Результаты поиска:

«В 2010-м было тяжелее». Мать анархиста Александра Францкевича не видела сына уже 13 месяцев

Татьяна Францкевич, мать политзаключенного Александра Францкевича. Александр – активист анархистского движения, он обвиняется сразу по четырем статьям Уголовного кодекса. Уже более года он находится под стражей. 11 сентября 2021 года. Новополоцк, Беларусь. Фото: Агата Квятковская / Белсат

Новополочанка Татьяна Францкевич хорошо знает, что значит быть матерью политического узника. В 2010 году ее сына Александра арестовали по делу о нападении анархистов на участок в Солигорске, судили по пяти уголовным статьям. Три года колонии политический заключенный отбыл в «Волчьих норах» (ИК № 22 возле Ивацевичей). В 2020-м Францкевича снова схватили – на 4-й день после выборов. Опять множество криминальных статей. Уже больше года Александра держат на Володарке – без суда и свиданий с матерью. Она говорит, что сейчас легче, чем в 2010-м…

«Каяться я итак не стал бы…»

«Пришло мне письмо от Воскресенского. Отвечать на него не вижу никакого смысла. Какая-то организация без реальных рычагов влияния предлагает мне через них покаяться. Каяться я и так не стал бы, но тут – реальный фарс! В любом случае вопрос освобождения политзаключенных лежит не в плоскости юридических процедур. Как и прежде, торгуют головами с Европой», – написал в последнем письме к матери политический заключенный Александр Францкевич.

Татьяна напоминает: во время первого заключения сына также уговаривали покаяться взамен на свободу. Но и тогда, 10 лет назад, тюремщики услышали жесткий отказ. Александр отбыл три года от звонка до звонка.

Теперь, в 2021-м, Францкевичу грозит уже не три, а двенадцать лет. Но когда состоится суд, мать до сих пор не знает.

Письмо к матери от Александра Францкевича. Фото предоставлено редакции

«Будут тянуть вплоть до зимы…»

«Мы думали, что уже осенью будет, но нет. «Обрадовал» нас здесь товарищ следователь по фамилии Цыбульский, который ведет дело моего сына и остальных. Оказалось, продлили сыну срок задержания до декабря. Значит, на это время и нужно ориентироваться. Всем обвиняемым по этому делу продлили срок. Осень будут тянуть и медлить, вплоть до зимы…» – говорит Татьяна Францкевич.

Женщина считает, что «группа разработки просто не может придумать, за что зацепиться». Иначе как объяснить то, что – через год после задержания сына! – к самой матери недавно приходили с обыском сотрудники ГУБОПиКа. Повод – «наложить арест на имущество сына».

«Я им сказала, что Сашу задержали в Минске, он со мной давно не живет. К тому же при задержании у него забрали все, что могли: и телефон, и ноутбук, и деньги, и банковские карты, даже врачебную карту его. Посмотрели, что нет у меня ничего здесь… так, наверное, у них и фактов нет, поэтому что-то выдумывают. Ну а выдумывать они умеют», – считает мать политзаключенного».

Татьяна Францкевич пишет письмо в СИЗО сыну Александру Францкевичу. 11 сентября 2021 года. Новополоцк, Беларусь. Фото: Агата Квятковская / Белсат

По словам Татьяны Францкевич, три месяца назад сыну «пришили» еще одну уголовную статью – 130, ч. 3 («Разжигание расовой, национальной, религиозной или иной социальной вражды»). Это в дополнение к обвинениям по ст. 293 (по всем трем частям) и ч. 2 ст. 285. Мать считает, что следователи хотят «слепить преступную группу» из молодых людей, в которую могут попасть весновцы Марфа Рябкова и Андрей Чапюк, а также Акихиро Гаевский-Ханада, которого задерживали в августе 2020-го вместе с Францкевичем.

Следователь «старый знакомый»

Татьяна не видела сына уже 13 месяцев. Ни одного свидания с ним не дали. Она утверждает, что вообще никому из родственников задержанных, чьи дела ведет следователь Цыбульский, не удалось получить разрешения на свидание. К тому же Цыбульский оказался старым знакомым. В 2010 году, будучи еще оперативником, он задерживал молодого анархиста Францкевича.

«Я со следователем не встречалась, не видела его, но, когда Сашу в 2020-м задержали, он приходил к нему и говорил, что в 2010 году был в группе захвата, которая его тогда задерживала. Саша его не помнит, а Цыбульский вспомнил. Сказал, что тогда был опером: «Я тебя брал, я тебя помню». Вот дослужился до следователя и сейчас ведет дело Алексадра, «разрабатывает» несколько десятков человек. Такое совпадение. Я думаю, ничего хорошего от него ждать не стоит», – говорит Татьяна Францкевич.

