Что говорили свидетели на суде Андреевой и Чульцовой?

На суде выступили хозяева квартиры, откуда вели стрим, таксист и представитель «Минсктранса».

В суде Фрунзенского района Минска 9 февраля начался процесс над журналистками «Белсата» Екатериной Андреевой и Дарьей Чульцовой. Журналисток обвиняют по ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок»). Екатерине Андреевой и Дарье Чульцовой грозит до трех лет лишения свободы.

Дар’я Чульцова і Кацярына Андрэева ў судзе Фрунзенскага раёну. Менск, Беларусь. 9 лютага 2021 году. Фото: АВ / Белсат

Первый свидетель – Николай Скорина – мужчина пожилого возраста, живущий на площади Перемен. В течение трех часов он стоял у окна и видел, что не ходит 18-й автобус. Журналисток свидетель не видел. В тот день он звонил в милицию, так как из машины, стоявшей возле дома, «координировали протестующих».

Второй свидетель – Елена, она была в гостях у хозяев квартиры, откуда вели стрим журналистки. Женщина говорит, что на проезжей части людей было немного. До Орловской она смогла доехать на маршрутке – а дальше маршрутка не поехала. Люди, вошедшие в квартиру, не представились. До этого они около 20 минут стучались в дверь. Хозяин квартиры сказал, что открывать не будет. Испугались все: хозяева, их дети, журналистки. Свидетель отмечает, что не слышала от девушек никаких призывов.

«Люди знали, что на площади Перемен есть журналисты, которые ведут стрим»

Третья свидетельница – Лилия Мороз, хозяйка квартиры. Говорит, девушки позвонили ее мужу и попросили поснимать. Хозяева квартиры не знали, что это журналистки «Белсата», хотя жилеты «Press» на корреспондентках были. От девушек свидетель слышала только комментарии, никаких призывов не было. Перекрытие дорог не было организовано, так как люди двигались хаотично.

Четвертый свидетель – Дмитрий Мороз, хозяин квартиры, откуда Андреева и Чульцова вели стрим. Дмитрий Мороз рассказывает, что ему позвонил какой-то мужчина, который спросил, могут ли журналистки провести стрим из его квартиры. Девушки пришли в 12 часов дня. У них был жилет с надписью «Press». Что они говорили в эфире и о чем разговаривали между собой, мужчина не помнит.

Также Дмитрий Мороз утверждает, что общественный транспорт ходил. Прокурор спрашивает, когда он заметил, что движение остановлено, и почему оно остановилось. Свидетель говорит: «С одной стороны стояли люди, а с другой – бусы».

Площадь Перемен. Минск, Беларусь. 15 ноября 2020 года. Фото: Белсат

Дмитрий Мороз признает, что не сразу открыл дверь в квартире, так как не понял, кто стучит. Это он осознал уже после – когда у них было 7-8 силовиков. Обыск шел два-три часа. Забрали цифровую технику, ноутбуки, телефоны, фотоаппарат, флэшкарты. На следующий день Морозу позвонил адвокат одной из журналисток – он согласился быть свидетелем по административному процессу. Также мужчина пропустил звонок не из Беларуси, отвечать не стал.

«Со стороны обвиняемых я не видел противоправных действий, иначе я бы их попросил выйти», – уверяет Мороз.

Пятым выступил Роман Пранович от «Минсктранса». Роман Пранович в «Минсктрансе» отвечает за организацию транспортного движения. Утверждает, что на Пушкинской и Червякова была задержка транспорта. Материальный ущерб – 11 000 руб.

Роман Пранович подтверждает, что была нарушена работа транспорта, соответственно были потери. Работник «Минсктранса» утверждает, что милиционеры и ГАИ не блокировали движения транспорта, но именно из-за демонстрантов происходили перебои.

«Почти три месяца за решеткой». Суд над журналистками «Белсата». Онлайн

Шестой свидетель – муж Екатерины Игорь Ильяш. Судья спросила у Игоря, возможна ли деятельность журналиста на территории Беларуси иностранного СМИ без аккредитации. Игорь говорит, что это спорный вопрос: правовая практика показывает, что это административное правонарушение. Далее судья спросила, допускается ли, чтобы в работе журналиста совершались противоправные действия или призывы к ним. От этого вопроса Игорь в шоке.

Седьмым допрашивали водителя такси. Ему задали вопрос о том, в каких отношениях он с обвиняемыми. Это вызвало недоумение у свидетеля, который ответил, что ни в каких.

Адвокат Андреевой: «Я не услышал ничего, что свидетельствовало бы об уголовном действии со стороны Дарьи или Екатерины»

ИК/МВ, belsat.eu

 

Новости