«Наша мама в плену». Пока политзаключенная Татьяна Каневская за решеткой, от репрессий страдает вся семья

В суде Железнодорожного района Гомеля 12 апреля началось рассмотрение дела известной местной активистки – 54-летней Татьяны Каневской. Женщину обвиняют в участии в массовых беспорядках (ч. 2 ст. 293 УК РБ), ей грозит до восьми лет тюрьмы. На прошлогодних президентских выборах Татьяна была доверенным лицом Светланы Тихановской. В 2019 году участвовала как кандидат в парламентских выборах. С 2016 года – одна из самых заметных активисток Материнского движения 328. Корреспонденты «Белсата» встретились с семьей Татьяны накануне суда.

«В письмах спрашивает, как наше здоровье»

Каневские назначают нам встречу во время обеденного перерыва на предприятии по изготовлению каминов. Старший сын Татьяны Каневской, 36-летний Александр, работает здесь вместе с братом и отцом. Фирма известная, говорит Александр, продукция расходится по всему миру. Александр – слесарь, на предприятии с 2020 года. Чуть раньше устроился младший брат Алексей (31 год), работающий на лазерных станках. Отцу – Николаю – 61 год, он токарь с многолетним стажем.

Николай и Александр Каневские – муж и сын политзаключенной Татьяны Каневской. Гомель, Беларусь. 8 апреля 2021 года. Фото: АВ / Белсат

– Я не виделся с Татьяной с августа, только накануне суда, 10 апреля, дали свидание, – начинает разговор о жене Николай Каневский. – Связь только через письма. Она писала, что условия приемлемые, жаловаться не на что, учитывая, что это за место, и что сокамерники с ней сидят нормальные, что хорошие люди есть повсюду. Спрашивает в письмах, как у нас дела, как наше здоровье, что нового у нас.

– Маму задерживали за организацию массовых беспорядков, а она писала нам, что проходит также в делах Тихановского, касающихся периода, когда он еще не объявил, что собирается в президенты, а только ездил по регионам и снимал ролики, – продолжает за отцом Алексей.

Алексей Каневский, сын политзаключенной Татьяны Каневской. Гомель, Беларусь. 8 апреля 2021 года. Фото: АВ / Белсат

Голодала ради скорейшего освобождения сына

Александр добавляет, что Татьяна познакомилась с Сергеем Тихановским во время своей активной деятельности в рамках Материнского движения 328. Присоединилась к инициативе, когда в 2016 году Александра осудили за наркотики на восемь лет.

– Меня тогда судили сначала по третьей части, потом по второй (сбыт наркотических веществ. – Ред.), – вспоминает Александр. – Все как-то по глупости вышло, решил тогда купить для себя. А в итоге осудили на восемь лет и один месяц. Мама сразу же начала активно высказывать свою позицию, что считает приговор жестоким и несправедливым, стала шуметь не только в пределах нашей страны, ездила с единомышленниками повсюду.

Выступает Татьяна Каневская. Фото «Белсат»

Татьяна Каневская была инициатором голодовки Матерей-328 в 2019 году. Женщины хотели добиться встречи с Александром Лукашенко, чтобы донести до него свою позицию, но поговорить удалось только с Натальей Кочановой. Матери добились изменения законодательства, в результате чего дело Александра Каневского пересмотрели и срок наказания уменьшили сначала до пяти лет, а потом – до трех. Уже в декабре 2019-го Александр был на свободе.

«От копоти в носу растут ракушки». Осужденные по статье 328 – о работе на зоне

Борьба за сына стоила Татьяне здоровья. После двухнедельной голодовки женщина попала в больницу, где ей удалили желчный пузырь. Кроме того, говорит Алексей, у матери проблемы с сердцем и неврологические болезни.

«Властям все равно, как живет народ. Это толкает в политику»

Сыновья вместе с мамой присоединились к политической деятельности. На парламентских выборах 2019 года, в которых Татьяна участвовала как кандидат, Алексей был наблюдателем.

– Тогда я увидел все эти фальсификации, как кипы, которые они складывали, не соответствовали нашим цифрам, – вспоминает Алексей. – А в 2020 году почти вся наша семья пошла в наблюдатели, включая мою жену. Почему пошли? Хотел не позволить им врать. Мы поняли, что тем, кто стоит у руля нашей страны, а также города и области, все равно, как живет обычный народ. Это и толкает идти в политику.

Александр Каневский, сын политзаключенной Татьяны Каневской. Гомель, Беларусь. 8 апреля 2021 года. Фото: АВ / Белсат

– А мы и есть обычный народ. Я – обычный народ, – подхватывает Александр. – Я – слесарь. Мне не нужна власть, я готов работать слесарем всю жизнь. Но я испытал на себе всю несправедливость выстроенной у нас системы. Я не видел этого до того, что со мной произошло. Да, может, и было какое-то недовольство, но по большей части меня ничего не касалось. А теперь я готов к действиям. Поэтому в прошлом году тоже пошел наблюдателем.