На фотографии — Александр Францкевич, активист анархистского движения, он обвиняется сразу по четырем статьям Уголовного кодекса. Уже более года он находится под стражей. 11 сентября 2021 года. Новополоцк, Беларусь. Фото: Агата Квятковская / Белсат

Возвращаясь к более близкому прошлому, женщина вспоминает депортацию сына из Украины в 2019 году. Мать уверена, что в Беларусь Александра вывезли работники СБУ по заказу белорусского КГБ, с которыми плотно сотрудничали:

«Его депортировали, чтобы он был здесь в поле зрения… Я все прокручиваю это назад и думаю, что не сидел бы он сейчас в тюрьме и не светил бы ему срок 12 лет, если бы он там остался».

«Главное не загрустить»

«Не грусти, мама, несмотря на происходящее. Ведь на это они и рассчитывают. Главное – вытерпеть в такие моменты и не загрустить!» – пишет в письме Александр Францкевич.

«Больше меня поддерживает. Ведь я действительно временами падаю духом от происходящего, – говорит Татьяна. – Я стараюсь… Когда депрессии, а когда – нормально. Бывает, новости почитаешь хорошие, так, будто, все хорошо. И вера появляется, что все вскоре закончится, все это насилие и жестокость. А когда прочитаешь обо всех судилищах, какие сроки дают – хватаешься за голову. В любом случае в 2010 году мне было тяжелее. Ведь нас было мало. Почитаешь – у одного судьба сломана, второму сроки влепили… И понимаешь, что не только мой сын страдает, что я не одна такая. Много родителей переживают за своих детей. И стараешься созвониться и поддержать других. И тогда легче делается. Ведь действительно есть солидарность. Это очень хорошо».

Наталья Лобацевич (слева), мать политзаключенного Ильи Лобацевича, и ее родная сестра Татьяна Францкевич (справа), мать политзаключенного Александра Францкевича. 11 сентября 2021 года. Новополоцк, Беларусь. Фото: Агата Квятковская / Белсат

Две сестры – обе мамы политических узников

Репрессии на этот раз затронули не только сына Татьяны, но и ее племянника Илью Лобацевича, сына родной сестры Натальи. Илью, защищавшую мать от омоновской дубинки, осудили в сентябре 2020 – го на полтора года колонии (ст. 364 УК), которые парень отбывает в Шклове (ИК № 17). Его также признали политическим заключенным.

«Поэтому вот так: две сестры – обе мамы политзаключенных. Но Илье не так долго осталось. Ждем уже освобождения. Он тоже старается держаться. Звонки там можно делать, поэтому звонит из Шклова. А тут – ни свиданий, ни звонков. Связь только через адвоката и письма», – говорит Татьяна Францкевич.

«Попросил передать снотворное»

В последнем письме за 6 августа, где писал о Воскресенском, Александр Францкевич отмечает, что много читает – Хемингуэя («Прощай, оружие!») и Гете («Фауст»). Признается, что Гете дается тяжелее. И рассказывает, что, когда в камере было жарко, читал исключительно научную фантастику: это помогало оторваться от реальности.

Мать политического узника говорит, что письма из Володарки стали в последнее время доходить реже, туда – тоже:

«6 сентября был у сына адвокат, сказал, что доходят до него только мои письма, с большой задержкой. Я ему еженедельно пишу одно письмо, а он получает их через две недели. И письма от многих, даже от моей сестры, от родственников, друзей он не получает. Я вот получила последнее письмо за 6 августа – и уже четвертую неделю нет. Думаю, специально все это делается…»

«Теперь попросил передать снотворное. Я так понимаю, что появились проблемы со сном. У него одна почка. Поэтому я раньше передавала таблетку, чтобы держался. Он же не курит, а там в камере много курильщиков», – добавляет.



Татьяна Францкевич читает письмо от сына Александра Францкевича. 11 сентября 2021 года. Новополоцк, Беларусь. Фото: Агата Квятковская / Белсат

Мать пишет сыну «в общих чертах», отчасти – о быте. Потому что когда сообщала о том, что происходит в городе («Новополоцк же – бунтующий город!»), то заметила, что он перестал их получать.

