7 вещей, которые нужно знать о пенсии, даже если не хочется думать о старости

Если не будете следить за страховым стажем, можете остаться с пенсией $ 60. Но даже если сделаете все правильно, средняя пенсия сейчас не превышает $ 200. Что делать? Этой статьей «Белсат» начинает новый цикл «Как жить будем?» – о важных проблемах настоящего и будущего.

Иллюстративное изображение. Фото: АВ / Белсат

По данным Национального статистического комитета, в Беларуси на конец 2020 года было 2 485 800 пенсионеров, средняя пенсия по возрасту за январь–март 2021 года составила Br 512,3 рубля (38,8% от средней начисленной зарплаты), при этом 24,7% пенсионеров еще работали. Пенсионный возраст сейчас составляет 57,5 года для женщин и 62,5 года для мужчин, в 2022-м его повысят до 58 и 63 лет соответственно.

Что делать, чтобы пенсия была лучше, и как не остаться с копеечной социальной пенсией? «Белсат» спросил Наталью Щербину, ведущего специалиста по социальным исследованиям негосударственного исследовательского центра ИПМ.

Пенсионеры сидят на скамейке и разговаривают. Минск, Беларусь. 1 июня 2021 года. Фото: АК / Белсат

Большинство не волнует пенсия, пока не приблизится перспектива на ту пенсию жить

«Не так много людей у нас задумывается о пенсионной системе в отношении самых себя, – говорит Наталья Щербина. – Есть какая-то абстрактная пенсионная система, и мы думаем, что же с ней будет. Но люди не часто начинают выстраивать свои профессиональные стратегии, согласно расчету на будущую пенсию».

В опросе 2019 года (результаты – в PDF-файле) исследователи ИПМ узнали, что совсем немного белорусов углублены в пенсионную тему хотя бы на уровне понимания. Когда людей спросили, думают ли они, что будут делать на пенсии, и задумываются ли о доходах, лишь около 14 % моложе 50 лет ответили положительно. Накопления начинают чаще делать, когда уже приближается пенсионный возраст, а значит, времени и возможностей что-то сделать уже мало.

Blacktower: Беларусь – худшая для пенсионеров страна Европы

Самый распространенный вариант ответа белорусов на вопрос о пенсиях – «зачем об этом думать, мы не доживем». У белорусов нет традиции рассуждать о старости и персональных стратегиях. «Тема не то что табуирована, но не популяризирована», – говорит Щербина. А знать нужно как минимум следующие семь вещей.

Пенсионеры разговаривают возле подъезда. Минск, Беларусь. 1 июня 2021 года. Фото: АК / Белсат

1. Проблемы пенсионного фонда неизбежны, так как население стареет

Фонда социальной защиты уже сейчас не хватает собственных денег на выплаты пенсий – государство поддерживает фонд из бюджета. Только за І квартал 2021 года в фонд добросили Br 700 миллионов.

А с каждым годом дефицит в фонде растет. Пока за счет бюджета покрывают не настолько значительные суммы, говорит Щербина: менее 1% валового внутреннего продукта страны. Но Международный валютный фонд прогнозирует, что при отсутствии изменений через 10–15 лет дефицит фонда дорастет до 5% ВВП.

«Это прогнозная цифра, которая не говорит ни о чем, кроме того, что у нас процессы старения будут набирать оборот, сокращение доли трудового населения не приостановится, рождаемость продолжит падать. Ожидать улучшения за счет естественного прироста не приходится», – объясняет Щербина и добавляет, что это нормальная проблема для многих стран, но к этому нужно приспосабливать пенсионную систему.

В конце прошлого года власти анонсировали переформатирование пенсионной системы, но конкретных действий и дат не предложили.

Более 90% белорусов не верят в безбедную старость на пенсии

2. Есть частные пенсионные фонды, но у людей нет денег и доверия

«Если ты думаешь о пенсии, если ты этим озабочен, ты должен что-то делать. А возможности что-то делать у нас ограничены», – рассуждает специалист.

Система добровольного пенсионного страхования (для дополнения к государственной пенсии) в Беларуси слабо развита. По словам исследователя, пенсионным фондам негде развернуться: у них немного возможностей зарабатывать, так как немного инвестиционных возможностей для вложения средств. Нет и доверия к стабильности долгосрочных взносов: хотя государство гарантирует сохранение взносов, люди верят разве что в надежность краткосрочных вкладов, так как помнят о потере вкладов после распада СССР.

Пенсионерка идет домой с пакетами. Минск, Беларусь. 1 июня 2021 года. Фото: АК / Белсат

Откладывать на «вторую пенсию» предлагают только государственная компания «Стравита »(от «Белгосстраха») и частная «Приорлайф» (от «Приорбанка»). Они дают возможность откладывать как в белорусских рублях, так и в иностранной валюте. «Стравита» приводит такой тариф для примера: чтобы получать по Br 250 ежемесячно в течение 10 лет, 50-летнему мужчине нужно ежемесячно платить по Br 135,49, 50-летней женщине – по Br 240,27, 30-летним – по Br 34,03 и Br 44,3 соответственно.