Сына Каневской обвинили в избиении сотрудницы милиции, но та его не узнала

Татьяну Каневскую задержали еще до выборов, 7 августа. Сначала обвинили по административному делу. 10 августа в зале суда женщину отпустили. По словам сыновей, Татьяна пошла в конвойный автомобиль за вещами и не вернулась. Ее снова задержали. Сыновья поехали искать мать. Около ИВС забрали и их.

– Мы стояли возле своей машины рядом с изолятором. Подъехали две машины, из них вышли восемь сотрудников с пистолетами, в масках и к нам – мол, вы задержаны, – рассказывает Алексей. –Написали нам, что мы справляли нужду у ИВС.

Александр Каневский, сын политзаключенной Татьяны Каневской. Гомель, Беларусь. 8 апреля 2021 года. Фото: АВ / Белсат

Александру суд назначил 15 суток, Алексею – меньше, 14, ведь его ребенку только год. В августе братья отсидели по трое суток, а позже их забрали досиживать срок.

22 сентября Александра еще раз задержали и обвинили по ст. 364 Уголовного кодекса – якобы он избил сотрудницу милиции. Но сотрудница сказала, что не узнает его, поэтому с мужчины сняли обвинения, хотя дело пока не закрыто.

Третий сын политзаключенной – за решеткой, а самым младшим интересовались органы опеки

В январе 2021 года за решетку попал младший брат Александра и Алексея – 26-летний Дмитрий. Его держат в том же СИЗО в Гомеле, что и мать. Молодого человека обвиняют в разжигании национальной и социальной розни (ст. 130 УК РБ). Дима накануне Нового года позвонил своему сослуживцу, чтобы поздравить его с днем рождения, а отец того парня ответил: Антона нет, его убили на митинге, – рассказывает Александр. – Не знаю подробностей, но брат тогда на сильных эмоциях написал в одном из чатов все, что он думает. Оттуда уже и выхватили фразы для обвинения. У Димы дома ребенок – полтора года.

Самый младший сын Татьяны и Николая Каневских, Георгий, – еще школьник. Ему 12 лет, учится в седьмом классе.

– Он очень повзрослел за это время, – говорит Александр о Георгии. – По нему даже и не скажешь, что ему всего двенадцать. Все время старается себя чем-то занять. Стал хорошо учиться. Отметки за третью четверть просто удивили: ниже 7 нет, хотя раньше мама с ним уроки делала. В общем, на маме был весь дом: стирка, готовка, а еще у нас дома коты, собаки.

Татьяна Каневская. Фото: Белсат

После задержания Татьяны семьей заинтересовались органы опеки. Алексей говорит, приходили, спрашивали, кто смотрит за ребенком.

– Дома тогда были мы с женой. У нас чисто, тепло, всем хватает комнат, никто не пьет, всегда полный холодильник. Поэтому отстали, – рассказывает Алексей.

Задержали в день 37-летия со дня бракосочетания

Каневские уже более полугода пытаются наладить жизнь без матери и жены.

– Морально очень тяжело, пытаемся справляться с новой жизненной ситуацией, – говорит Николай. – Больно, когда от тебя отрывают человека, с которым ты прожил всю жизнь, и держат в неволе просто так, ни за что.

Муж политзаключенной подчеркивает, что жену задержали как раз в день, когда их семье исполнилось 37 лет – Каневские поженились 7 августа 1983 года.

Николай Каневский, муж политзаключенной Татьяны Каневской. Гомель, Беларусь. 8 апреля 2021 года. Фото: АВ / Белсат

Николай с сыновьями надеются, что Татьяна скоро будет дома, но на справедливый приговор на рассчитывают.

– Честного суда я точно не жду. У нас таких нет, – говорит Александр. – Но я уверен, что скоро изменения будут. Уже произошло то, о чем говорили как о невозможном: люди проснулись, и уже не получится заткнуть народ. Люди будут выходить, потому что им надоело то, что вокруг делается.

Алексей надеется, что справедливость когда-нибудь придет – если не в Беларуси, то мировая.

– Наша мама в плену, она сейчас – невольница этой власти, – говорит мужчина. – Но мы знаем, что она выдержит все. Она такой человек, энергии и жизнерадостности которого хватит на всех, своей силой она еще и поделиться может, даже там, за решеткой.

Николай Каневский, муж политзаключенной Татьяны Каневской. Гомель, Беларусь. 8 апреля 2021 года. Фото: АВ / Белсат

«Сын плачет по вечерам навзрыд, а я объясняю – папа не умер, не бросил нас, а из тюрьмы он вернется»

«Ночами пью таблетки от давления». Пенсионерка мечтает дождаться сына, осужденного за насилие над омоновцем

«Финансов особо нет». У политзаключенного из Жлобина дома осталась беременная жена

Анна Гончар/ИР belsat.eu

Новости