городе были массовые беспорядки. Хотя в показаниях нигде не зафиксировано, что беспорядки на самом деле были, шла речь о несанкционированных собраниях.

По сути, это была спецоперация. Я в то время был в СИЗО, и видел 11 августа, какая была истерия у сотрудников милиции и КГБ, они были на взводе. Это была спецоперация для устрашения граждан: их ловили, избивали, ставили на колени. И эти сотрудники, которые говорят, что они боялись, фактически застрелили Геннадия Шутова», – говорит Роман Кисляк.

Этот судебный процесс, по мнению Кисляка, нужен, чтобы оправдать силовиков и использование оружия.

«Этих военных выпустили в город только с пистолетами, никаких других средств защиты, как они объясняли, у них не было. В частности, Гаврилов говорит, что они не проходили специальной подготовки, фактически это были военные в городе, которые умеют стрелять. Основная задача военных – защищать нас от внешнего врага, а не ходить по улицам города и стрелять граждан.

Здесь виноваты не только эти сотрудники, а руководство области и города, которое привлекло к этим действиям силы специальных операций, против мирных граждан были использованы вооруженные силы», – говорит в разговоре с «Белсатом» правозащитник Роман Кисляк.

«Они сидят вместе с нами, и их называют потерпевшими»

Сестра Александра Кордюкова Марина не скрывает своего возмущения этим судебным процессом.

«В этом суде меня удивило, что потерпевших никто не скрывает, что они сидят вместе с нами, и самое интересное, что их называют потерпевшими. Хотя я так не считаю, как, думаю, и все остальные. Я вижу, что они путаются в показаниях. На нормальном заседании наш адвокат разбил бы их в пух и перья», – говорит Марина.

Суд над Александром Кордюковым продолжится 17 февраля.

Суд Андреевой и Чульцовой: какие слова из стрима сочли призывом?

AC/АА, belsat.eu

Новости