3 и 3,5 года химии: вынесли приговор четверым гродненцам, которые якобы применили насилие к 11 силовикам

В суде Ленинского района Гродно вынесли приговор по делу «сцепки»: четверых гродненцев судили за то, что 6 сентября они стали в сцепку на одной из гродненских улиц, приблизились к силовикам и якобы применили к ним насилие. Поддержать гродненцев на суд пришло около 50 человек. Суд длился с 12 января и часто переносился. После оглашения приговора некоторые люди в судебном зале заплакали.

Суд признал всех виновными. Владимиру и Юрию Седяневским, Жанне Захаркевич присудили 3 года ограничения свободы в учреждении открытого типа. Надежде Степанцовой – 3,5 года.

Гродненцы кроме прочего должны возместить убытки автобусному парку и троллейбусному управлению: 20 рублей 10 копеек и 51 рубль 59 копеек соответственно.

Владимир и Юрий Седяневские, Надежда Степанцова и Жанна Захаркевич. Фото: Белсат

На скамье подсудимых сначала было 5 человек:

  • Владимир Седеневский – 38 лет, женат, трое детей 7, 9 и 11 лет;
  • Юрий Седеневский – 39 лет, женат, двое детей 2 и 7 лет, инженер;
  • Александр Якубовский – 32 года, женат, двое детей 2 и 4 лет, директор ООО « АгроЛавка»;
  • Жанна Захаркевич – 47 лет, замужем, несовершеннолетних детей нет, не работает;
  • Надежда Степанцова – 49 лет, замужем, сын 17 лет, с ноября 2020 года не работает. 12 марта у нее будет день рождения.

В середине судебных заседаний один из подсудимых – Александр Якубовский – исчез, его объявили в розыск.

Изначально в деле было только двое пострадавших сотрудников ОМОНа, через два месяца их стало уже 11. они во время суда не узнали обвиняемых, не снимали побоев, не заявили исков о компенсации. Из их показаний следует, что двое сотрудников обратились к медикам с ожогом глаз, одному сорвали маску, в них летели пустые и наполненные бутылки, в том числе стеклянные, все почувствовали физическую боль.

Процесс вела судья Анна Левусик. Государственным обвинителем выступила старший помощник прокурора Алина Чужеземец.

Что происходило в Гродно 6 сентября 2020 года

В 14.00 в центре Гродно был запланирован очередной марш не согласных с действиями властей. Протестующие собирались в шести точках города, чтобы идти на Советскую площадь. Силовики блокировали дороги и разбивали толпу, но люди все же собрались в центре и двинулись в сторону микрорайона Вишневец. Там их встретили силовики, которые шли со всех сторон. Произошли жесткие задержания, во время которых и мужчин, и женщин душили, тащили по асфальту и распыляли газ. Сообщали о задержании несовершеннолетних.

Гродно, марш протеста, 6 сентября. Фото: Василий Молчанов / Белсат

«Он покраснел, потом начал синеть»

Среди обвиняемых – двое братьев и две сестры. Они утверждают, что не видели опознавательных знаков на «людях в черном» и не слышали от них предупреждений и просьб разойтись. Как силовиков их не воспринимали. Каждый рассказал о состоянии страха и шока в тот день.

Жанна Захаркевич и Надежда Степанцова рассказали, что шли в тот день на улицу Советскую пройтись по магазинам. Александр Якубовский шел на курсы в Компьютерную Академию.

Гродненцы пытались объяснить: за руки взялись от страха, двигались вперед, потому что толпа давила сзади.

«Перед нами трое сотрудников вытащили человека и просто начали избивать. Я просто слышал эти удары в грудь. Услышал: беритесь за руки, чтобы вас не вытащили», – рассказал в суде Владимир Седеневский.

По его словам, один из силовиков открыл газовый баллон и разбрызгал на людей. Владимиру газ попал в рот, стало тяжело дышать, брату Юрию – в глаза, и он почувствовал «невыносимую боль».

«Я была в шоке», – рассказала в суде Надежда Степанцова. По ее словам, горожане не были агрессивны к силовикам. Она увидела, как на земле лежит человек, которого один из сотрудников ОВД душил коленом.

«Он покраснел, потом начал синеть», – упомянула гродненка. Увидев «людей в черном», люди начали разбегаться, женщины кричали: «Что вы делаете?!». На что один из силовиков ответил: «Я из России, мне по ** й!»

По ее словам, «удар», который она нанесла, мог получиться, когда она поправляла взмахом руки сумку, которая соскальзывала с плеча. Когда гродненца перестали душить коленом, она с сестрой пошла домой. То же самое засвидетельствовала и ее сестра Жанна.

Никого, кроме Александра Якубовского, в тот день не задержали. А с ноября обвиняемых начали вызывать в Следственный комитет по уголовному делу.

Гродно, марш протеста, 6 сентября 2020 г. Фото: Белсат

Версия обвинения

Пятерых гродненцев обвинили в том, что они 6 сентября 2020 года около 13.20 «участвовали в несанкционированном массовом мероприятии, приняли активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок, не подчинились законным требованиям представителей власти, толкали сотрудников милиции». Это якобы привело к нарушению работы общественного транспорта. Автобусный парк понес убытки в размере 20,10 рублей, троллейбусное управление – 51,59 рубля.