Но основная проблема пенсионного страхования (как и вложения денег в долгосрочные депозиты) в том, что у белорусов просто нет лишних денег, которые можно было бы откладывать на старость, отмечает Щербина. Так и говорили в опросе 2019 года: когда спрашивали, почему не откладывают на старость, люди всех возрастов чаще выбирали ответ «нет свободных денег».

Женщина пожилого возраста сидит на скамейке и читает газету. Минск, Беларусь. 1 июня 2021 года. Фото: АК / Белсат

3. Государственная пенсия мало зависит от того, сколько человек зарабатывал

В Беларуси действует так называемая солидарная пенсионная система. Это не «сколько отложишь, столько получишь»: люди, которые работают сейчас, делают взносы, из которых платят пенсии нынешним пенсионерам. В белорусской системе дифференциация размеров пенсий мала, индивидуальный коэффициент заработка мало влияет на размер пенсии (статья 56 Закона о пенсионном обеспечении дает результатом то, что зарплаты более 130% от средней зарплаты почти не учитываются в пенсии). Это формирует соответствующее отношение у людей: ничего ни от чего не зависит.

Если перед молодыми людьми стоит выбор между официальной зарплатой с отчислениями в Фонд социальной защиты и большими деньгами, но «в конверте», чаще выбирают большие деньги сейчас, говорит исследователь. Взгляды меняются с возрастом: старшие люди в основном отдают предпочтение официальному трудоустройству с соответствующими отчислениями из зарплат.

4. Сейчас идет реформа, которая решает проблему «в моменте»

Сейчас в Беларуси идет в определенном смысле реформа пенсионной системы: поэтапно увеличивают возраст выхода на пенсию и необходимый для получения пенсии минимальный страховой стаж (это не общий трудовой стаж, а время, когда уплачивались взносы в Фонд социальной защиты). Щербина видит две проблемы реформы.

Иллюстрационное фото. Марш мудрости. Минск, Беларусь. 30 ноября 2020 года. Фото: ТК / Белсат

Во-первых, пока эти увеличения длятся, количество пенсионеров (а значит, и нагрузка на пенсионный фонд) не растет. Но увеличивать пенсионный возраст не собираются до бесконечности, а значит, по окончании увеличения возраста в 2022 году количество претендентов на пенсию снова начнет расти, так как растет число людей в зрелом возрасте.

Вторая проблема – риск попасть в пенсионную ловушку для людей, которые не рассчитывали на такие изменения в пенсионной системе.

5. Нужно следить за страховым стажем, чтобы не попасть в пенсионную ловушку

До 2013 года нужно было всего 5 лет страхового стажа для получения пенсии по возрасту, потом минимальный стаж повысили до 10 лет, потом до 15… В 2021-м минимальный стаж составил 17,5 лет, его будут поэтапно повышать до 20 лет в 2025-м. Министерство труда предлагало просто еще поработать тем, кому не хватает страхового стажа.

А стажа может не хватать не только тем, кто осознанно уклонялся от выплат в Фонд социальной защиты, но и тем, кто работал официально и получал зарплату легально. Например, если человек работал по договору подряда, а отчисления в Фонд социальной защиты не были должным образом прослежены и зафиксированы. Женщинам тяжелее: в страховой стаж не включают отпуск по уходу за детьми и тем более время, когда женщина «работает домохозяйкой». Также не включают уход за людьми пожилого возраста или детьми с инвалидностью.

По словам исследователя, люди в опросе возмущались тем, что «нельзя же менять правила во время игры». Многие на такое не рассчитывали, а «добрать» страховой стаж может быть непросто: на работу много где (особенно в малых городах) неохотно берут людей пожилого возраста.

Ці варта ў Беларусі назапашваць на старасць, уклаўшы грошы ў кватэры?

6. Что будет, если не хватает страхового стажа?

Тогда в Беларуси выплачивают социальную пенсию в размере 73 % бюджета прожиточного минимума пенсионера. На момент публикации это 151 рубль 15 копеек в месяц. Или предлагают идти работать.

Если среднемесячный доход человека меньше бюджета прожиточного минимума, можно написать заявление на получение государственной адресной социальной помощи, но такие выплаты могут делать только от 1 до 6 месяцев в год. На период более 6 и до 12 месяцев такие выплаты могут назначить одиноким инвалидам І и ІІ группы, одиноким людям старше 70 лет, неполным семьям с ребенком-инвалидом.

Пенсионерка идет домой с пакетами. Минск, Беларусь. 1 июня 2021 года. Фото: АК / Белсат

7. Что делать молодым?

Давать советы в такой ситуации – неблагодарное дело, считает Щербина. Например, можно было бы посоветовать вкладывать деньги в иностранные пенсионные фонды, но тогда нет гарантии правильного выбора фонда и страхования от ошибки.

«Когда моей дочке будет 18 лет, что я могу ей сказать? Вкладывайся в образование, в работу, открывай свое дело и рассчитывай только на себя», – рассуждает исследовательница.

Она уверена, что если пенсионная система сохранится в неизменном виде, ее ресурсов не хватит на обслуживание пенсионеров, доля которых в населении будет становиться все большей. Пенсионные выплаты тогда будут уменьшены. Если же систему менять, новые реформы могут быть рискованными, процесс изменений будет нескоро, а переходный период – непростой.

АА/ИР belsat.eu

Новости