«Хотя он и так все знает и понимает. У них там телевизор в камере. Правда, только БТ показывают. «Если судить по новостям и по тому, что там все нахваливают, то надо перевернуть это вверх ногами – и тогда будет правда», – написал. То есть даже из этого пропагандоса он пытается выкопать правду», – отмечает Татьяна.

Александр Францкевич. Фото предоставлено редакции

«Добрый мой, щедрый человечек!»

Как рассказывает, с сыном-анархистом у нее никогда не было проблем. В школе он побеждал в олимпиадах по математике и информатике. Будучи лицеистом, победил на республиканской олимпиаде по программированию. Татьяна Францкевич говорит, что и переходный возраст у сына прошел для нее незаметно, без кризисов. И это при том, что с 6 лет мальчик рос без отца (из-за развода).

«Отличный сын! Очень добрый, очень душевный. Разногласий с ним принципиальных не было никогда, то есть мы чувствовали, что нужно друг другу. Он ко мне прислушивался, к моим советам, я – к его», – рассказывает мать.

И особо подчеркивает щедрость сына. Уже став программистом, он регулярно поддерживал мать деньгами.

«Всегда, ежемесячно, мне высылал деньги. Поэтому я не жила в нужде. Не только мне помогал – моей сестре и двоюродному брату Илье тоже. Щедрый он. Например, путевки за границу нам с сестрой купил, сестра тогда первый раз за границу поехала, в Польшу. Потом в Грузию ездили, Саша тоже заплатил. Добрый мой, щедрый человечек!» – говорит о сыне Татьяна.

«В 2010-м ходила как тень…»

Татьяна уже на пенсии, ей 62 года. Чтобы избежать депрессий, которые, как она признается, накатывают волнами, женщина растит цветы на балконе.

«Рассказала про цветы в письме сыну. Так он пишет: «Мама, вышли фото!» Ну я выслала. Ведь знаю, что это поддержит его. Многие фотографии ему высылала, чтобы была при нем частичка дома. Даже наш подъезд и двор сфотографировала и прислала в СИЗО. Я в 2011 году ему так же присылала, так он те снимки постоянно при себе держал, потом, после освобождения, с ними домой приехал», – рассказывает Татьяна.

Александр Францкевич вместе с матерью после трех лет в колонии, 2013 год. Источник: palitviazni.info

«Я очень хорошо помню 2010-2013 годы. Тогда для меня был вообще шок! Я там ходила как тень. А сейчас как-то легче. Ведь мы это все проходили. Ведь нас много и есть сильная солидарность… я не ожидала даже такого. Но горе объединило, это общая наша беда. Я приезжаю на Володарку передать передачу – и там эти очереди, и вот там это чувствуется очень: люди стараются друг друга поддержать, помочь с передачей, скрутить конфетку, кому-то помочь и пожелать всего хорошего. Это фантастика!» – говорит мать заключенного.

Татьяна Францкевич, мать политзаключенного Александра Францкевича. Александр – активист анархистского движения, он обвиняется сразу по четырем статьям Уголовного кодекса. Уже более года он находится под стражей. 11 сентября 2021 года. Новополоцк, Беларусь. Фото: Агата Квятковская / Белсат

«Что бы ни было, это не навсегда»

Сейчас Татьяна Францкевич ждет суда и «развития событий». Не суда –судилища, иначе его не называет. И успокаивает себя тем, что все эти дикие тюремные сроки – 10, 12 и более лет – уже вскоре обнулятся.

«Такие сроки люди сидеть не будут. Ведь столько лет он у власти не будет. Предчувствую это», – делится Татьяна.

«Когда?.. Полагаю, скоро закончится. До Нового года [смеется. – Примечание авт.]. Я, правда, на это надеялась и в прошлом году. Но лучше письмо Саше процитирую: «По ТВ сплошной треш и тихий ужас! Бей своих, чтоб чужие боялись! И постоянные разговоры, как большой «восточный брат» защитит нас. На это, видимо, и расчет, что будут всегда под его защитой. Флаг им в руки! Главное, чтобы мы не опускали рук и понимали: что бы ни было, это не навсегда». Вот и я повторю за сыном: что бы ни было, это не навсегда».

Поддержать мать политзаключенного можно:

переводом на карточку «Альфа-Банка»: 4585 2200 1240 9560.

Написать письмо политическому заключенному:

Александру Владимировичу Францкевичу, СИЗО № 1, ул. Володарского, 2, кам. 12, 220030, г. Минск.

«Целый боевик сняли!» Поэтесса Юлия Тимофеева – о политзаключенном брате, музыканте «Irdorath»

ЗК/МВ belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости