«Золотое дно»: авторы фильма о богатстве Лукашенко жгут напалмом. Как отреагируют белорусы и сам «герой»?

Александр
Класковский
политический обозреватель, публицист

Фильм «Золотое дно», задуманный как разоблачение богатства Александра Лукашенко, который по декларациям беден как церковная мышь, бьет рекорды. На момент, когда пишутся эти строки, число просмотров превысило полтора миллиона (это за неполные сутки), что для Беларуси о-очень солидно, пишет Александр Класковский для «Вот Так».

Конечно, у многих эта работа команды Степана Путило — живущего в Польше белорусского блогера — вызывает ассоциации с фильмом команды Алексея Навального про дворец Владимира Путина. При этом некоторые эксперты говорят, что «Золотое дно» трудно назвать расследованием: в нем, мол, немного фактологического эксклюзива, это скорее компиляция известных фактов, в той или иной форме фигурировавших на независимых ресурсах. Указывают и на чересчур экспрессивные эпитеты, жгучие ярлыки: мол, для серьезного расследования это не комильфо.

Политкорректность побоку

Впрочем, вполне вероятно, авторы умышленно сделали ставку на такой стиль, чтобы максимально сыграть на эмоциях аудитории (особенно молодежной) и в то же время разозлить главное действующее лицо фильма.

Если называть вещи своими именами, то «Золотое дно» — элемент информационной войны против режима. Для авторов этой работы мосты сожжены, играть в политкорректность нет смысла. На Путило в Беларуси заведены уголовные дела, его телеграм-канал признан экстремистским, Минск добивается от Польши экстрадиции блогера, а КГБ внес его фамилию в перечень организаций и физических лиц, причастных к террористической деятельности.

Авторы «Золотого дна», видимо, полагают, что на войне как на войне. Кому-то, особенно из публики помоложе, их стиль наверняка зайдет на ура. Однако более утонченную часть тех, кто этот режим не жалует, может покоробить, в частности, чересчур резкая, даже оскорбительная лексика, которой изобилуют комментарии к видеоряду (хотя в этом случае, скорее, искусно нарезанный видеоряд выглядит приложением к едкому вербальному компоненту).

По сути, создатели фильма в какой-то степени зеркалят официальную белорусскую пропаганду, которая не жалеет убийственных характеристик для «протестунов» и «беглых» (так Лукашенко называет своих политических противников, выдавленных за границу). Авторы «Золотого дна» тоже жгут напалмом.

Пропаганда заявит, что это фальшивка, сделанная в Польше

Главный же вопрос — как это подействует на аудиторию. Точнее, здесь стоит порассуждать о разных аудиториях.

Многие адепты Лукашенко, вероятно, и не увидят «Золотого дна». Среди них немало людей в возрасте, живущих в глубинке и не сидящих в Сети. Скорее всего, они узнают о фильме из комментариев государственного белорусского телевидения или самого вождя: мол, это набор фейков и оскорблений. Короче, фальшивка, сделанная в Польше (так однажды выразился по другому поводу сам Лукашенко, и выражение стало мемом).

Доводы вождя и пропаганды в ответ на подобные разоблачения обычно сводятся к тому, что все эти дворцы, автомобили и прочее — не личное, а государственное имущество.

Впрочем, как заметил политолог Валерий Карбалевич, если человек собирается править пожизненно, то разница между государственными и личными резиденциями исчезает.

Номенклатура, пожалуй, с любопытством ознакомится с новым произведением Путило и его команды, но вряд ли узнает что-то новое для себя. К тому же у нее самой рыльце в пушку. Вообще вертикаль Лукашенко, при том что многие в ней наверняка не в восторге от той жести, которую практикует вождь, скована страхом и вряд ли рыпнется в ближайшей перспективе.

Степан Путило (в центре) со своей командой. Кадр: NEXTA / Youtube

Те, кто категорически против режима, получив такой концентрат разоблачительной фактуры, наверняка укрепятся в мысли, что система гнилая и ее надо поскорее менять (да, но как, когда против лома нет приема?). Возможно, к мысли, что так жить нельзя, придет и кое-кто из электорального болота.

Вместе с тем просмотр фильма может породить и такой вывод: даже если это лишь наполовину правда, то понятно, что главный герой будет биться за свой статус-кво аки лев. А это у части аудитории укрепляет фатализм.

Более того, по мнению иных комментаторов, фильм способен вызвать у Лукашенко такие эмоции, что репрессии станут еще более яростными, безжалостными. Впрочем, некоторые обозреватели полагают, что именно на это и рассчитывают авторы «Золотого дна»: спровоцировать главу режима на неадекватные действия, очередные грубые ошибки, которые способны стать триггерами возобновления протестов.

Многие белорусы эмоционально выгорели

И тут самое время вернуться к параллелям с фильмом команды Навального о дворце Путина. Тот фильм стал одним из триггеров недавних протестов в России. Но им предшествовала застойная внутренняя ситуация. На этом фоне арест Навального и разоблачительный фильм о главе тамошнего режима стали мощными раздражителями для политизированной части общества.

А вот сегодняшняя Беларусь — этакое поле после битвы. Первая волна белорусской революции разбилась о монолит режима. И теперь силовики ведут методичную, безжалостную зачистку очагов гражданского сопротивления и просто свободомыслия.

Минск, Беларусь. 22 августа 2020 года. Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС / Forum

За время после выборов 9 августа 2020 года белорусы, которые восстали против мерзостей режима, прошли через полосу колоссальных потрясений: избиения, пытки, смерти участников протестов, череда жесточайших приговоров… Многие психологически измотаны, эмоционально выгорели, в конце концов — адаптировались к шокам. И поэтому восприятие всяких разоблачений притупилось.

Новых «Крестных батек» пока не предвидится

Впрочем, можно провести и другую параллель — с сериалом «Крестный батька», который был запущен по НТВ перед белорусскими президентскими выборами 2010 года. Тогда Лукашенко получил колоссальную дозу пиаровского мочилова за то, что в очередной раз пошел на конфронтацию с российским руководством.

Посмотрев тот жесткач, многие в Беларуси решили было: ну все, теперь уж Кремль точно будет валить здешнего правителя. Однако незадолго до выборов тот слетал в Москву, чудесным образом замирился с тогдашним президентом России Дмитрием Медведевым и даже получил экономические бонусы. Короче, в решающий момент родство режимов перевесило.

Точно так же оно перевесило в августе прошлого года, когда Путин вписался за Лукашенко, чье кресло пошатнули невиданно мощные протесты. Поддержка со стороны Кремля имеет сейчас решающее значение для режима Лукашенко. Пока она сохраняется, любые фильмы типа «Золотого дна» (а команда Путило анонсировала продолжение работы в том же духе) белорусскому вождю не так уж страшны.

Александр Лукашенко и Владимир Путин во время встречи в Сочи, 22 февраля 2021 года. Фото: Алексей Дружинин / ТАСС / Forum

Режим колоссально взвинтил цену выхода на улицу

Самый же драматичный момент заключается в том, что недовольную часть общества ныне загоняют под плинтус жесточайшим образом. Насаждается тотальный страх.

Против участников протестов, журналистов, блогеров, правозащитников возбуждено множество уголовных дел. В стране уже 269 политзаключенных, и конвейер безжалостных судов продолжает работать. За те проявления гражданской активности, которые в «дореволюционное» время оборачивались штрафом или 15 сутками, сейчас лепят по два-три года колонии. К весенней сессии парламента готовятся драконовские поправки в уголовное законодательство, чтобы никто вообще не рискнул высунуться.

Короче говоря, режим колоссально поднял для недовольных им белорусов цену выхода на улицу. И если раньше многие твердили как аксиому, что грядет горячая весна, подразумевая вторую волну белорусской революции, то теперь такой уверенности нет. По крайней мере у аналитиков, поскольку команда Светланы Тихановской и другие штабы противников режима вынуждены артикулировать бравурную риторику.

Многое покажет День Воли 25 марта — сакральная дата старой белорусской оппозиции, годовщина образования Белорусской Народной Республики в 1918 году. К ней усиленно готовятся и наиболее решительные противники режима, и сам режим, прежде всего силовики. Сегодня председатель КГБ Иван Тертель доложил Лукашенко, что ожидаются попытки дестабилизации ситуации в стране в период 25–27 марта.

Белорусские силовики перекрывают улицу во время митинга оппозиции в Минске, октябрь 2020 года. Фото: Reuters / Forum

Когда может треснуть тонкий лед?

Но вполне возможно, что решающие события грянут позже. Лукашенко уже анонсировал референдум по новой конституции, который, скорее всего, пройдет в начале следующего года или даже в декабре нынешнего. Плебисцит, вероятно, совместят с местными выборами, затем, по идее, могут пройти внеочередные парламентские и президентские.

И вот эта череда электоральных кампаний в условиях, когда власть крайне непопулярна, а прогрессивная часть общества — как сжатая пружина, может породить новую, еще более мощную, чем в прошлом году, вспышку внутриполитического кризиса.

На недавнем Всебелорусском собрании Лукашенко, оценивая ситуацию перед своими приверженцами, заявил: мы-де теперь идем по тонкому льду. Во время грядущих электоральных событий этот лед вполне может разверзнуться. Причем под ним будет отнюдь не золотое дно.

Александр Класковский, политический обозреватель — для «Вот Так».

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие материалы