По версии государственного обвинения, на улице Горновых, 10 около 13.25 пятеро гродненцев «организовано, взявшись за руки, выстроились в цепь и подошли к сотрудникам ОВД. Продолжая двигаться на них, своим телом стали выталкивать сотрудников со своего пути». Это причинило 11 сотрудникам физическую боль и побои. Степанцову также обвинили в том, что она нанесла не менее одного удара правой рукой в лицо силовика.

Гродненцев обвинили по ч. 1 ст. 342 («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них») и ст. 364 УК («Насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел»). Никто из обвиняемых не признал вину.

То, что омоновцы – пострадавшие, определяло руководство

Потерпевшими по делу признаны 11 силовиков – Минько, Дмуховский, Лисов, Вавилонов, Петрусенко, Базылевич, Иванов, Белый, Лобков, Скрабатун, Оскирко. Фамилии омоновцев в деле изменены, это объясняется якобы мерами безопасности.

Опрос пострадавших силовиков шел через приоткрытую дверь совещательной комнаты за плечами судьи «в связи с реальной угрозой их жизни».

Первым опрашивали Ивана Иванова. Он заявил, что 6 сентября толпа двигалась к мосту на улице Горновых, в руках людей были флаги, плакаты, они выкрикивали лозунги политического характера.

Милиция выставила цепь от забора к дороге на улице Горновых. Толпа стремилась прорвать эту цепь, организованно сцепившись в «боевой порядок». Активных омоновцы начали задерживать, в ответ люди ощутимо толкались, но милиционеров не ударили.

В Гродно жестоко задержанный и избитый ОМОНом пассажир такси не пришел на свой суд. Его объявили в розыск

Иванов подтвердил, что телесных повреждений у него не было. Толпа скандировала в адрес омоновцев «Фашисты!», что причинило ему моральные страдания. Обвиняемых Иванов не помнит и компенсации за моральный урон с них не требует. Что омоновец – пострадавший, определило его руководство. После 6 сентября, по словам Иванова, он получал угрозы через Viber.

Белый и Оскирко заявили, что никого не задерживали, спецсредств не применяли. Белый сказал, что газ пустили протестующие, а не омоновцы. По его словам, толпу разгоняли только с проезжей части дороги. Белый почувствовал боль, так как его бил неизвестный. За медицинской помощью он не обращался, следов избиения на теле у него не было. Люди были очень агрессивны и бросали в милиционеров бутылки с водой, сказал он. Его родственникам позже угрожали по телефону.

Белый и Оскирко также не вспомнили обвиняемых, о компенсации за моральный урон не заявили.

«Пострадавшие» омоновцы как свои домашние адреса называли адреса общественных активистов

Пострадавший омоновец «Виктор Дмуховский» рассказал, что люди в тот день выкрикивали антиправительственные лозунги, потом стали в сцепку, толкались, старались сорвать с омоновцев маски. Лично он задерживал трех или четырех человек, спецсредств не употреблял. Иск о личных моральных потерях заявлять не будет. На лице у него была царапина, и порвана балаклава. Но к медработникам не обращался, на больничном не был.

На вопрос, почему пострадавший в официальном документе назвал своим домашним адресом место прописки Гродненского общественного активиста Дмуховского, анонимный омоновец ответил: «Пришло в голову и назвал».

Омоновец «Юрий Базылевич» на вопрос, почему он назвал своим домашним адресом домашний адрес общественного активиста Ежи Григенчи, ответил следующее «Это секретная информация, мы засекречены».

Что говорили свидетели

Свидетелем на суде выступила омоновка Светлана Лозовец. Она сказала, что люди кричали «Жыве Беларусь!» и «Фашисты!». Потом толпа шла на ОМОН, взявшись за руки. Помнит, что наносились удары, но кем конкретно – не помнит. Утверждает, что газ распыляли демонстранты, а потом сотрудникам милиции оказывали в служебном транспорте первую помощь, промывали глаза. К ней лично насилие не применялось, обвиняемых не знает и не помнит. Потом сказала, что газ применялся с обеих сторон противостояния.

Была допрошена свидетель из ОМОНа Алла Сафронова. Согласно ее показаниям, люди на той акции «хватались за форму, оскорбляли ОМОН, толкали, замахивались». Информационная группа просила граждан разойтись, но граждане не реагировали. «Омоновцы тоже говорили разойтись, а люди кричали им: «Фашисты-лукашисты».

Гродно, марш протеста, 6 сентября. Фото: Василий Молчанов / Belsat.eu

Возле универсама «Брест» ОМОН встал в сцепку, и граждане, по словам Сафроновой, вели себя агрессивно, бросали бутылки, газ распылили, одному омоновцу потом промывали глаза. Также она якобы видела, как возле «Бреста» омоновца ударили по голове. В столкновении с омоновцами были и мужчины, и женщины. Но обвиняемых она тоже не узнала.

Свидетелями выступили также два водителя автобусов. Они заявили, что потерь каких-то нанесено не было, жалоб и претензий нет ни от пассажиров, ни от руководства автопарка. Простой 6 сентября составлял от 10 до 40 минут, как в обычные дни в час пик. Его удалось исправить и двигаться по графику.

В ЖРЭП обоих районов Гродно и УВД Гродненского облисполкома сообщили, что ущерб в тот день им не был нанесен. «Мусор» в виде брошенных кепок и предметов одежды оставался только на местах, где работали силовики.

Саша Правдина/ОГ, belsat.eu

Новости